11.07.2009: «В КУЛЬТУРЕ ГЛАВНОЕ - ЧЕМУ ТЫ СЛУЖИШЬ»
   
   
   Творческого наследия тридцатитрехлетнего художника Кирилла Киселева хватило бы на нескольких мастеров: иконописца, портретиста, пейзажиста, исторического художника. «Все мое детство я рисовал, когда другие играли», - говорит он. Потом другие гуляли парочками, учились пить и курить в веселых студенческих компаниях. После окончания учебы бывшие однокурсники «делали» карьеры, пробивали себе дороги среди конкурентов... У всех были свои игры. А он - рисовал. За свою жизнь он создал более двух тысяч произведений в различных жанрах.
   Его работы можно увидеть в собрании Академии живописи, ваяния и зодчества И.С. Глазунова, монастырях, храмах, частных коллекциях и кабинетах высших лиц государства, а для всех желающих они доступны на сайте художника, который я посетила с большим интересом.
   Редко можно встретить художника, великолепно пишущего историческую картину, портрет, пейзаж, натюрморт... Пейзаж Москвы конца XIX века, икона святой блаженной Матроны Московской, мирный натюрморт с сиренью и воздушный бой Великой Отечественной войны... Эти картины очень разные, но их всех объединяет то, что художник славит в них Создателя: он любуется красотой сотворенного Богом мира, восхищается Россией, подножием престола Божиего, высотой подвига людей, положивших жизнь «за други своя», иконописным языком славит святых, исполненных любви к Отцу небесному.
   Одна из работ Киселева Кирилла - икона «Преподобный Серафим Саровский и св. Царственные мученики» - открытие в иконописи. В ней художник показал, что задолго до того, как вся Православная Церковь прославила Царя, это сделал преподобный Серафим. Духовная связь между этими великими русскими святыми показана удивительно просто и потрясающе глубоко!
   Ласковый, задумчивый, кроткий Батюшка Серафим, живший задолго до рождения Царственных мучеников, держит в руках их икону, на которой они уже прославлены как святые! Здесь все: и любовь Батюшки к России, и печаль, и молитва за нее, и знание о грядущих страшных страданиях, и ведение, что страдания станут мученичеством и обернутся к славе Божией. Через много лет письмо преподобного, врученное Государю Николаю II, пророчество Святой блаженной схимонахини Параскевы, Паши Саровской, и других праведников помогли Царю, Царице, их детям и их верным подданным достойно подготовиться к принятию мученического венца. На иконе мы видим, что преподобный Серафим - не зритель, а участник этого таинства, и участие это - вне времени. Здесь - не встреча преподобного и Царя с семьей, чего в реальности не могло быть. В руках преподобного Серафима их икона - образ Будущего, которое в духовном пространстве, где нет времени, уже и Настоящее и Прошлое одновременно.
   Икона была написана еще до прославления святых Царственных страстотерпцев в России, когда они были причислены к лику святых только Зарубежной Церковью. Художник рискнул написать икону еще не прославленных тогда святых, память которых подвергалась и продолжает подвергаться не меньшим нападкам, чем подвергалась их жизнь. В этом проявилось стремление художника идти узкими и непроторенными путями. Но не стоит путать такое стремление с дешевым эпатажем некоторых так называемых «авангардных художников». Наоборот, стремление к созданию новых, иногда необычных икон и картин у Кирилла Киселева имеет прочное основание в традициях классической живописи, а также на канонах православной иконописи. Ведь истинное развитие возможно только на основе традиций, а истинное искусство - только на основе высокой степени мастерства.
   Кирилл Валентинович говорит: «Культура - от слова «культ». В ней главное - чему ты служишь. Сила твоего таланта - это не добродетель сама по себе. Это - только сила, данная Богом, которая не отнимется, даже если ты ее используешь во зло, как не отнял Бог ангельские силы у бесов, отступивших от Него. А грань между добром и злом очень тонка, и ее можно увидеть, только если ты живешь по заповедям Божиим. Сама проблема выбора между добром и злом в полной мере может встать только перед православным человеком. Так как только Православие дает возможность различения между светом и тьмой, Богом и маммоной. Неправославный человек, даже если он и не делает ничего, казалось бы, дурного, не может и принести настоящую пользу. Ибо, как сказано в Евангелии, кто не собирает со Христом, тот расточает.
   

Петр Аркадьевич Столыпин


   Особенно это касается иконописи, которую называют «Богословием в красках». Настоящий богослов - это не тот, кто много говорит или знает о Боге, а тот, кто узрел Его чистым сердцем. Для этого нужно всю свою жизнь строить в соответствии с теми принципами, которые проповедуешь. Только это не даст скатиться в кювет с узкого пути к Царству небесному, а в живописи - соскользнуть ни в натурализм, с одной стороны, ни в абстракционизм и самовыражение - с другой».
   Кирилл Киселев написал целую серию пейзажей Москвы XIX века, века расцвета Российской Империи, освещенного уже лучами ее заката. При этом ему характерно стремление показать не только проверенные, вошедшие в историю, всеми уважаемые сюжеты, но и то, что зрители еще не видели. И вдохновение для всех картин, даже для исторических, он ищет в реальности, что отличает его от других православных художников, которые чаще всего пишут только общеизвестные исторические сюжеты. Кирилл Киселев говорит: «Доходит до того, что один известный художник, привыкший создавать свои полотна по старым книгам, написал лесной пейзаж с фотографии из книги «Пейзажи Подмосковья» 70-х годов! Но ведь лес и сейчас выглядит также! Неужели трудно до него дойти? Не трудно. Здесь дело не в этом, а в том, что художник разучился получать впечатления из окружающего его мира и реагирует только на книги. Так, организм, привыкший к искусственным витаминам, теряет способность получать их из обычной пищи. В этом частая проблема не только православных художников, но и слишком многих православных людей вообще: излишняя фиксация на упрощенно понимаемом и часто идеализированном прошлом, которое кажется понятным и безопасным. Это - один из наиболее распространенных среди православных способов ухода от реальности».
   Стремясь отражать в своих картинах не только славное прошлое, но и настоящее, Кирилл Киселев создал картину «Ноев ковчег» - образ современной возрождающейся Церкви, которая, как ковчег, спасает от гибели тех, кто взят на ее борт. Он написал ее, вдохновленный образом жизни монастыря, где он жил по монашескому уставу в течение нескольких месяцев. Игумен монастыря, по завету преподобного Сергия, не имел привилегий, жил в обычной келлии, работал наравне с братией, хотя и немолод он был уже. В прошлом он был капитаном корабля. Однажды попало судно в сильнейшую качку, перевернулось и должно было вот-вот затонуть. Капитан прежде скрывал свою веру, но в этот момент прилюдно встал на колени и молил Бога помиловать команду и его. И чудо было явлено! Потрясенный капитан стал монахом, а спустя годы - игуменом монастыря, и повел уже духовный корабль через житейское море - к спасению.
   Долгом художника, своим долгом Кирилл Киселев считает создание образов, которые возвышают зрителя, повествуя о красоте, наполняющей Божий мир. Увидеть ее можно, только когда поднимешь глаза от земли. И, прежде всего, это - красота человеческой жизни, когда эта жизнь проникнута верой и подвигом, из веры произрастающим. Поэтому в ответ на вопрос о творческих планах Кирилл Киселев рассказал о задуманных им портретах известных православных старцев. Он говорит, что смысл портретов с изобретением фотоаппарата давно перестал заключаться в фотографической передаче внешности человека. В любом случае фотография выиграет по сравнению с самым точным портретом. Истинный смысл художественного произведения - в том, чтобы создать образ человека, отражающий суть его души. А икона - это образ, предельно обобщенный - настолько, что превращается в символ.
   Но даже и о пейзаже природы или города в работе художника нужно говорить так же, как и о портрете. Только здесь нужно передать уже обобщенный образ и «душу» города или природы. Так, чтобы зритель почувствовал свежесть лесного воздуха, услышал шум листвы и увидел самое главное - невидимое присутствие Бога во всем Его творении.
   

М. Н. ЦЫГАНКОВА


   
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION