29.11.2019:  КАЖДЫЙ ГОД ПРОСТОЯ СИТУАЦИИ С УКРАИНОЙ УСУГУБЛЯЕТ НЕОБРАТИМЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
   
   
   
   
   
   Когда подписывался «минск», Захарченко тянул как мог. Плотницкий подмахнул сразу, а Захарченко, по воспоминаниям очевидцев, все ждал, что возьмут Мариуполь, нервничал и просил любыми способами затянуть процесс… но не вышло. Не затянуть – взять Мариуполь. Тогда никто не понимал, что произошло на самом деле. Митингов на улицах не было, подписантов никто не распял. Я тоже принял это без особой внутренней драмы: я рассудил, что если первый «минск» не стал чем-то долговременным, то и второй недолго просуществует – скоро мы двинем вперед и подпишем третий «минск» на берегах Днепра.
   Но не тут-то было. Последние несколько лет можно смело назвать минским периодом. Никогда так часто и с таким негативом столица Белоруссии не склонялась на нашей земле, в конце концов слово распочковалось на два понятия, и теперь при произнесении «минск» у нас никто сразу не думает, что речь идет о городе – ассоциации возникают совсем иные. Как там у Пушкина? «Москва... как много в этом звуке для сердца русского слилось...» А для нас в звуке «минск» и совсем без намека на восторг.
   Но я бы после всех «минских» мытарств Донбасса никогда не подумал, что скажу подрасстрельное: сегодня нужно, чтобы Россия требовала безусловного выполнения «минска». А пока вы не нажали на спусковой крючок – объяснюсь: Россия должна требовать жесткого соблюдения формы и содержания «минска», не позволяя Украине по-своему трактовать положения этого кабального документа. Анализируя состояние Украины, у меня нет сомнений в том, что она сегодня не способна реализовать у себя ключевые положения договоренностей. Если разведение по сторонам 50 человек на отдельных участках вызвало столько проблем – я представляю, сколько их и каких возникнет при принятии закона, например, об амнистии «боевиков»....
   Здесь не следует ждать от меня славословий в стиле «вот как мы их ловко загнали», «как мы не оценили гений тех, кто работал над ситуацией в момент подписания “минска”» или «наконец-то до меня дошло, что «“минск” – это единственный выход из ситуации». «Минск», как бы он ни был грамотно составлен, – это наша капитуляция, и это прежде всего. И то, что сегодня он вдруг начал играть роль, которая по ошибке может быть расценена как положительная – это неверно. Все это выглядит примерно так: тренер меня когда-то учил, что если ты попал на хороший захват и тебя бросают – твоя задача вывернуться и приземлиться коряво, чтобы противнику засчитали меньше баллов, а не как за чистый бросок. Это и есть «минск» – наше изворачивание в воздухе в желании минимизировать результат более удачной работы противника.
   Пока мы цеплялись и цепляемся за «минск», Украина превращается в шахида: себя убью, но и соседей не пожалею. Те изменения, которые в ней происходят, пока мы упорно говорим, что они свои и русские, скоро приведут к тому, что мы первыми будем открещиваться от такого родства. Точнее, первыми это сделали они, заявив, что Украина – не Россия – и они правы: Украина действительно не Россия. Но люди, земля, города – русские. Пока. Но боюсь, скоро от этого останутся одни воспоминания. И если «минск» поможет, чтобы этого не случилось, – я первым признаю свою неправоту. Но, наблюдая происходящее, я уже вижу необратимые последствия, и каждый год простоя их только усугубляет.
   

Александр ХОДАКОВСКИЙ,
   Русская народная линия




  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION