03.04.2007: БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ, или КАКОЙ "ПОСЕВ" ВЕДУТ "НОВЫЕ БЕЛЫЕ"
   Написать это меня вынудила клевета. Не ложь по неведению или непонимание, не спор с выдвижением своих контраргументов, а именно клевета - ложь в сочетании с ясно осознаваемым безсилием оспорить по существу очень не нравящееся, раздражающее чужое мнение.
   И если бы дело то касалось только лично меня, я бы, скорее всего, смолчал: не в моих правилах отвечать на личные выпады. Человек я грешный.
   Но задетым оказался тот, биографию которого долгое время собирал я буквально по крупицам, и, что ещё важнее, оболгана была идея, которую он олицетворял.
   Однако обо всём по порядку.
   Телефонный звонок в самом конце 2004 г. был для меня, с одной стороны, неожиданностью, с другой, я как будто ждал его. Шла последняя самая напряжённая часть работы над вводным очерком к книге "Скорбный Ангел". Государыня иногда стояла перед глазами словно наяву, и я оказался как бы связанным словом написать о нём...
   О Её храбром Келлере, "рыцаре чести и преданности Государю", я впервые прочитал ещё в 1991 г., листая подшивку джорданвилльского журнала "Православная Русь" за 1967 год. В небольшой заметке Е. Н. Безак рассказывалось о посылке Патриархом Тихоном гр. Ф. А. Келлеру шейной иконки Державной Божией Матери и просфоры. Сведения об этом впервые были помещены в вышедшем в 1993 г. 100-тысячным тиражом сборнике "Россия перед Вторым Пришествием". Книга стала популярной, неоднократно переиздавалась. Так имя графа Федора Артуровича Келлера начало своё возвращение в историческое сознание русских людей.
   Все эти годы, занимаясь другими делами, я не забывал о славном генерале, собирая всё, что попадалось о нём, в папки. Приходилось и писать о графе Ф. А. Келлере. И вот заказ на отдельную о нём биографическую книгу. Ни скудость сведений, ни неравномерное распределение по времени источников - ничто не смущало меня. Раз было дано слово - следовало держать его.
   Смущало лишь издательство, в котором предстояло выйти книге: "Посев". Энтээсовская подкладка, из которой вылупилось оно, была слишком известна по книгам Б. В. Прянишникова "Незримая паутина" и "Новопоколенцы". Нежелание и сегодня сменить это название лучше всяких деклараций свидетельствует об идейной преемственности.
   Не внушала доверия и "форма" "Белых воинов" - оформление книжной серии. Ведь в неё, эту форму, предстояло нарядить не очередного "белогвардейца" - участника Белого движения в годы гражданской войны, а человека, исповедавшего твёрдые монархические взгляды и в мыслях никогда не изменявшего своему Государю.
   Забегая вперёд, скажем: опасения эти оказались небезпочвенны.
   Но тогда меня убедили. Хороший знакомый, не доверять которому у меня не было оснований, на все мои сомнения возражал, что человек, который непосредственно отвечает за эту серию, через которого осуществляется само финансирование, не только воцерковлённый, но и сам в последнее время разделяет монархические взгляды. В доказательство чего мне предъявлена была напечатанная только что в этой серии книга "Генерал Дитерихс" (2004).
   Свидетельство моего знакомого также не оказались неправдой: только благодаря поддержке "автора проекта серии" г-на А. Н. Алекаева мой текст оказался в итоге неповреждённым активными "белыми" из "Посева".
   В течение семи месяцев 2005 г. книга о графе Ф. А. Келлере "Золотой Клинок Империи" была написана(1). Едва ли не гораздо большее время заняла тяжба.
   На видимом уровне её вёл некий С. С. Балмасов.
   Вот некоторые собственноручные его заметки на полях рукописи, вполне характеризующие его:
   "А почему почти все "предали" царя? Не из-за Распутина ли? Не из-за проигрыша ли войны Японии?"
   (По поводу германских шпионов в России): "А Митька Рубинштейн, делавший делишки со "святым ч...." Распутиным?"
   Иное отношение к "белым вождям и заветам":
   "Корнилов не продал отчизну. Факты!"
   На факты (награждение Корниловым унтер-офицера Кирпичникова, убившего своего офицера, Георгиевским крестом):
   "Байки и спорно. За что? Якобий - недостоверный источник, в котором содержатся голословные утверждения".
   И, наконец, заключение "мастера белых дел". Рядом со словами из моего предисловия ("Не Белая Гвардия, а Русская Императорская Армия; не Белый Вождь, а верный слуга Русского Императора, не Единая Неделимая, а Императорская Самодержавная Россия с природным Царём во главе - таково было кредо генерала Келлера".) С. С. Балмасов начертал свой вердикт: "Потому и нельзя печатать книгу в серии "Белые воины".
   Откровеннее, пожалуй, и не скажешь.
   Но был ещё и "певец за сценой" - так ни разу и не пожелавший лично встретиться - "научный редактор серии" кандидат исторических наук В. Ж. Цветков.
   Хотя я его и понимаю (по существу сказать ему было также нечего, а печатать не то что не хотелось - просто-напросто было нельзя). Впрочем, обо всём этом написал он сам (орфография подлинника):
   

   ПО КНИГЕ О ГРАФЕ КЕЛЛЕРЕ
   1) Рукопись написана очень хорошо, прекрасный язык, эмоциональность. Превосходное знание автором фактического материала. Значительный объём использованной литературы. Автор искренне заинтересован в передаче образа замечательного Русского Патриота графа Келлера.
   Рукопись отличается цельностью, логической завершённостью. Несомненно она является "Памятником Чести Русскому Офицеру - Верноподданно-му".
   Безусловно, рукопись может и должна быть опубликована.
   2) Рукопись может быть несколько сокращена без ущерба для общей концепции:
   - В части о русско-турецкой войне, о генерале Скобелеве, о котором целесообразно написать отдельную книгу.
   - В части, отражающей события начала ХХ века (в частности, общие характеристики масонской деятельности отдельных российских политиков и военных).
   - Письма Государыни Императрицы Александры Феодоровны о графе Келлере можно выделить в раздел "документов", последующий за биографическим очерком.
   - Дневник графа Келлера также следовало бы дать полностью в том же разделе.
   3) Особенно ярко написан раздел о последних днях жизни графа Келлера. Его, а также эпизод с отказом присягать Временному правительству, можно было бы сделать центральными в очерке.
   4) Принципиально не согласен как с разделом "Слепые вожди слепых", так и со всей оценкой автором Белого движения и командования Добровольческой армии, а также Северо-Западного фронта. Подобная концепция вряд ли уместна в серии "белые воины", поскольку по сути демонстрирует не только слабость, но и обречённость, безсмысленность Белого дела, его оторванность и от "народа" и от Царя. При этом у автора исчез из повествования большевицкий переворот. Неуместны и ссылки на авторитет Вождя, товарища И. В. Сталина. Неуместны и прилагательные, определения, сопровождающие фамилии генералов Корнилова, Деникина, Юденича, Алексеева, Маркова и других героев Белого движения. Не следует акцентировать внимание читателей на трагических ошибках и разногласиях антибольшевицкого сопротивления.
   5) В силу вышеназванной причины я снимаю свою фамилию из числа научных редакторов данной книги, а также среди тех, кто принимал участие в её подготовке к изданию.
   Ещё раз хочу подчеркнуть, что рукопись представляет собой цельное, логически завершённое, добротное сочинение и заслуживает самой высокой оценки.
   7.10.2005
   Однако Василий Жанович не только не снял свою фамилию в качестве "научного редактора серии", но даже написал предисловие, в котором умудрился ни разу не упомянуть имя автора предваряемой им почти что 1000-страничной книги, искусственно втиснутой в некий сборник. Для придания книге последнего качества, вопреки всем первоначальным договорённостям (сначала о поиске и предоставлении в распоряжение автора архивных документов, затем о публикации в приложении подборки найденных источников), за кулисами было решено написать контр-очерк. Ни на что иное силёнок не хватило, а оставить вовсе без ответа тоже было немыслимо: на что они тогда и поставлены. Читатели сами могут судить о том, сколь "значительными" (не по количеству ссылок, а чисто содержательно) оказались архивные находки авторов послесловия.
   Разумеется, книги, в которых под одной обложкой сосуществуют два разных (пусть даже и противоположных) мнения, вполне возможны. Но, во-первых, такая концепция должна быть известна изначально всем участникам такого проекта. А, во-вторых, такое противоположное мнение должно быть плодом собственных изысканий. Тут же цитаты авторами послесловия списывались из книги даже не абзацами, а просто целыми страницами. Сделать это было нетрудно, поскольку в распоряжении авторов послесловия находилась не только сама рукопись автора, но и её электронная версия (набор). Так что даже и перенабором означенные господа не утруждали себя. В этом опять-таки сможет убедиться любой читатель, сравнив оба текста. А если ещё взять на себя труд сличить эти цитаты с первоисточниками, то происхождение этих самых цитат именно из книги "Золотой Клинок Империи" будет, как говорится, математически доказано, ибо есть такое понятие как индивидуальные особенности цитирования (специалистам-юристам в области авторского права это очень хорошо известно). Кандидат исторических наук Гагкуев в ответ на вопросы озадаченного Алекаева, по словам последнего, отвечал на недоумения последнего просто: ему-де все эти заимствования-повторы нужны, без этого им очерка не написать. Ради Бога, но тогда и ссылки должны быть честными: на то, чем пользовались реально. Однако и на стряпню даже этого своего небольшого 145-страничного очерка, по большей части состоящего из заимствований из чужого труда, Гагкуеву и Балмасову потребовалось гораздо больше времени, чем автору на написание всей 1000-страничной книги в целом - больше года!
   Но даже всё сказанное - следует признать - далеко не единственный случай присвоения чужого "профессиональными историками": они умудрились вставить в свой текст фотокопию телеграммы графа Ф. А. Келлера Государю Императору, посланную им в марте 1917 г. То был практически единственный документ, скопированный после неоднократных моих настоятельных просьб, обращённых к А. Н. Алекаеву, в одном из московских архивов. Причём никаких поисков для этого не нужно было предпринимать: мною был предоставлен точный шифр. Этот-то документ авторы послесловия вставили в свой текст опять-таки без какой-либо приличествующей ссылки, оформив фактически как собственную находку. Благо, что телеграмма была в своё время уже опубликована автором книги в "Русском вестнике" (2006. √ 5).
   При этом следует заметить, что все эти совершенно недостойные манипуляции прикрывал и продолжает это делать В. Ж. Цветков, считающий труд Гагкуева-Балмасова "самостоятельной работой" (с. 5). Более того, в рекламном объявлении, предлагающем приобрести книгу "Граф Келлер", сей кандидат исторических наук наше исследование с более чем полутора тысячами ссылками на источники и литературу именует "историко-художественным очерком писателя", а послесловие Р. Г. Гагкуева и С. С. Балмасова - "документальным очерком историков". Цветков подчёркивает, что книга состоит из двух частей (Родина. 2007. √ 2. С. 88). Но чем больше раздуваешь резиновый шарик - тем он, как известно, скорее лопнет. На деле, напомним, соотношение вот такое: 995 страниц книги против 145 страниц очерка (семь к одному!).
   + + +
   Однако если бы речь шла только о том, что мы писали, не стоило бы, как говорится, и огород городить. Настоящие заметки вызвало другое, более серьёзное, без какого-либо личного содержания обстоятельство.
   Все вышеприведённые манипуляции проделывались, как это видно уже из собственных признаний заинтересованных лиц, исходя из двух обстоятельств: поддержания во что бы то ни стало мифа "Белого дела" и другой подобной священной коровы "новых белых" - некоего абстрактного "антибольшевицкого сопротивления".
   Именно ради этого даже профессиональные историки, как оказалось, идут на любые подлоги и даже, как мы могли в этом убедиться, на деяния, подлежащие наказанию по закону.
   За примером далеко ходить не надо. Тот же В. Ж. Цветков вопреки давно и хорошо известным документально установленным фактам(2) не только на сайте "Белые воины", но и во всероссийском журнале "Родина" утверждает, что ген. Л. Г. Корнилов "спасал от "революционного правосудия" Царскую Семью". При этом он вовсе не пытается отрицать известные факты, выдвигая свои контраргументы, он просто делает вид, что не замечает их, продолжая дуть в свою дуду, авось попадётся какой-нибудь легковерный. Едва ли бы я посмел придавать публичной огласке эту свою догадку, если бы опять-таки не совершенно очевидный факт.
   В "Золотом Клинке Империи" приводится не раз уже упоминавшийся и в других наших книгах эпизод об отказе Патриарха Тихона летом 1918 г. дать "благословение лично одному из видных участников белого движения, при условии соблюдения полной тайны". Свидетельство это, подчеркнём, было подтверждено и другими мемуаристами, причём сторонниками "Белого дела". И вот "научный редактор" В. Ж. Цветков предваряет том, в котором опубликованы все эти свидетельства, таким пассажем: "Особенно значима связь биографии генерала с российским Белым движением. Он как бы стоял у истоков будущих центров сопротивления большевицкому хаосу. В 1918 году Федор Артурович Келлер получил благословение от Святейшего Патриарха Тихона. Это весьма показательный факт в истории Белого движения, свидетельство поддержки его участников главой Русской Православной Церкви" (с. 5). При этом Цветков не утруждает себя никакими доказательствами противного.
   Что это, если не преднамеренная фальсификация истории и не попытка в очередной раз оклеветать Рыцаря Монархии графа Ф.А. Келлера, приравняв его к генералам, изменившим Государю?
   Шефу, в меру сил, пытаются вторить Гагкуев с Балмасовым. "По сей день распространено мнение, - утверждают они, - что Ф. А. Келлер - единственный участник Белого движения (собственно, и само участие Федора Артуровича в Белом деле ставится под сомнение), получивший благословение Святейшего Патриарха Тихона. Однако это не так. Ещё в начале 1990-х годов в России неоднократно публиковались отрывки из до сих пор, к сожалению, малоизвестных "Записок" ротмистра В. В. Князева..." Далее речь идёт о будто бы посланном Патриархом Тихоном благословении адмиралу А. В. Колчаку (с. 1125).
   "За предоставленный материал" Гагкуев и Балмасов "благодарят" В. Г. Чичерюкина-Мейнгардта (вот так бы им благодарить и других доноров! Правда, что тогда останется на их долю?..) Что касается факта, о котором сообщают они, то он давно и хорошо известен исследователям. Одним из первых на него обратил внимание покойный православный писатель П. Г. Паламарчук, перепечатавший даже само это письмо полностью, чего не скажешь о других, пытавшихся не раз использовать его публицистах. Ещё тогда Пётр Георгиевич пришёл к выводу: письмо, якобы написанное Патриархом адмиралу Колчаку и приведённое в записках личного адъютанта Верховного правителя ротмистра В. В. Князева, однозначно подложно (Москва. 1998. √ 1. С. 203). Это после знакомства с текстом письма с полной очевидностью будет ясно любому хотя бы поверхностно знакомому с церковными источниками читателю, не лишённому к тому же вообще исторического слуха. Об этом "документе" мне несколько раз приходилось разговаривать с П. Г. Паламарчуком в связи готовящимися мною к изданию книгами о митрополите Несторе Камчатском(3).
   Между тем тема о фантастической принадлежности Федора Артуровича к "Белому движению" (вопреки собственным вполне определённым заявлениям графа) получает в предисловии В. Ж. Цветкова новое развитие: "Было бы неправомерно противопоставлять графа Ф. А. Келлера остальным участникам Белого движения. Да, нельзя отрицать существовавших разногласий по ряду политических вопросов. Но никоим образом нельзя отрицать и того, что в борьбе с большевизмом [...] бойцы всех белых армий были едины. [...] И жертвенный подвиг графа Келлера был неотделим от жертвенного подвига всех белых армий" (с. 6).
   Но граф Ф. А. Келлер, как известно, был причастен (и то лишь отчасти) к формированию исключительно монархических армий, изначально резко противостоявших белым. Прежде всего, противостояние это касалось целей самой борьбы (а не каких-то "разногласий по ряду политических вопросов"!): восстановление Царского правления монархистов противопоставлялось размытому непредрешенчеству белых вождей, маскировавшему не только готовившийся ими стране республиканский режим правления в будущем, но и предоставление свободы рук "союзникам" в России (в обмен на разного рода поставки и другую помощь в гражданской войне).
   И в этом смысле на руках графа Келлера не было русской крови. Для того, чтобы понять весь глубокий смысл этого, достаточно вспомнить слова ген. А. М. Каледина, произнесённые им, когда в ноябре 1917 г. он въезжал в освобождённый от большевиков Ростов: "Не надо аплодировать, господа. Ведь пролилась братская кровь".
   Сплотить же Россию, о чём пишет г-н Цветков (имея в виду цели белых), сумели, как известно, пришедшие на смену интернационалистам-большевикам русские коммунисты-государственники. Как в этих условиях повела себя Русская Православная Церковь, также хорошо известно(4). Так что единство государства и Церкви, о котором так печётся г-н Цветков, было осуществлено. Именно этот союз позволил сломать шею тем европейцам, которые в 1941-м отправились в очередной свой поход на Россию.
   Вот и выходит, что вовсе не "единоверие" или "единодержавие" и не "восстановление Единой Руси", как формулирует проблему г-н Цветков, решают дело. Но тогда в чём же причина ощущения некоторой неполноты счастья и горечи ("радость со слезами на глазах") при невиданных ещё победах Отечества и восстановлении территории прежней Империи в 1945-м? - Разумеется, вовсе не в ощущении оставленности России белыми генералами, но в невысказанном ещё народом понимании, что Россия обезглавлена, что обречена она, видимо, ещё долго блуждать без Царя во главе. И даже Сталин, примеряя на себя Мономахов Венец, сделать этого в конечном итоге не посмел. Так что без увенчания Русской Державы, народного тела Царской Короной не было, нет и не будет нам пути!..
   Что же, однако, из всего сказанного следует? - Нынешние "наши новые белые", у которых связи с прежними, подлинными, скорее платонические, нежели генетические, - с виду милые безобидные ребята. Скорее даже полезные. Одни из них книжки пишут, другие прах генералов переносят, памятники устанавливают, третьи корпят над пошивом формы цветных полков и амуниции.
   Одного такого, видимо, не очень состоятельного, в гимнастёрке, ботинках и обмотках довелось видеть рядом с издательством "Посев". Был март месяц, рядом проносились джипы, а он, в выгоревшей почти добела гимнастёрке, шёл вдоль ресторана "Узбекистан" мимо оравшего в восточном халате на вате и тюбетейке зазывалы. Ни дать, ни взять - Сухов из "Белого солнца пустыни". Правда, в погонах. Но за Державу, признаюсь, всё равно было обидно!
   И вот это-то последнее "видение наяву" и было, наверное, моментом истины, достойным особого слова и некоторых размышлений. С этого момента дальнейшие наши рассуждения - подчеркнём это! - касаются не столько тех структур ("Посев", "Белые воины") или конкретных людей (Цветков, Гагкуев, Балмасов), о которых до сих пор шла речь, но вообще "наших новых белых" и т. н. "добровольчества".
   + + +
   Главным поворотным событием для судеб нашего народа и государства был 1917 год. Но никак не Октябрь, а Февраль. При этом именно Октябрь (а не Февраль) породил гражданскую бойню. После Февраля за оружие никто не взялся. Одних перемены устраивали. Другие смирились. В общем, по слову Государя, предали все! Сражаться на гражданскую войну пошли после Октября, причём не за Историческую Россию (опомнившись), а за власть в России без Царя. Одни за буржуазный Парламент, другие - за Советы рабочих и солдатских депутатов. Одни за свободу грабить чужое (землю, усадьбы, фабрики, жильё), другие - за сохранение полученного их предками от Царя за службу (правда, многие из них при этом легко расстались с самой этой службой).
   Сегодня, тасуя словно колоду карт белых генералов, выбирая из них менее замаранных и при этом менее известных, отличавшихся личной храбростью, а также врождённой и воспитанной в Российской Императорской Армии честностью, пытаются именно этих последних поднять на щит, "забывая", что не они, генералы третьего ряда, определяли направление; что, одержи победу они, эти лично благородные, - всё равно не было бы в России Царя, а было бы всё то же Учредительное собрание, парламент, пусть и не с Керенским во главе. Но скажите, разве мало на Руси масонов или евреев? Потому-то и благословения Патриарха этим генералам от учредилки быть не могло, а если бы такое и случилось, то был бы предстоятель Русской Церкви не Святейшим, а слепейшим, не понимающим, что такому воинству Бог победы никогда не даст!
   Это только в советском кино белогвардейские офицеры в лёгком подпитии пели "Боже, Царя храни!" В реальности в 1921 г. на голом галлиполийском берегу в палатки, обитатели которых пытались, было, петь Молитву Русского Народа - стреляли. И делали это отнюдь не красные агенты, а вчерашние товарищи по оружию певших, приверженцы корниловского гимна: "Мы былого не жалеем, Царь нам не кумир".
   Итак, не познавшим времени посещения своего (Лк. 19, 44) был открыт путь на Запад...
   Тут уже даёт о себе знать другая священная корова "наших новых белых" - "антибольшевицкое сопротивление". При этом у каждого из его приверженцев свой болевой порог, но тенденция всё-таки одна: враг моего врага - мой друг. И дорожка эта, бывает, слишком далеко заводит. По этой логике своим вполне может оказаться не только Маннергейм, Антонеску, Хорти, Франко, генерал Власов, Гитлер, "тихий Генрих", но и Пилсудский, Бандера, латышские и эстонские эсэсовцы, литовские и украинские лесные братья, крымско-татарские и чеченские головорезы и даже сам товарищ Троцкий. Ведь все они были готовы перегрызть глотку не одному Сталину, а и всем русским.
   Чтобы опять-таки не быть голословным, приведём отрывки из полемики, прошедшей на страницах выходящего в Москве журнала "Доброволецъ", издающегося военно-историческим клубом "Доброволецъ - ХХ век" по благословению епископа Русской Зарубежной Церкви Михаила и продающегося в издательстве "Посев".
   Напор наших доморощенных "добровольцев", оказывается, покоробил даже сына настоящего корниловца Г. М. Моисеева, в годы Второй мировой воевавшего на Восточном фронте на стороне немцев. Познакомившись с журналом, он написал из Канады: "К... всяким валлонам, хорватам, испанцам, французам, бельгийцам, датчанам мы, будучи и на фронте и в тылу, относились тако-сяко. Общего у нас с ними ничего не было. Мы воевали за Россию, а они, в большинстве случаев, "за фюрера", да и то проблематично. Причём грабили и отличались жестокостями далеко не уставного порядка. Особенно испанцы, которых любимым занятием, во время разведки, было приносить головы русских ребят с красной стороны. За это мы им "платили", где могли, и многие эспаниолы не вернулись домой. Зато немцы были в диком восторге. И ещё отвратительная мерзость были галичанские дивизии, особого русофобского направления. Полезла эта западноевропейская сволочь, куда им вовсе нечего было лезть. Латыши и эстонцы резали русское население почём зря. Это тоже надо было помнить. Под Волковыском пришёл литовский батальон в 1943 году, под конец лета, и поубивал, вместе с евреями, тысячи советских военнопленных" (Доброволецъ. 2003. √ 2. С. 37).
   Ответил Г. М. Моисееву уже в следующем номере "член редколлегии военный историк" К. К. Семенов: "С гневом и возмущением я прочитал письмо господина Моисеева. Вот уже более 10 лет я занимаюсь проблемой иностранных добровольцев в Германских вооружённых силах, но большей мерзости мне не приходилось встречать даже в советских документах и источниках. [...] Русские добровольцы испанской дивизии пишут, что испанцы различали (в отличие от г-на Моисеева) русских и советских. Последние назывались испанскими солдатами "лос рохос" - красные. Поэтому ежели кто-то из испанцев и опустился до такой жестокости, то с собой с красной стороны он принёс бы головы советских, а не русских ребят" (Доброволецъ. 2004. √ 1. С. 47).
   Надо полагать, прежде чем отрезать голову, по мнению современного русского "военного историка", испанские голубые задавали нашему солдату в окопе вопрос на засыпку, кем он позиционирует себя: красным или русским, и лишь потом резали голову недостаточно политкорректному русскому солдату. Такая вот логика.
   А если серьёзно, то кто тогда сидел в этих окопах?
   Незатейливые парнишки -
   Ваньки, Васьки, Алёшки, Гришки,
   Внуки, братики, сыновья!(5)
   Но вопреки всем попыткам переименовать задним числом войну во вторую гражданскую она была, есть и будет Великой Отечественной. Именно такой её осознаёт Русский народ.
   (Сделать то же самое - вспомните - предлагал в своё время незабвенный Ильич, призывавший превратить Великую войну в гражданскую. Кстати говоря, если даже и именовать Великую Отечественную войну второй гражданской, то выиграли-то её, выходит, снова "не те". Однако сокрушили "третью силу" вовсе не Сталин в компании с Кагановичем и Мехлисом... Так что это уже не случай, а, пожалуй, всё-таки закономерность, которую тем не менее некоторые не желают замечать. Что ж, как говорили ещё стоики, людей разумных история ведёт, а упрямых волочит.)
   Есть и ещё одна высшая справедливость (независимо от мотивации того, кто в то время принимал решения) в том, что в 1941-м мы не пожали протянутую руку генералу Деникину, что в 1945-м открыли двери Владимирской тюрьмы перед отправившимся в марте 1917-го добывать Царское отречение мнимым монархистом Шульгиным, а ещё через два-три года широко распахнули ворота лагерей перед советизанами - потомками февралистов и либералов, приехавших из Франции на Родину с большой масонской правдой за пазухой.
   Сегодня - без гнева и пристрастия - мы всем им, заблудившимся, предавшим, клеветавшим и даже поднимавшим на Царя и на свою Родину-Мать руку, предоставляем место для вечного покоя. В назидание потомкам. Земли у нас в России много. Хватит и на них. Пусть племя младое изучает историю Русской земли в лицах у себя дома.
   Только у таких, как граф Федор Артурович Келлер, должна быть всё-таки своя особая, отличная от генералов-предателей честь. По мощам должен быть и елей (не надо, господа штукатуры, замазывать трещину, появившуюся в результате клятвопреступления. Мы не судим покойников (это прерогатива Божия), мы предупреждаем живых)!
   А что касается Великой Отечественной войны, то отнюдь не Красная армия, выбитая на поле боя, сдавшаяся в плен и погибшая в неимоверных страданиях в немецких концлагерях в первые два года, а коренная Русская Военная Сила, освобождённая от пут комиссаров, позванивая орденами Александра Невского, Суворова, Кутузова, Ушакова и Нахимова, с погонами на плечах, ворвалась в Берлин, приняла капитуляцию у Бранденбургских ворот, грозно прошла по брусчатке Красной площади в Москве. Пусть и "под красною ослепшею стеною", но всё-таки в день Пресвятой Троицы!
   Тут ни убавить, ни прибавить. Да, всё это было с нами. И миллионы вслед за А. Ахматовой могли повторить:
   Я была тогда с моим народом,
   Там, где мой народ, к несчастью, был.
   То есть то же самое, что за век с лишним до этого написал Пушкин: "...Клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество, или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал".
   Не под водительством Будённого, Ворошилова или их сотоварищей, красных конкистадоров, давно истлевших в сталинских рвах с дыркой в затылке, был пройден тот путь через всю Европу. Победа нам была дана Свыше. И не могла Пресвятая Богородица (через Свой Казанский образ) благословлять силу, во главе которой стояли бы Тухачевские, Гамарники, Якиры и прочие Блюхеры да Уборевичи. Не про них была эта честь!
   Дано это было совершенно иным людям... Недаром, наверное, самыми прославленными маршалами Великой Отечественной войны стали Г. К. Жуков и А. М. Василевский - унтер-офицер и офицер 3 конного корпуса графа Ф. А. Келлера.
   Такова суровая, ничем не прикрашенная правда той войны! Такова наша история! Таковы мы!
   + + +
   А книга о графе Фёдоре Артуровиче, несмотря на все препоны, всё-таки вышла. И поле боя, как говорили в старину, осталось за нами. Не повлияв не только на изменение общего направления книги, но и не добившись ни одного сокращения или какой-либо другой существенной уступки, её отпечатали. И сколько ни оттягивали момент, всё-таки пустили в продажу.
   Но тем, кто заинтересовался личностью графа Келлера и темами, поднятыми в исследовании, я всё же порекомендовал бы, не откладывая, приобрести книгу. Тираж небольшой (всего полторы тысячи экземпляров), выкладывать текст на сайте "Белые воины" автором запрещено, переиздать пока что накладно. Да и вообще, кто знает, что им там ещё придёт в голову...
   

Сергей ФОМИН


   

(1) Главы из нее публиковались в "Русском Вестнике": 2005. √√ 17 и 21; 2006, √√ 5, 7 и 12. О ее выходе см. Р.В. 2006. √ 25.
   (2) Наиболее полную на сегодняшний день подборку материалов на эту тему см. в кн.: Якобий И. П. Император Николай 2 и революция. Фомин С. В. "Боролись за власть генералы... лишь Император молился". СПб. 2005. С. 578-590.
   (3) Митрополит Нестор (Анисимов). Моя Камчатка. Записки православного миссионера. Сост. С. В. Фомин. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1995. С. 181; Фомин С. В. Апостол Камчатки. Митрополит Нестор (Анисимов). М. 2004. С. 61.
   (4) "Страж Дома Господня". Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский). Жертвенный подвиг стояния в Истине Православия. Автор-составитель С. В. Фомин. М. "Правило Веры". 2003.
   (5) Анна Ахматова. Победителям (1944).


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION