06.12.2002: ИМЕНА И ДЕЛА ВАШИ БУДУТ ПЕРЕДАВАТЬСЯ ИЗ УСТ В УСТА

(К 190-ЛЕТИЮ ИЗГНАНИЯ ФРАНЦУЗОВ И С НИМИ ''ДВАДЕСЯТИ ЯЗЫК'' ИЗ ПРЕДЕЛОВ РОССИИ

   В Лефортовском дворце (или, как его еще называют, Дворце Петра 1 на Яузе), где в 1812 году размещался лазарет и где для утешения раненых в Бородинском сражении воинов были принесены Иверская и Смоленская иконы Божией Матери, теперь в Российском государственном военно-историческом архиве хранятся документы, связанные с Отечественной войной 1812 года и празднованием ее юбилеев. В пожелтевших от времени листках бумаги заключен тот героический дух, который позволил России победить и о котором Государь Александр 1, посетив Москву, писал: ''Нельзя не быть тронуту до слез, видя дух, оживляющий всех, и усердие, и готовность каждого содействовать общей пользе''. Это было состояние общества, в котором народ един с Государем, сословия едины между собой в вере и любви к Отечеству.

   В 19 - начале 20 века Россия помнила подвиг своих сынов в 1812 году и неоднократно вспоминала о них, увековечивая их в памятниках и торжествах.

   В Военно-историческом архиве есть материалы о том, как был возвигнут первый монумент на Бородинском поле в 1839 году. Время наивысшей внутренней крепости и международного значения Российской империи. Для открытия памятника организуется лишь сбор войск. Общество представляют ''бессрочно отпускные нижние чины восьми ближайших губерний'', которых на несколько месяцев отрывают от мирной жизни и формируют из них парадные части. Документы передают четкость и организованность армии, еще живо хранящей славные воспоминания: они написаны безупречным каллиграфическим почерком, а карта расположения войск на параде напоминает шедевр графики.

   1883 год - освящение самого величественного памятника, посвященного Отечественной войне 1812 года, - храма по имя Христа Спасителя в Москве. Два года до этого прозвучал цареубийственный выстрел. Стреляли в самое сердце России - в тот дух единения Государя Освободителя с народом, который с новой силой проявился в русско-турецкой войне 1876-1877 годов, когда русские протянули руку помощи братьям-славянам. Однако замысел убийц не осуществился. Торжества освящения храма Христа Спасителя наглядно показали, что в народе еще сильно патриотическое и монархическое чувство, которое юбилей укрепил еще больше.

   За пять лет до катастрофы 1917 года состоялось празднование 100-летия Отечественной войны 1812 года. Документы архива об этом юбилее свидетельствуют, что он явился частью борьбы сил созидания против потесненных, но не разгромленных сил разрушения. Благодаря политике, проводимой Государем Николаем 1 и председателем Совета Министров Петром Аркадьевичем Столыпиным, за короткий срок удалось вывести Россию из ''великих потрясений'' 1905-1907 годов и приступить к укреплению государства. 100-летний юбилей Отечественной войны 1812 года давал возможность сделать еще один шаг на этом пути.

   К несчастью, одного из творцов созидательного народного самосознания - Петра Аркадьевича Столыпина - уже не было в живых, когда началась практическая подготовка к юбилейным торжествам. За месяц до того, как был издан приказ начальнику штаба войск гвардии и Петербургского военного округа о начале подготовки к юбилею, председатель Совета министров был подло убит. Однако опыт, который был накоплен при жизни П.А.Столыпина в ходе праздновании 200-летия Полтавской победы в 1909 году, был использован и в проведении 100-летнего юбилея Отечественной войны.

   Высочайше было повелено, чтобы предстоящему юбилею был придан ''характер общенародного торжества'', поскольку ''война 1812 года является не только эпохою для русской армии, но и чрезвычайно важным фактором во всех областях жизни государства''. Поэтому ''к участию в предстоящих торжествах имеют быть привлечены не только военное ведомство, но и возможно обширные слои общества и населения государства''.

   В приказе указывалось время и место проведения предстоящих торжеств, а также серия мероприятий, призванных обеспечить их надлежащий уровень. Время празднования юбилея Высочайше было повелено отнести на август 1912-го, когда исполнится ровно 100 лет со дня знаменательного в летописи войны боя при Бородине, а местом всенародных торжеств были избраны Бородинское поле и первопрестольная столица Москва.

   Особое значение в предстоящем юбилее придавалось участию Православной церкви, так как среди причин, которыми объяснялась победа в Отечественной войне 1812 года, первостепенное значение придавалось промыслу Божьему. В статье профессора А.Введенского, напечатанной в ''Московских ведомостях'' в дни юбилейных торжеств, утверждалось, что три силы спасли Россию: ''беззаветная готовность со стороны русского народа ради освобождения Родины не только на жертву, но и на самопожертвование; доблесть мудрых и осторожных военачальников и вождей народа, возглавленных вождем народа, воистину благословенным Императором Александром; первее же всего и превыше всего - воля Божия, видимо, направлявшая к нашему благу даже и самые наши ошибки''.

   В приказе сообщалось, что Святейший Синод по примеру празднования Полтавской победы заблаговременно обратится к Епархиальным Преосвященным с указанием о том, чтобы 25 августа, накануне дня Бородино, были проведены во всех храмах всенощные бдения, а в самый праздник - 26 августа _ торжественные литургии с провозглашением заупокойной ектении с поминовением Благочестивейшего Великого Государя Императора Александра 1 и павших в Отечественную войну вождей и воинов. После литургии - благодарственный молебен за избавление России от нашествия двунадесяти языков. Кроме того, по указанию Святейшего Синода должна быть перенесена из г. Смоленска в Бородино с особой торжественностью и крестным ходом чудотворная икона Смоленской Божией Матери, именуемая ''Одигитрией'', которая является славной реликвией русской армии. В соответствии с приказом Главное управление Генерального штаба сразу приступило к отбору воинских частей для парада на Бородинском поле. Учитывались два обстоятельства: ''родословная воинских частей, бывших в Бородинском бою'', и финансовые возможности военного ведомства. ''По ограниченности средств'' Главное управление Главного штаба включило в список участников парада только 4-го полка, оказавших наибольшую услугу в 1812 году''. Это лейб-гвардии Измайловский и лейб-гвардии Московский (бывший лейб-#гвардии Литовский), Гренадерский корпус и от армейской пехоты - 29-й пехотный Черниговский полк. От прочих частей всех родов оружия, отличившихся в 1812 году, назначались представители в составе не более 10 знаменных рот, 12 штандартных эскадронов и 38 отдельных депутаций.

   Конечно, желающих попасть на парад было гораздо больше, и они искали способы тоже оказаться на торжествах. Среди архивных документов хранится прошение военному министру Ее Императорского Высочества Великой княгини Ольги Александровны о том, что она ходатайствует о Его Императорском Величества соизволении на командирование в августе месяце на предстоящие торжества по случаю 100-летнего юбилея Отечественной войны штандартного эскадрона 12-го Гусарского имени Ее Императорского Высочества полка.

   Войску Донскому, которое стяжало неувядаемую славу своей храбростью в Отечественной войне, Его Величество всемилостивейше соизволил командировать сводный Донской казачий полк четырехсотенного состава (по 14 рядов во взводах). Из них первые две сотни - старики, а две сотни - малолетки в возрасте от 14 до 17 лет. На Дону решили привлечь стариков ''всех седых, украшенных отличиями за минувшие войны''. Одеть их в форму тех полков, в которых они ранее служили, а малолеток нарядить в современную форму. Из общего войскового капитала войска Донского было выделено на поездку 3000 рублей - сумма, по тем временам немалая.

   Кроме того, войско Донское в честь юбилея наметило учредить в г. Новочеркасске ''Дом инвалидов'' - для призрения казаков, потерявших свое здоровье на военной службе, установить в кафедральном соборе мраморные доски с именами генералов, штаб- и обер-офицеров войска Донского, награжденных орденом Святого Георгия и павших в сражениях, такие же доски установить во всех станичных церквях с именами нижних чинов, учредить на войсковые средства несколько юбилейных стипендий в высших и средних учебных заведениях и переименовать некоторые из улиц в Новочеркасске, дав им названия в честь наиболее видных генералов войска Донского.

   Среди документов есть и прошение от имени Ее Императорского Высочества Великой княгини Елисаветы Федоровны командующему Московским округом, в котором она просит разрешить Сергиево-Елисаветинскому училищу для солдатских детей принять участие в параде.

   О мотивах, побуждавших людей участвовать в юбилейных торжествах, красноречиво свидетельствует прошение адъютанта коменданта штаба Владивостокской крепости капитана Струковского. Он за свой счет едет в Москву и просит только о том, чтобы его внесли в число лиц депутации от гарнизона крепости или от Приамурского военного округа. ''К ходатайству этому меня побуждает, - пишет он, - патриотическое желание иметь счастие быть близким свидетелем редких для Российской армии и всего Отечества исторических торжеств, имеющих состояться в Высочайшем присутствии''.

   Что касается привлечения общественности к предстоящим торжествам, то была утверждена Междуведомственная комиссия по празднованию 100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года во главе с генералом от инфантерии В.Глазовым, в которую вошли представители от всех министерств и ведомств. Она подготовила рекомендации, которые изложила в письме к председателю Совета Министров В.Н.Коковцову. Предлагалось для превращения юбилея во всенародное торжество пригласить: 1) губернских предводителей дворянства, председателей губернских земских управ, городских голов всех губерний, всего около 150 человек; 2) депутацию от Московского городского общества, от губернского земства, всех уездных предводителей дворянства, председателей уездных земских управ, городских голов, старост уездных городов Московской губернии, всех земских начальников, всего около 120 человек; 3) волостных старшин по одному от каждой губернии и области, от инородцев (башкир и калмыков, участвовавших в Отечественной войне 1812 года), председателей волостных судов и сельских старост Московской губернии, всего около 4500 человек; 4) депутации от сословий, учреждений и обществ, которые выразят пожелание возложить венки на братской могиле воинов, павших на Бородинском поле; 5) представителей учебных заведений - по одному или по двое от каждого заведения по всей Империи.

   Особо обсуждался вопрос о приглашении потомков участников Отечественной войны 1812 года. Ввиду ''технических'' затруднений было решено предоставить право участия в торжествах ''для установления вящей духовной и патриотической связи'' между героями Отечественной войны и современными поколениями ''на почве служения Престолу и Родине'' только потомкам генералов, штаб- и обер-офицеров, участвовавших в Бородинском бою.

   По случаю 100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года для возложения на гробницы Императора Александра 1 Благословенного и славнейших его героев - князя Кутузова-Смоленского, князя Багратиона и графа Барклая-де-Толли были отчеканены памятные золотые медали, а для раздачи участникам торжеств - нагрудные светло-бронзовые медали. На лицевой стороне их был помещен портрет Александра 1, а на оборотной - слова из Манифеста Государя. ''Славный сей год минул, но не пройдут содеянные в нем подвиги''.

   Государственное казначейство выпустило юбилейные серебряные рубли. В докладной записке тех лет, хранящейся в архиве, подчеркивается, что изображение орла в государственном гербе на них соответствовало тому, который был ''на русской государственной печати все славное царствование Императрицы Елисаветы Петровны, когда русские войска победоносно сражались против непобедимого Фридриха Великого, когда в Берлине чеканилась русская монета, в продолжении всего славного победоносного царствования Императрицы Екатерины Великой, а равно в славную годовщину Отечественной войны, когда русские войска, отразив нападение французов, явились в Париж диктовать волю Императора Александра Благословенного''.

   Естественно, что большую работу провели издательства. Государь повелел издать книгу о героях Отечественной войны 1812 года, изображенных в Военной галерее Зимнего дворца, и возложил ее исполнение на известного историка Его Императорское Высочество Великого князя Николая Михайловича. В мае 1912 года книга была отпечатана и рассылалась в войска с собственноручной надписью Государя: ''Достойным потомкам доблестных предков''.

   Для чтения войск военный издатель - полковник Симонов _ выпустил брошюру ''100 лет назад'', повествующую о великом дне Бородино.

   Известный деятель патриотического движения генерал Е. В. Богданович издал брошюру ''Двенадцатый год'', которая бесплатно раздавалась военным и гражданским лицам.

   Совет Императорского Русского военно-исторического общества тоже принял на себя обязаннность издать к юбилею брошюру для бесплатной раздачи войскам и народу. Он же выпустил добротную карту Бородинского поля.

   Среди мероприятий, проведенных в честь юбилея, были и неожиданные. Скажем, пришлось провести работу по исправлению неточностей, которые обнаружились на стенах храма во имя Христа Спасителя в Москве. Этим занялся московский отдел Императорского Русского военно-исторического общества, который внес дополнения и изменения в надписи имен воинских чинов, убитых и раненных в Отечественную войну 1812 года.

   Интересно, что при Военно-походной канцелярии Его Императорского Величества была Высочайше утверждена комиссия по описанию боевых трофеев русского воинства и старых русских знамен. Она разослала циркуляры, в которых говорилось:
   ''Драгоценное достояние Российской державы - боевые трофеи, кровью добытые нашим воинством, легко могут уничтожаться от времени. Это лишит последующие поколения знания великих дел прошлого, которые служат высоким примером в деле воспитания потомства в горячей любви к Престолу и Родине.

   Большинство таких трофеев размещены по различным церквям и музеям во всех концах России, но до сих пор не имеется общей описи и перечня, где именно они хранятся, откуда и когда поступили в местохранилище, а также названия воинских частей и имен героев, благодаря беззаветному мужеству которых неприятельские знамена и прочие трофеи склонялись перед Русским Государем''.

   Самой трудоемкой задачей явилась разработка порядка проведения самих юбилейных торжеств. Надо было сделать их зрелищными и в то же время назидательными, обеспечить общение Государя с народом и обезопасить Его Величество от возможных террористических актов, гармонически соединить военные и гражданские, религиозные и мирские интересы участников торжеств. Церемониал празднования был разработан так тщательно, что, как показывают газетные отчеты того времени, исполнялся буквально по минутам.

   25 августа 1912 года в 11 часов утра Государь Николай Александрович с Государыней Александрой Федоровной, Наследником Цесаревичем и Великим князем Алексеем Николаевичем, великими княгинями Ольгой, Татьяной, Марией и Анастасией прибыли на станцию Бородино. Они проследовали к царской ставке по дороге, украшенной гирляндами и флагами, среди арок колонн и всевозможных украшений. Ставка расположена за Спасо-Бородинским монастырем и тоже увенчана желтыми стягами и вензелями Государя и гербами Российской Империи. Рядом же с монастырем и палатки, в которых расположились около 5000 тысяч волостных старшин.

   График Государя был таким напряженным, что газетные отчеты о каждом дне его пребывания занимали целые полосы. Отметим только те моменты, которые наиболее ярко характеризуют атмосферу празднования 100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года.

   Сразу же 25 августа Государь встретился в инвалидном домике, расположенном недалеко от монумента Бородинской битвы, с пятью ветеранами этой войны. Старшему из них - отставному фельдфебелю Акиму Винтонюку исполнилось 125 лет, младшему - Жукову 110 лет. Его Величество приказал ветеранам сидеть, а сам с Государыней и детьми стоял во время беседы с ними. Сюда к инвалидному домику подошел крестный ход из Смоленска, во главе которого находился высокопреосвященный Владимир, митрополит Московский и Коломенский. Их Величества с августейшими детьми приложились к иконе Смоленской Божией Матери и пошли пешком с крестным ходом к памятнику Бородинского сражения. Вокруг памятника были выстроены войска, и икону обнесли перед их фронтом в воспоминание такого же события накануне Бородинской битвы.

   В этот же день Государь осмотрел Спасо-Бородинский монастырь и памятники, выстроенные на Бородинском поле отдельными частями войск. Он посетил могилу генерала Неверовского Дмитрия Петровича (1771-1813), командовавшего русскими войсками в сражении под Красным и обеспечившим отступление в величайшем порядке русских войск к Смоленску. Дмитрий Петрович погиб в бою под Лейпцигом, и в 1912 году его прах был перевезен в Россию и захоронен на Бородинском поле. Состоялась встреча Государя с французской делегацией, прибывшей на торжества. Перед Шевардинским редутом на средства французских частных компаний был воздвигнут временный памятник, увенчанный одноглавым орлом. Государя приветствовала французская молодежь таким же возгласом, как и в свое время ''Великая армия'' Наполеона: ''Да здравствует Император!'' Русские любезно отвечали им: ''Да здравствует Франция!''

   26 августа Государь опять прошел с семьей крестным ходом от Спасо-Бородинского монастыря до памятника Бородинской битвы. По всему пути по сторонам дороги на протяжении полторы версты стоял народ. Чудотворную икону ''Одигитрию'' установили у походной церкви Александра 1. Перед ней был совершен благодарственный молебен. Затем Государь вошел в ограду памятника Бородинской битвы, где уже находились по его указанию пятеро ветеранов, и опять беседовал с ними. Он останавливается у гранитной плиты на могиле Багратиона. Старший из потомков героев Отечественной войны 1812 года генерал-адъютант Дурново возлагает на могилу памятную золотую медаль.

   Затем Государь совершает объезд войск. В газетных отчетах сообщалось о том, какое это было прекрасное зрелище: ''Великолепная погода необычайно благоприятствовала торжеству... Небывалую по красоте картину представляло все место у Бородинского памятника, освещенного яркими солнечными лучами. Бородинский памятник и белый шатер с походной церковью Императора Александра Благословенного господствовал над всей местностью. Вокруг, как бы окружая памятник, - войска всех родов оружия, разнообразное обмундирование которых дает необычайно эффектную картину. Народ, войсковые атаманы со своими бунчуками, волостные старшины, инородцы в пестром одеянии, учащиеся и мундиры военных, не находящихся в строю, придают особенно колоритный фон общему внушительному и величественному зрелищу''.

   Государь здоровается с войсками. Склоняются знамена. Звуки встречи сменяются народным гимном. После объезда читается приказ Государя армии и флоту:
   ''100 лет назад Российское воинство, велением Верховного вождя своего, блаженной памяти Императора Александра Благословенного, призвано было к великому и почетному долгу отстоять грудью своею достоинство Великой России, неприкосновенность Отечества, честь и славу, дотоле непрестанно сопровождавшие сухопутную армию и флот.

   С глубокою верою во всемогущество Божие, в полном единении со своим Государем и с покорностью перед предстоявшими неисчислимыми и тяжелыми испытаниями, преданные своему долгу армия и флот приступили к совершению великого дела и проявленные ими беззаветные подвиги мужества и храбрости спасли Отечество, заслужили благодарную память и вечное уважение потомства и удивление дотоле непобедимого врага и всех народов Европы.

   В сегодняшний торжественный день почитания 100-летней годовщины знаменательного сражения на полях Бородинских, воздаваемая вместе со Мною всею Россиею дань уважения и признательности к подвигам великих предков да укрепит в сердцах ваших сознание долга и да послужит источником к проявлению вами той же беззаветной преданности и мужества, когда промыслу Божьему угодно будет призвать Отечество к новому испытанию. Сердца ваши да пребывают в уверенности, что потомки с уважением произнесут имена ваши, и содеянные вами подвиги неизгладимо будут жить в памяти благодарного Отечества''.

   По прочтении приказа войска церемониальным маршем прошли по полю. Среди них скакали старики Донского войска. Из 200 человек было 108 георгиевских кавалеров в возрасте от 60 до 80 лет.

   В походной церкви Александра 1 была совершена панихида. Газета ''Московские ведомости'' писала: ''Необычайной торжественностью отличалась панихида в открытом поле над братской могилой десятков тысяч русских воинов. Их Императорские Величества и все присутствующие благовейно опустились на колени''.

   В 17 часов Государь посетил крестьянскую ставку у деревни Шевардино. 26 августа был дарован Высочайший рескрипт Преосвященному митрополиту Московскому и Коломенскому Владимиру, в котором Его Величество высоко оценил подвиг священнослужителей в Отечественной войне 1812 года:
   ''Сто лет тому назад, когда первопрестольная столица, а с нею и вся Святая Русь переживала тяжкую годину нашествия двунадесяти языков, православное духовенство, перенося со всем русским народом лишения и невзгоды, оказало Отечеству великую услугу, будя в сердцах народа и доблестного воинства пламенную веру в Бога, беззаветную преданность своему царю и любовь к Церкви и Родине, врагами униженных и поруганных. Духовенство среди ужасов смерти, пожаров и разорения поддерживало мужество и крепкое стояние за Святую Русь возгоранием надежды на скорое заступление и помощь Божию.''

   С 27 по 30 августа Государь находился в Москве. Первопрестольная встретила его радушно. Как писали газеты, ''столица расцветилась национальными флагами. На балконах многих домов и в витринах магазинов бюсты Николая Александровича, Александры Федоровны и Александра 1. На площадях и перекрестках убранные стягами высокие мачты. Там же красные щиты с императорскими гербами дома Романовых и московские гербы. По Тверской от вокзала до Страстной площади на трамвайных мачтах металлические коробки с живыми цветами; такое украшение впервые''.

   И казалось, что возродилось надолго прежнее единение Государя с народом. Городской голова Николай Иванович Гучков, обращаясь к Его Величеству в Городской думе, сказал:
   ''Издревле Государи Российские в дни невзгод и скорбей своего народа, равно как и в дни его радости и веселия, всегда были с ним, в среде его одухотворены одними с ним помыслами.

   Во все времена Москва, как сердце нашей родины, было средоточением этого единения. Сто лет тому назад, в великую годину крайнего бедствия, постигшего наше Отечество, когда настала надобность спасти его от сильного врага, ныне в Бозе почивающий Император Александр 1 обратился с воззванием своим напервее к первопрестольной Российской столице и не умедлил сам предстать перед оной. И Москва, следуя за своим вождем, ''подвигами, верностью и терпением своим показала пример мужества и величия'', как красноречиво свидетельствует о том драгоценная грамота Монарха, хранимая в этом священном ларце. По окончании великого бедствия Монарх посетил древнюю столицу, ''дабы'', как то занесено в грамоту, ''ознаменовать перед целым светом незабвенные услуги ее''. Великий Государь! Следуя заветам Твоих предков, Ты, даровававший обновление Твоему народу, ныне в дни великой годины, в дни ее радости, опять, как всегда, среди него, объединенный с ним общими помыслами, общею молитвою о благе и величии драгоценной Отчизны''.

   Кроме Городской Думы Николай Александрович посетил Дворянское собрание, принял парад на Ходынском поле, осмотрел выставку в Историческом музее, посвященную Отечественной войне 1812 года, Бородинскую панораму, на создание которой было затрачено 70 тысяч рублей от казны и 50 тысяч его собственных денег, присутствовал на смотре учащихся на Красной площади, на котором ''молодцеватой выправкой'' выделялись малыши Сергиево-Елисаветинского училища для солдатских детей. Он принял участие в крестном ходе от Успенского собора в Кремле на Красную площадь, где был совершен благодарственный молебен. А в храме Христа Спасителя опускался на колени на заупокойном богослужении по Императору Александру 1, победоносным вождям и воинам и по всем, за веру, Царя и Отечество в годину искушения мужественно подвизавшихся и живот свой положивших.

   30 августа Его Величество в половине двенадцатого ночи отбыл из Москвы, пожертвовав перед тем из собственных своих средств 15 тысяч рублей для раздачи беднякам столицы. А 4 сентября к первой годовщине кончины Петра Аркадьевича Столыпина в храме при Доме московского генерал-губернатора совершена была по покойном литургия, а после нее панихида. Также почтили память покойного в церкви московского почтамта чины почтамта, а в церкви Григория Богослова 5 сентября - сотрудники газеты ''Московские ведомости''.

   Следствием празднования 100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года на Бородинском поле было то, что Императорское Русское военно-историческое общество выдвинуло идею организовывать туда экскурсии с представлением удобств экскурсантам.

   Также это общество приступило к собиранию всех сведений, касающихся празднования юбилея.

   1912 год завершился хлопотами, связанными со строительством на поле Лейпцигского сражения храма-памятника над братской могилой русских воинов. Во всех церквях Российской Империи Святейший Синод разрешил сбор средств для этой цели. Комиссия Войска Донского обсуждала вопрос по изысканию средств на поставку иконостаса в Лейпциг. Комитет по сооружению храма-памятника, возглавляемый великим князем Михаилом Александровичем, обратился в Главное управление Генерального штаба с просьбой доставить именные списки офицеров и общее число нижних чинов, убитых и умерших от ран в сражении под Лейпцигом для помещения этих данных на стенах церкви.

А. С. ВАСИЛЕНКО.

   Автор благодарит за содействие в подготовке материалов директора РГВИА Гаркушу И. О., зам. директора Шубину Т.Н., начальника отдела информационного обеспечения и публикации документов РГВИА Шабанова В. М.




  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION