11.10.2002: 

Из ранних произведений игумена И. Экономцева

   Опубликовав в №№ 19-20 и 31-32 ''Русского Вестника'' материалы ''Страсти земноводных (об архимандрите Иоанне Экономцеве и его зоосексуальных фантазиях)'' И. Гришина и С. Матвеева, ''Пчелы и мухи'' В. Л. Шленова и Л. Г. Петрушиной и редакционный материал ''От земноводных к насекомым и далее?.. Пожалуй, достаточно'', мы хотели этим тему писательского зуда архимандрита Иоанна Экономцева закрыть, потому что сомневались в полезности вынесения такого обсуждения на суд православной общественности.

   Но недавно в редакцию сообщили, что игумен Иоанн Экономцев некоторое время назад выпустил целый двухтомник своих странных произведений. А на следующий день после этого сообщения к нам в редакцию сотрудница Отдела религиозного образования и катехизации, возглавляемого игуменом И. Экономцевым, принесла одну из ранних книг ''писателя Игоря Экономцева'' (он же - игумен И. Экономцев) - мистический роман ''Тайна восьмого дня'' (Экономцев Игорь. Тайна восьмого дня. Мистический роман. Кострома, Издат.-полиграф. объед. ''Кострома'', без указания года выпуска, 527 страниц).

   То, что мы увидели на страницах этой книги, шокировало нас многократно сильнее, чем прочтение ''Обетованного острова'' с его удивительно подробными описаниями актов совокупления десятка гадов, земноводных и фантастических, рожденных странным воображением игумена И. Экономцева тварей.

   Все содержание опуса ''Тайна восьмого дня'', несомненно, достойно того, чтобы заново освящать как оскверненные любые помещения, где эта книга даже полежала немного. Мы же приведем лишь один фрагмент из наследия ''писателя''-игумена И. Экономцева. На страницах 506_507 черным по белому напечатано буквально следующее:
   ''Вчера я впервые летал на шабаш, летал, как положено, на метле. Ощущения - ни с чем не сравнимые! И главное, чувство абсолютной свободы, которое можно испытать, только переступив через грань, перешагнув через все табу, пресловутые угрызения совести, жалость и сострадание. Там были наши общие знакомые, Валентин, носящий титул Великого магистра, - он сделал головокружительную карьеру! - Алевтина, ее исчезнувший Альбертик, Кеша с придворным титулом куропалата и, наконец, Константин Кузьмич, который есть... Черт возьми, ведь ни за что не догадаешься кто! Это козел Спиноза! Черная месса прошла строго и чинно под музыку Скрябина. Мы причастились солоноватой жертвенной крови, а потом приложились к заднице козла Спинозы. Скажу прямо: дезодорант в этих случаях не употребляется - по традиции, а может быть, для полноты ощущений. Совершая этот ритуал, я не испытывал упоения, как некоторые другие, мне было мерзко! Но я знал, что то деяние, которое я совершу завтра, будет во сто крат гнуснее. И все-таки я его совершу!''

   Про ''перешагивание через всякие табу'' игумен И. Экономцев пишет и в ''Обетованном острове'', но чтобы православный священник писал и издавал такое?! Такие реалистичные описания сатанистских действ заставляют еще раз серьезно задуматься о судьбе православного образования, руководимого таким писателем. Если живописания ''задницы козла Спинозы'' и подробностей акта ''причащения солоноватой жертвенной крови'' для игумена И. Экономцева важнее и интереснее разработки православных учебников, то куда мы придем с такими игуменами?

   Или, быть может, игумен И. Экономцев покаялся в том, что раньше увлекался литературным сатанизмом? Нам в редакции об этом ничего не известно.

   Самое удручающее во всей ситуации с совокупляющимися в книгах И. Экономцева гадами, земноводными и ''задницами козлов Спиноз'' в том, что находятся православные люди (или называющие себя таковыми?), которые воспринимают все это как норму. ''Всякий глупец найдет еще большего глупца, который станет им восторгаться'', _ писал французский поэт Никола Буало. Или же здесь все гораздо серьезнее и речь нужно вести о вторжении сатанизма в церковные структуры?

   Игумен И. Экономцев говорит устами своего героя: ''Но я знал, что то деяние, которое я совершу завтра, будет во сто крат гнуснее. И все-таки я его совершу''. И эти слова отражают его собственное отношение ко всей ситуации. Наверняка он сам понимает, насколько гнусны его книги ''Обетованный остров'' и ''Тайна восьмого дня'', но все равно публикует их. Ведь И. Экономцев вкладывает в уста своего героя слова:'' То деяние, которое я совершу завтра, будет во сто крат гнуснее''. И все-таки совершит?

Редакция.



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION