05.01.2003: ТЕЙПОВОЕ И РОДОВОЕ СОЗНАНИЕ ЧЕЧЕНЦЕВ
(МНЕНИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ-ЭТНОПСИХОЛОГА)

   (Окончание. Начало в № 43-44)

Психология внутритейповой иерархии

   Важным элементов психологического образа мира для тейповика является его представление о рае и его земном пути до прихода в рай.

   Представление о Рае и психология ощущения бытия и вечности у тейповика пронизаны древними языческими представлениями гуннов о духах предков, ''Великом Небе'', элементами иудаизма хазарской эпохи (перекликающимися с караимской идеологией), которые так причудливо и прочно вплетены в чеченский вариант ислама, что сам этот ислам стал деформированным, ''очечененным''. Что и ставило в тупик арабских боевиков-ваххабитов, прибывших для ''поддержки братьев по вере''. В советский период это относили за счет ''влияния горского адата'', то есть ''народных обычаев''. Но сами исследователи не были заинтересованы в том, чтобы кто-то из русских знал правду о причинно-следственной канве в истории России, истории ее смут, революций, правду об этническом составе правящего клана, опиравшегося на репрессивные и манипулятивные методы при управлении русскими и славянами. Исторические факты об истории Руси, гуннов, хазар, караимов, чеченцев, душераздирающая правда о геноциде в судьбе русских общин в Средней Азии, на Северном Кавказе и в Закавказье в период гражданской войны были очень неудобны для использования и находились под запретом. С началом нового этапа закрепления того же клана на той же территории (''перестройка''), когда в США были приняты к исполнению планы по доведению численности русских до 50 млн. человек, в условиях распада страны и нового витка геноцида русских правда о чеченской тейповой психологии также была не нужна - чеченцы были избраны в качестве боевого отряда демократов. Им дали Дудаева в вожди, оружие и гарантии безнаказанности. При странных обстоятельствах вдруг сгорел газетный архив с прессой периода гражданской войны, которая могла бы стать ярким документальным иллюстративным материалом по психологии, мечтам, устремлениям, способам действий русофобов, потомки которых приступили к этнической приватизации имущества чужого им этноса, отнимая предприятия, природные богатства, землю и квартиры у русских и других славян. Но еще ранее, ''при власти коммунистов'', в закрытых, официальных инструкциях для цензоров было запрещено пропускать в печать ссылки на советские же массовые издания, выходившие в 1920-1930-х годах, а также цитировать русские национальные источники конца 19 - начала 20 века.

   Тейповик, вырезавший русских всех возрастов, насиловавший русских женщин и детей, торговавший русскими рабами обоих полов и любого возраста, был уверен в неразрывности своего земного бытия и бытия небесного. Он уверен, что на земле и на небесах он существует в системе клановых, тейповых отношений, в обществе своих родственников. ''Верхние родственники'', еще живущие и давно ''ушедшие на небеса'', являются частью пирамиды, вершина которой уходит делеко вверх, теряется ''в вышине веков'', где многочисленные предки управляют друг другом в соответствии с теми отношениями, в которых они находились друг с другом до смерти. И каждый ушедший на небеса просто перемещается в ту часть тейповой пирамиды, которая находится ''вверху''. Разница между живым членом клана и мертвым состоит в том, что живые могут своими делами изменить свой авторитет и положение в клане, а мертвые уже нет. Поэтому тейповик стремится как можно более дольше прожить, завоевать как можно более высокое положение внутри клана, которое, как принято, завоевывается ''доблестями волка-охотника'', приносящего пользу ''всей стае'', которая ''охотится на овец, баранов, козочек и прочих'', что в свою очередь подразумевает различные формы паразитирования на других народах и даже на других кланах чеченцев (''чужих стаях''). В подлинном чеченском фольклоре до сих пор сохранились характерные песни для детей (не исполняемые для русских солдат, рабов и чиновников), в которых восхваляются доблести набегов и грабежей, совершавшихся веками. Например, чеченская женщина в возвышенной эпической форме похваляется доблестями своего любимого, который лихо подкрался на виду у других горцев к казачей станице, лихо украл ребенка (казаченка) и лихо ушел от погони казаков, которые пытались отбить у ее любимого его добычу. Женщина в песне хвастает перед подругами, что теперь они будут целый год хорошо и сытно жить, потому что выгодно продадут ребенка туркам, а те сделают из него евнуха-раба. В песнях, сказках и преданиях восхваляются удачливые, жестокие грабители и убийцы, коварные и изобретательные мстители, мошенники. Практически полностью отсутствуют положительные герои-труженики, не восхваляется доброта, мягкость. Полностью отсутствуют положительные герои, которые хорошо относятся к кому-либо, кроме своих родственников, и то только по мужской линии.

   Тейповая психология, особенно та ее часть, которая воспроизводит вертикаль подчинения в тейпе, заботливо воспроизводится старшим поколением тейпа и иностранными ''кураторами'' чеченцев. Эти ''кураторы'' работают с чеченскими тейпами, их боевиками, их тейповой сетью агентов в России по линии спецслужб государств НАТО, организуя и направляя ''борьбу чеченского народа''.

   Примером воспроизводства чеченского иерархического тейпового сознания является пропагандистская деятельность внутри чеченских боевиков и чеченской диаспоры России известного современного идеолога, финансиста и организатора чеченского террористического движения Ходжахмета Нухаева. Под видом проповеди ''полезности ислама'' он создал адаптированную к нуждам боевиков систему идеологической и психологической обработки чеченской молодежи. Эта система интересна сама по себе как продукт совместной деятельности специалистов иностранных спецслужб и доморощенного тейпового ''мудреца''. По сути дела целенаправленно осуществляется формирование и воспроизводство тоталитарного, сектантского сознания хорошо управляемых насильников. Работа ведется на основе старательно применяемых западных технологий, уже ''зарекомендовавших себя'' в мире при создании и ''модернизации'' различных сект и ''движений'' - кришнаитов, талибан, ''свидетелей Иеговы'', ''автокефального православия'' и пр. Примечательно, что Ходжахмет Нухаев, находясь официально в розыске за террористическую деятельность, свободно передвигается по России и другим странам, имеет до сих пор разветвленную систему своей доходной (''приватизированной'' у русских) собственности по всей России, а его родственники и однотейповики использовали, используют и будут использовать рабский труд захваченных русских, насильно ''посаженных'' на наркотики. Так было и во времена ''русской империи'', и во времена коммунистов, так обстоит дело и сейчас.

   Нухаев проповедует власть и авторитет ''старших'', обращается к авторитету предков, внушая мысль, что авторитет умерших предков присутствует в авторитете всех живых ''старших''. Ислам подтверждает (не устанавливает, а только подтверждает) авторитет и правильность тейповых законов. Тейповик - часть тейпа, рода, его винтик.

   Вообще же для тейповика является весьма привлекательной мысль о том, что в пожилом возрасте на него будет работать часть младших членов клана, что он будет иметь столько женщин, сколько будет ему нужно, а это в свою очередь после смерти обеспечит ему хорошее положение среди тех сородичей, которые уже умерли веками ранее, так как те, кто ему прислуживает сейчас, будут также ему прислуживать и после смерти.

   Этими обстоятельствами в психологии чеченского тейпа пользовались русские воины в средние века во время проведения антитеррористических операций. Такая операция начиналась после очередного дикого набега горцев, шайки которых доходили до пределов нынешних границ Воронежской области и даже дальше.

   Горцы убивали и похищали в рабство людей, в основном крестьян, как наиболее беззащитных. Но не щадили любого. Жгли села, усадьбы, грабили, приходя зачастую вместе с турецкими или татарскими боевыми отрядами. После их набега русские отпевали и хоронили убитых, выдерживали траур. Потом снаряжалась дружина или крупный казачий отряд, если наступала зима, то, как правило, ждали следующего года. Но в любом случае после начала средневековой контртеррористической операции отряд быстро продвигался в глубь горской территории, уничтожая дозоры и мелкие случайные конные разъезды горцев. Русские действовали по общепринятым законам того времени, помнили о своих убитых и поруганных, знали, где искать убийц и насильников, кого конкретно, знали, что с ними делать . Искали тех, кто участвовал в набеге и убийствах, а также их однотейповиков. Найденных в плен не брали, детей и женщин не убивали, если члены тейпа раньше при грабительском набеге на русских сами не усердствовали в истреблении русских женщин и детей. Все мужчины виновного в набеге тейпа, способные носить оружие и принимавшие участие в набеге, уничтожались полностью. Особым интересом русских средневековых мстителей пользовались места нахождения ''старших''. Мужчин-стариков из тейпа убийц искали особо тщательно для их беспощадного уничтожения на месте. Это определялось тем, что русские средневековые мстители были осведомлены о иерархической языческой психологии средневекового чеченского тейпа. Они понимали, что набег мог быть организован только по инициативе и с согласия этих стариков, которые и были основными ''выгодополучателями'' от ''коммерческо-хозяйственных результатов'' набега, то есть получали основной доход от грабежей и убийств. Если контртеррористическая операция была удачной, то виновный тейп (род) переставал существовать, его детей и женщин разбирали соседние тейпы, обычно обращая всех членов тейпа-неудачника в своих домашних рабов, или продавали их туркам, персам, грузинам в рабство. Другие тейпы какое-то время воздерживались от набегов. Но хищнический образ жизни, отсутствие иных источников дохода, кроме грабежей, толкали тейповиков на путь ''сухопутных пиратов''. Вновь грабились русские села, станицы, торговые пути. ''Волчий'', хищнический образ экономического существования тейпа формировал, поддерживал, воспроизводил волчий тип тейповой психологии. Позднее русские пытались тем или иным способом переселить чеченцев на равнину, где им труднее было скрываться после грабежей и приходилось добывать себе пропитание обычным трудом.

   Если ответная операция была неудачной, но удавалось уничтожить нескольких старших, сам тейп в течение какого-то времени не нападал. Пример был налицо, а именно: ''старший'' умер рано, остались его одногодки, которые проживут больше и умрут в более преклонном возрасте и будут старше его на небесах. Убитый, особенно если его повесили (убили без пролития крови и не дали правильно выйти душе из тела), потерял право управлять на небе многими (если не всеми) младшими членами тейпа. Оставалось уважение как к погибшему за тейп, но без права управления как ''старшего авторитета''.

   Другие члены тейпа, его одногодки, сами ''войдут в авторитет старшего'' и будут управлять после смерти более молодыми соплеменниками, а значит, и им самим. Пока в тейпе не закреплялась новая иерархия авторитетов после уничтожения русскими в отместку за набег ''старшего авторитета'', тейп не совершал новых значительных набегов и убийств русских: зачем новым ''старикам'' рисковать не только благами своего нового места после передела власти, то есть земными благами на новом месте в иерархии тейпа? Или местом в иерархии загробной жизни, пока еще не состарился ''как следует'' и не оторвался по возрасту от погибшего предшественника, которому все поклонялись еще недавно? Пусть потом, в ином мире, все поклоняются ему, дольше прожившему и более мудрому. Кроме того, до тех пор, пока в тейпах понимали, что пришедшие мстить за набег русские будут убивать в первую очередь стариков-организаторов, тейповая старческая знать стремилась искать иные способы грабительской наживы, исключая глубокие и жестокие рейды. Тейпы тщательно просчитывали, в каком положении находятся русские, есть ли у них силы для ответа и, главное, есть ли у русских политический и военный управленческий аппарат (вождь, полководец, царь, генерал), который организует ответный поход. То есть может ли быть создана их набегом, грабежом и убийствами, когда разъяренные русские будут не просто воевать как бы вообще, а будут преследовать определенные тейпы, убивать их ''старших авторитетов''.

   Психологией тейповиков пользовались и русские цари в более позднее время. Как только на Кавказе появлялась ''неуловимая шайка разбойниов'' или ''неуловимый абрек'', власти начинали выселять в Сибирь ''старших'' того тейпа или той сектантской структуры, к которой принадлежали убийцы. И тогда этих убийц и грабителей ''случайно'' ловили или убивали, чтобы после ареста они много не говорили русским.

   Если убрать мишуру и словеса с действий зарубежных и российских ''демократических защитников чеченских невинных страдальцев'', убиваемых ''плохими федералами'' за то, что с оружием в руках нападают на федеральные войска или совершают теракты, то будет видно, что все их усилия направлены на обеспечение безопасности и комфорта для тех тейпов, чьи боевики активно воюют и принимают участие в наиболее активных террористических операциях. Если сопоставить наиболее громкие и жестокие теракты в Буденновске, Кизляре, Москве, то можно будет обнаружить, что их время, цель, место, пропагандистское обеспечение свидетельствуют о стремлении максимально обезопасить тот тейп, тот род, который выставляет бойцов-убийц и посылает террористов убивать русских. Четко прослеживается стремление не допустить стихийных или организованных действий, способных парализовать страхом не только тейп, к которому принадлежат убийцы, но и другие тейпы, способные поставлять убийц и террористов в будущем. Сами тейповики и их иностранные покровители прекрасно понимают, что нарушение безопасности тейпов, поставляющих боевиков для подполья и боевых отрядов, может привести к полной дезорганизации террористической активности и переносу ''освободительной войны'' на более поздние сроки, лет этак на 10-15, пока в России опять не будет создана такая внутриполитическая обстановка, при которой тейп и ''старшие тейпов'' будут чувствовать себя в безопасности, в то время как выделенные этим тейпом боевики и террористы будут убивать русских, торговать русскими рабами. Например, можно было бы обойтись без жертв во время теракта на Дубровке. Пример - действия турок при освобождении захваченного корабля с русскими туристами. Туркам были тогда важнее доходы от туристов, чем чеченцы. Они арестовали членов тейпа террористов, часть из тейповиков вообще была задержана тайно. Их турки избивали, насиловали (в том числе мужчин), снимая сцены на видеопленку, обещали убить. Террористы фактически сдались сами, не нанеся заложникам никакого вреда.

   В настоящее время тейповики рассматривают в качестве перспективной ''работы для стаи'', то есть для тейпов, следующие направления: боевые действия, коммерция, политические ''союзы'' с демократами и иностранцами, работа на иностранные спецслужбы, участие в пропагандистских антироссийских операциях. Помощь в этнической экспансии азербайджанцев в Россию и работу по дезинтерации России руководство чеченских тейпов также рассматривает как часть своей тейповой, ''волчьей охоты'' на русское имущество, русскую плоть, русских рабов, обеспечение тейпу возможности жить за счет других тем или иным способом. В Турции и на Западе чеченцы с гордостью говорят, что они воевали против русских вместе с французами, англичанами, немцами, турками, персами. Берутся обеспечивать интересы США и НАТО в вопросах военно-политического продвижения на Восток, сотрудничают с наркомафиями, помогают иностранным спецслужбам действовать не только в России, но и в третьих странах - в арабском мире, странах Восточной и Западной Европы. Тейп (тейповик) признает только себя и свой тейп. Поэтому один и тот же человек в Западной Европе может работать на немцев против американцев и против американцев на немцев. А его тейп, если заплатят французы, для своего развлечения может спокойно отрезать голову агенту ЦРУ в Чечне.

   Вывод из вышеописанного может быть один - только реальные знания этнической психологии тех людей, которые планировали и осуществляли массовый геноцид русских и других славян, доступные не одним чиновникам, принимающим решения на государственном уровне, но и жителям российских городов, Северного Кавказа, солдатам и офицерам Российском армии и других силовых структур, населению Западной и Восточной Европы, США, Канады, арабских стран и стран Среднего Востока, позволят противостоять диким проявлениям доисторических нравов, доисторической морали их носителей. Рудименты первобытного полузвериного коллективного сознания, волею судьбы сохранившиеся в среде некоторых этносов, должны быть понятны и узнаваемы для представителей других этносов, что позволит предотвращать преступления против целых народов под видом обеспечения этнической самобытности, свободы, демократии...

   Остро стоит вопрос о ликвидации последствий преступного геноцида русских на Северном Кавказе и в Закавказье, совершенного за последние 80 лет. В числе таких первоочередных действий - возвращение русским их территорий, отторгнутых от русских областей всюду, в том числе в Чечне.

Сергей БЛАГОВОЛИН.



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION