21.02.2020: КАК ОБЪЕДИНЕНИЕ ПАТРИОТОВ МОЖЕТ СТАТЬ РЕАЛЬНОЙ СИЛОЙ?
   
   
   
   
   
   Почему нам не удавалось и не удается объединить патриотов? Говорят, что всему виной: 1) действия провокаторов, засылаемых в нашу среду; 2) давление власти и провластных партий, которые сами хотят выглядеть в глазах электората патриотами. Наверное, эти причины стоит принимать во внимание, но главные причины надо искать внутри себя, внутри патриотического движения. И тут я вижу две главные причины.
   Первая причина: патриоты не могут выработать здравого отношения к власти, из-за чего власть смотрит на нас с подозрением. Вот и на конференции «Народного Собора» в некоторых выступлениях опять звучала замшелая идея создания пресловутой «третьей силы». Мол, либералы готовят реванш, мы должны с ними бороться, но и от власти нужно дистанцироваться, нужно самим «оседлать протестное движение», а потом и «перехватить власть». Люди, которые проталкивают идею «третьей силы», отрицают, по сути, логику политической борьбы. Ведь при обострении ситуации действуют только две силы: третий всегда лишний, третий всегда путается под ногами и в итоге переходит на позицию одной из сторон. И мы наблюдали недавно примеры, когда вроде наши естественные союзники (русские националисты, выступавшие с позиций защиты русского народа) на Болотной стояли рядом с откровенными агентами Запада.
   Мы видим, что сейчас против российской власти борется Запад. И, дистанцируясь от власти в этих условиях, мы рискуем вольно или невольно оказаться союзниками Запада и его агентов в сфере политики – либералов.
   Конечно, во власти есть активное и влиятельное либеральное лобби, которое враждебно всем тем идеям и ценностям, которые защищаем мы, патриоты. Но во власти есть и союзные нам силы. А главное – нам нельзя нападать на саму Верховную власть. Напротив, нам нужно ее укреплять, усиливать, одушевлять и побуждать к переходу на национальные рельсы.
   Словом, иного принципа отношения к власти, как «Царь хороший, бояре плохие», я не вижу. Мне возражают, что царь сам и назначает этих бояр, хотя мы, мол, постоянно царю говорим, от царя требуем, чтобы он прогнал либеральных бояр и сделал ставку на других бояр – патриотов и силовиков. А он, мол, нас не слушает, игнорирует наши требования – значит, и царь заодно с либеральными боярами.
   Воспользуюсь аналогией. Летом 1915 года Император Николай II уволил четырех особенно ненавистных либералам министров: министра внутренних дел Н.А. Маклакова, министра юстиции И.Г. Щеловитова, военного министра В.А. Сухомлинова и обер-прокурора Св. Синода В.К. Саблера. Что, Царь мученик не понимал, что он увольняет самых надежных министров?!! Понимал, наверняка. Но в тех условиях вынужден был пойти на эти уступки либералам, которых поддержало тогда командование армии.
   Нам надо понимать, что глава государства вынужден лавировать между разными властными группировками и не всегда действует так, как сам бы хотел. Кстати, тогдашние патриоты, монархисты-черносотенцы, постоянно требовали от Государя принятия жестких мер, на которые он не в состоянии был пойти. В итоге некоторые из неразумных монархистов ушли в оппозицию власти и даже приняли участие в свержении Царя (например, Шульгин), чем навсегда запятнали свою репутацию.
   Это нам, патриотам, нужно ясно понимать и не требовать от главы государства решений, которые он принять не может. Более того, не осуждать его за уступки, на которые ему приходится идти, особенно в условиях кризиса.
   Мы должны стоять на позиции конструктивной критики власти. Это значит, что мы можем и даже должны критиковать действия министров, чиновников и парламентариев, которые, на наш взгляд, действуют во вред России, но никогда не должны критиковать верховную власть (или, по крайней мере, критиковать в максимально мягкой форме, говоря о каком-то ошибочном решении).
   Вторая причина: патриоты все время пытаются объединить лидеров, но не идеи. В итоге все время попадают в закономерный тупик, поскольку каждый лидер стремится к удовлетворению своих амбиций, которые удовлетворить не представляется возможным.
   И вот тут нам надо присмотреться к опыту единственного успешного (хотя и кратковременного) патриотического проекта – избирательного блока «Родина» образца 2003 года. Кому принадлежала идея именно такой конструкции блока, сказать трудно. Одни говорят: кремлевским политтехнологам, прежде всего Владиславу Суркову. Другие говорят, что Сурков тут ни при чем, а все шло естественным путем. Но это, собственно, и неважно. А важно, что проект «Родина» был построен по принципу соединения трех реально существующих изводов современного отечественного патриотизма.
   Во-первых, это русский национализм, ставящий во главу угла защиту интересов русского народа. В «Родине» его олицетворял Дмитрий Рогозин, который говорил в основном о защите русских в Прибалтике. Сегодня эта тема не исчезла, хотя куда более острыми стали темы Донбасса, защиты русских в самой России, а главное – защиты русских идеалов и ценностей.
   Во-вторых, это левый патриотизм с акцентом на идею социальной справедливости. Его олицетворял в 2003 году Сергей Глазьев, который активно отстаивал идею налога на недра. Сегодня эта идея стала еще более актуальной, поскольку социальное расслоение только усилилось, а олигархи ведут себя зачастую как «хозяева жизни». Более того, чиновники и даже некоторые силовики стали воспринимать свою должность как источник «кормления», и это становится сегодня самым главным вызовом для верховной власти.
   В-третьих, это православный патриотизм с акцентом на защиту интересов Русской Православной Церкви и духовных скреп общества, над чем так любит потешаться «креативный класс». В «Родине» этот извод русского патриотизма олицетворял Сергей Бабурин вкупе с Натальей Нарочницкой и Александром Крутовым.
   По большому счету эти изводы русского патриотизма не противоречат друг другу. Если только их правильно понимать. И если удастся отсечь крайности. Какие это крайности?
   В русском национализме нужно отсечь акцент на этнический характер национализма, на попытку превратить русский национализм во что-то похожее на европейские версии национализма, в основе которых лежит тезис о национальной исключительности того или иного народа. В условиях России такой русский национализм приведет только к вражде с нерусскими народами, к разрушению страны, о чем мне доводилось писать еще в 2011 году в статье «Русский национализм – могильщик России». Настоящий русский национализм должен носить имперский характер, т.е. ориентироваться не на защиту русских только потому, что они русские по крови, а на защиту интересов русских как государствообразующего народа. Защиту и продвижение русского языка, распространение русской культуры, русского образа жизни, русских идеалов, т.е. всего того, что и позволило русскому народу создать великое государство, объединив вокруг себя многое множество народов и народностей.
   В левом патриотизме нужно отсечь защиту «завоеваний Октября», защиту той банды интернационалистов, которые, воспользовавшись хаосом, возникшим после свержения генералами и либеральными сановниками Императора, безжалостно уничтожили Россию, тех творцов катаклизмов, которые уничтожали все русское. Левый патриотизм для нас – это прежде всего сталинизм (Сталин как раз и расправился с этой «ленинской гвардией» путем репрессий. – Авт.), государственничество, социальная справедливость и социальная защита, служение интересам государства всех и каждого. Мы едины с левыми патриотами и в защите завоеваний Великой Отечественной войны, в противостоянии попыткам демонизировать Великую Победу, фальсифицировать историю советской эпохи.
   В православном патриотизме нужно отсечь антисоветизм и необелогвардейщину, попытки реабилитировать не только предателя Власова, но и генерала Краснова, воевавшего против своего народа в годы Великой Отечественной.
   Если удастся отсечь крайности, то объединение патриотов вполне может состояться. И это объединение вполне может оказаться успешным политическим проектом.
   Уже сейчас мы видим фигуры, которые вполне могли бы олицетворять этот единый патриотический проект.
   В роли выразителя идей левого патриотизма вполне мог бы выступить такой патриотический «тяжеловес», как Сергей Бабурин. Он не выпал из политического пространства, сохранил свою партию, пусть и неудачно, но принял участие в последних президентских выборах, ведет сегодня активную работу на ниве единения славянских народов. Идеи социальной справедливости для Бабурина вполне органичны.
   В роли выразителя идей православного патриотизма весьма убедительно мог бы выступить заместитель председателя Всемирного русского народного собора Константин Малофеев. В последнее время мы видим, что он ищет пути объединения с разными силами внутри патриотического спектра. Так, он поддержал проект «Русской мечты», провозглашенный нашим патриотическим Орфеем – Александром Андреевичем Прохановым. Если по каким-то причинам Малофееву несподручно будет идти в политику непосредственно, в роли выразителя православного патриотизма мог бы выступить Павел Пожигайло, ставший в последнее время рупором православно-патриотического протеста против разрушительного закона о «семейно-бытовом насилии».
   Сложнее с выразителем идей русского национализма в конструктивном измерении. Самые очевидные кандидаты – Игорь Стрелков (Гиркин) и Наталья Поклонская, но способны ли они сегодня быть убедительными в этой роли? Стрелков излишне радикален, выступает порой с легковесными заявлениями по военно-политической тематике и раздражает очень многих во власти, так что скорее может принести вред, чем пользу в такой коалиции. Поклонской явно не хватает знаний, чтобы быть убедительной в тематике защиты русских. Словом, позиция пока вакантная.
   Полагаю, что именно в такой конструкции может быть успешным политическое объединение патриотов. А необходимость в нем в условиях кризиса политической системы и предстоящего трансфера власти крайне актуальна.
   Состояться такое объединение может, разумеется, только в условиях позитивного отношения к проекту со стороны Администрации Президента. Это просто очевидно. И само по себе неплохо, поскольку свидетельствует о сохраняющейся силе и влиянии государства. Без государства у нас в России пока невозможна реальная политика. И это хорошо, потому что в противном случае у нас была бы возможна политика при участии денежных мешков, зарубежных центров силы или теневых (криминальных) сил. Как было в лихие 90-е...
   

А.Д. СТЕПАНОВ,
   главный редактор
   «Русской народной линии»,
   председатель «Русского Собрания»


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION