22.05.2008: ГОЛОВОЛОМКА "ОСТРОВА СОКРОВИЩ" (окончание)

   Где же находится настоящий Остров Сокровищ? Стивенсон лишь намекнул на разгадку.
   В конце романа герои на "Испаньоле" заходят в ближайший порт Испанской Америки ("the nearest port of Spanish America") для набора новой команды. Только так они могут вернуться домой, в Англию.
   Кого они встречают в неназванном "ближайшем порту"? Лодки, полные негров и мексиканских индейцев ("...shore boats full of Negroes and Mexican Indians")!
   Значит, этот порт в Испанской Мексике, в северо-западной части Карибского моря. По пути туда "Испаньола" преодолела неблагоприятные ветры и дважды перенесла сильные штормы (fresh gales - штормы силой в 8 баллов!), герои были измождены. Так пишет Стивенсон в эпилоге: "with baffling winds and a couple of fresh gales, we were all worn out before we reached it".
   
   Где в Карибском море рождаются ураганы? Только в Мексиканском заливе. Сильные, пронизывающие северные ветры сметают всё на своём пути с сентября по март. Южные ветры дуют постоянно. Пользуясь ими, можно подняться к мексиканскому полуострову Юкатан, обогнуть его и войти в залив Кампече, западную часть огромного Мексиканского залива. Попади "Испаньола" в сезон ураганов (сентябрь - март), её разнесло бы в щепки.
   Стивенсон почти открыто говорит именно об этой части Карибского моря. Письмо Трелони из Бристоля о найме корабля "Испаньола" датировано 1 марта 17.. г. Старый друг Трелони, судовладелец Блэндли, должен прислать на помощь второй корабль, если "Испаньола" не вернётся в Бристоль до конца августа (гл. 7). В эпилоге (гл. 34) говорится, что "Испаньола" успела прибыть в Бристоль, "... когда Блэндли начал обдумывать, как снарядить второй корабль".
   Следовательно, весь план путешествия был в полной зависимости от сильнейших северных ветров Мексиканского залива. Когда в марте они стихают, тогда выйти в море. Но успеть вернуться до сентября - начала ураганов.
   Именно в заливе Кампече находился единственный порт Испанской Мексики - Веракрус. Он был основан в 1519 году Эрнаном Кортесом, известным испанским завоевателем Центральной Америки. В 1599 году испанский вице-король Мексики Гаспар де Суньига, граф де Монтеррей, повелел укрепить Веракрус. Город-порт стал испанским оплотом.
   Рядом находилась первоклассная крепость - Сан-Хуан де Улуа, закрывавшая вход и выход в порт Веракрус. Расположенная на острове в километре от берега, она простреливала окрестности. Сейчас эта крепость - часть разросшегося Веракруса, соединённая волнорезами с основной пристанью.
   Стивенсон пишет, что порт, куда зашли герои в конце своих странствий, лежал в "самом прекрасном закрытом заливе" - in most beautiful land-locked gulf. Под это определение подходит только залив Кампече, сильно вдающийся в глубь Мексики, и порт Веракрус.
   Как раз в окрестностях Веракруса испанцы поселяли негров-рабов. Негры, смешиваясь с индейцами, дали народность "лобо". Так что именно в Веракрусе герои романа могли встретиться и с неграми, и с мексиканскими индейцами.
   Сейчас в Мексике негров-"лобо" уже нет. Их потомки растворились среди потомков испанцев и индейцев.
   Стивенсон пишет, что в "ближайшем порту Испанской Америки" герои встретили английский военный корабль ("an English man-of-war). Значит, "ближайший порт Испанской Америки" - это не маленькая гавань, а надёжное пристанище для крупных судов других держав.
   Таким и был порт Веракрус. Других на восточном побережье Испанской Мексики не было!
   Как раз в "ближайшем порту Испанской Америки" с корабля "Испаньола" бежит Сильвер, прихватив с собой огромные деньги - 300 или 400 золотых гиней. То есть, Сильвер бежит в порту Веракрус.
   Другие вместительные порты Испанской Америки - Портобелло (в Панаме) и Картахена (в нынешней Колумбии) - не годятся для героев романа Стивенсона. Там не было мексиканских индейцев. И чтобы достигнуть Портобелло или Картахены, не надо было преодолевать изматывающие северные ветры.
   И, наконец, путь на юг, к Портобелло или Картахене, удаляет от Англии.
   Веракрус, наоборот, более всего подходит для возвращения в Англию. Уже в XVI веке испанцы опробовали два пути. Первый, мимо северного побережья полуострова Юкатан через Карибское море, вёл к испанской Флориде. Второй путь - строго вдоль побережья Мексиканского залива.
   Из испанских источников видно, что Веракрус не раз был разграблен пиратами, подвергался блокаде эскадр иностранных держав, опустошался эпидемиями чумы и ураганами. Но испанцы укрепляли Веракрус вновь и вновь. В крепости Веракрус были даже отдельные ворота для въезда вице-короля Мексики (наместника испанского монарха).
   В 1746 году (как мы помним, действие романа "Остров Сокровищ" происходит в 1748-1749 годах) крепостные стены Веракруса ждали незваных гостей во всеоружии. 120 пушек и 3 огромные мортиры были готовы открыть огонь.
   Лучшей гавани нельзя было найти! Да и настоящий, исторический пират Хокинс (прототип героя романа Стивенсона) и другие английские капитаны кораблей были атакованы эскадрой дона Мартина Энрикеса, испанского вице-короля Мексики, как раз у Веракруса, у крепости Сан-Хуан де Улуа в сентябре 1568 года.
   Шестичасовой бой закончился разгромом англичан. Тогда Хокинсу еле удалось уйти от испанцев. Корабль Хокинса дал течь, не было продовольствия, приходилось есть крыс и попугаев. Многие английские моряки попали в застенки испанской инквизиции, другие умерли, с голоду наевшись мяса в, казалось бы, безопасном порту по пути домой. В январе 1569 года с Хокинсом в Англию вернулось всего 15 человек. Уцелевшие доложили: "Всё потеряно, спасена только честь".
   Так что Хокинсу, герою романа, "на роду написано" зайти в порт Веракрус в эпилоге "Острова Сокровищ".
   И раз Веракрус - "ближайший порт Испанской Америки", следовательно, настоящий Остров Сокровищ лежит где-то в западной части Карибского моря, а не в восточной, облюбованной офшорными зонами и богатыми туристами.
   В романе, в гл. 30, уже на Острове Сокровищ доктор Ливси лечит больных пиратов, чтобы, как он говорит, "не потерять человека для короля Георга (Бог да благословит его!) и для виселиц". Среди пиратов начинается лихорадка. Их лагерь разбит на "омерзительном, зловонном болоте". Угроза малярии - новость для Сильвера.
   Именно в западной части Карибского моря есть Москитный берег, ныне поделенный между двумя государствами - Никарагуа и Гондурасом. Гондурас известен как образцовая банановая республика, не только в хозяйственном, но и в политическом смысле. В Никарагуа десятилетиями правило семейство диктаторов Сомоса, связанных с "Ротари-клубом" и Ватиканом. Потом их свергли левые повстанцы, тоже не забытые банком Ватикана.
   В Гватемале два мира. Правящий "ладинос" (не "латинос"!) и нищий - индейцев. "Ладинос" - это как генерал Ромео Лукас Гарсиа ("президент" в 1978-1982 гг.), при котором каждое утро на обочинах дорог находили тела убитых, или генерал Эфраим Риос Монтт ("президент" в 1982-1983 гг.), обвиняемый в геноциде индейцев.
   Сейчас Эфраим надел светский костюм и заправляет партией "гватемальский республиканский фронт". Она, кстати, самая богатая в стране. В избранном в 2004 году парламенте "пятого созыва" у Монтта - вторая по величине фракция. Но официальный лидер партии - Иисус Христос?! (Как в ордене иезуитов?) Председатель партии сейчас не генерал Риос Монтт, а Луис Раббе.
   "Ладинос" - акционеры доходного "гражданского общества". У бедных индейцев своя жизнь. Но при постоянной нищете здравоохранение никого не охранит. В Гватемале 74 % территории страны поражены малярией, и это даёт более 40% заболевших по всей Центральной Америке.
   Ежедневная угроза в этих краях - не только малярия, но и опасная тропическая лихорадка с температурой под 40 градусов и судорогами. От неё до сих пор нет вакцины. Малярию и тропическую лихорадку переносят москиты, размножающиеся в стоячей воде и жарком климате.
   Короче говоря, эти страны - не туристический рай и поэтому менее изучены мнимо-научными экспедициями.
   И, скорее всего, настоящий Остров Сокровищ лежит именно там - вблизи от Никарагуа, Гондураса, Белиза (бывший Британский Гондурас) и Гватемалы.
   Наконец, нельзя отвергать и возможность, спрятанную в названии корабля "Испаньола". Испаньола (Эспаньола) - это остров Гаити, разделённый ныне на два государства: Республику Гаити и Доминиканскую республику. К государству Гаити приписаны и несколько крошечных островков, в том числе и остров Тортуга - пристанище карибских пиратов XVII-XVIII веков.
   В самом начале романа (гл.1) старый пират Билли Бонс пугает постояльцев гостиницы "Адмирал Бенбоу" своими рассказами - о "каменистой Тортуге и диких делах и уголках Испанских морей". Значит, и Флинт бывал на Тортуге, совсем рядом с Гаити.
   Правда, искать что-либо на Гаити небезопасно. С 1957 по 1986 год там правило семейство Дювалье - "папа-Док" и отпрыск - "бэби-Док". Их генерал Анри Намфи - уже современник нашей гласности. Изгнав "бэби-Дока", он начал гаитянскую перестройку. И Дювалье, и их генералы, - негры и мулаты, погрузившие Гаити в пещерный оккультизм (т.н. "религия вуду").
   Хотя "папа-Док" и считался доктором, но Гаити от малярии он так и не вылечил. Американские войска высадились на Гаити в 1994 году, но быстро обнаружили - даже бронежилеты не спасали от москитов и болезней.
   Если верить справочнику МИД РФ "Страны мира" (М., 2006, с. 118-119), Гаити уверенно шагает по пути демократии - от выборов до выборов. Но в 2007 году я встретил в центре Москвы негра-гаитянца и разговорил его. Он боязливо признал, что на Гаити все живы и здоровы - и религия вуду, и бывшие гвардейцы "бэби Дока", и даже генерал Анри Намфи - из-за кулис влияет на политику.
   Когда на Карибах такой хаос, где уж искать пиратские сокровища XVII-XVIII веков. Надо смотреть, чтобы самих исследователей (если такие объявятся), не ограбили дочиста и не посадили в тюрьму.
   Очертания подлинного Острова Сокровищ наверняка не те, что нарисованы Стивенсоном. Иначе бы загадку давно отгадали. И "Стоянка капитана Кидда" - это ещё один намёк. Ищите, дескать, "мой" Остров Сокровищ так, как вы ищите сокровища Кидда. Если повезёт - найдёте!
   Выскажу догадку. Стивенсон знал какое-то семейное предание, чей-то рассказ о подлинных сокровищах в Карибском море. Пиратское прозвище Сильвера - "барбекю" ("целиком зажаренная туша", "большая рама с решёткой для жарения или копчения мяса большими кусками"). Любопытно, что слово "барбекю" пришло в английский язык из Карибского моря - с Гаити (Испаньолы) или от индейцев Гвианы, страны-соседа Венесуэлы.
   Сильвер гордится - его попугай "капитан Флинт", быть может, птица двухсотлетнего возраста (гл. 10). Птица видела и Суринам, и Провиденс, и Портобелло (жертва набега Моргана). Но это опять - Карибское море! Правда, попугай бывал и на Малабаре, и на Мадагаскаре, на перевалочных пиратских стоянках. Но главный их оплот - Карибы!
   Эдинбург - портовый город. Стивенсоны, напомню, строили и налаживали маяки. Не все тайны безопасно предавать огласке. Английское сутяжничество и долговые тюрьмы многих вынуждали к сдержанности и уклончивости.
   Тогда писатель решил написать роман. Его пасынок любил приключения. По просьбе пасынка Стивенсон нарисовал карту Острова Сокровищ и сочинил "выдумку". Но премьер-министр Гладстон, тоже шотландец, как и Стивенсон, сразу всё понял.
   Кого узнал в романе Гладстон? Это тайна. Гладстон был человек с отличной памятью и сильным умом, но очень скрытный. Его многотомные дневники полны деловыми записями, близкими к тайнописи.
   Отец Гладстона был богатым плантатором-работорговцем в Карибском море в начале XIX века. Может быть, в родословной Гладстонов в глубинах XVIII века не всё было безмятежно, случались и морские бури?
   Стивенсона привлекали загадки. Например, почему многие люди слепо поклоняются свободе, почему готовы вручить свои судьбы ещё вчера неизвестным соседям, вдруг избранным в члены парламента?
   Он написал и чисто политический памфлет "День послезавтра", где иронизирует над безоглядным восхищением свободой. Свобода "покорно служила Маммоне", - писал он. - "Мы были приучены восхищаться многими достижениями в жизни как полезными свободе и общими для всех. На деле эти достижения были лишь выгодами богатства".
   Писатель иронизировал над склоками двух вечных партий, "над гордыми лагерями вигов и тори". Под личиной партийной распри скрыта низменная подноготная: "Великая раболепная война, Армагеддон денег и сумм, которого мы ожидаем, когда мы молоды, становится всё более и более непривлекательным; и мы можем скорее быть внимательными наблюдателями мирной и ослеплённой эволюции, работы тупых людей, погружённых в политическую тактику и нечувствительных к политическим следствиям".
   Как всё это нам знакомо! И разве "Остров сокровищ" - не эпизод "великой раболепной войны", "Армагеддона денег и сумм", создавшего английский парламент?
   Вот уже 125 лет, как вышел из печати роман "Остров Сокровищ". Полный намёков, понятных современникам, он ныне воспринимается многими лишь как приключенческий роман.
   Это, конечно, достоинство Стивенсона-писателя. Мы же хотели указать и на достоинства Стивенсона-историка и Стивенсона-наблюдателя.
   Но потомки тех, кого он вывел в "Острове Сокровищ", прекрасно помнят его злую иронию. И можно предположить, где-то в Лондоне есть отдел разведки, который до сих пор тихо и незаметно ищет сокровища Флинта. Ищет, повторяя в светских беседах: "О! Стивенсон! Он писал для детей".
   

Н.СЕЛИЩЕВ,
   член Русского Исторического Общества


   
   Фото: Крепость Сан-Хуан де Улуа - ключ к порту Веракрус. Там в 1749 году сбежал с "Испаньолы" Джон Сильвер
   
   Исправление.
   В предыдущем, № 10, "Русского Вестника" в статье "Призыв Микиса Теодоракиса" по ошибке редакции помещена фотография другого лица. Приносим глубокие извинения автору материала Н. Ю. Селищеву, читателям и Микису Теодоракису.



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION