24.01.2020: Владимир БОЛЬШАКОВ. НИКТО В РОССИИ НЕ ЖИВЕТ ХУЖЕ, ЧЕМ РУССКИЕ
   
   
   

Враги русского народа


   
   Меня потрясла фраза простой русской крестьянки, которая, увидев недавно в своей деревне немецких туристов, пригласила их к себе в хату «попить молочка» со словами «Заходите, немчики, мы же с вами воевали!». Это вовсе не показатель некоего «рабства духа». Русский народ в силу присущего ему христианского всепрощения и подлинной, а не показной толерантности не раз за историю Руси становился жертвой своей доверчивости. И только убедившись в том, что за добро ему платят злом, брался за оружие и громил коварного врага. В силу той же ментальности и в заботе, как бы сказали сейчас, об «имидже» России у нас привыкли смотреться в зеркало Запада: а что там про нас скажут?
   
   

В плену иллюзий


   
   За многие сотни лет противостояния с русофобским Западом можно было бы окончательно убедиться в том, что зеркало это кривое и в объективном восприятии России нам заведомо отказано. Наших лидеров там поддерживают только тогда, когда видят в них своих «троянских коней», способных взорвать изнутри крепость по имени Русь. Самый яркий тому последний пример – это номенклатурный недоумок Михаил Горбачев, которого «мировая закулиса» провела на мякине и использовала по полной для развала СССР в обмен на мишуру почетных титулов, орденов и званий.. Увы, не только история его предательства, но и вся наша история подтверждает, что искушение признанием либерального Запада остается в России неодолимым.
   Историк В. Шамбаров, замечая, что Николай II был слишком мягок в обращении со своими политическими врагами, которые одновременно были и врагами России, пишет: «Россию губили не самодержавный “деспотизм”, а, наоборот, слабость и беззубость власти. Царь слишком часто пытался найти компромисс, договориться с либералами, чтобы не произошло кровопролития между правительством и частью обманутого либералами и социалистами народа. Для этого Николай II увольнял преданных монархии, порядочных, компетентных министров и вместо них назначал или непрофессионалов, или тайных врагов самодержавной монархии, или мошенников». Все повторяется, не правда ли?
   Владимир Путин в том же своем выступлении на заседании Совета по правам человека (СПЧ) сказал, что в результате осуществления ленинского плана строительства «новой России», теперь «мы не можем понять, что делать с Бутовским полигоном и как выстроить там работу, чтобы люди не забыли, кто там лежит в земле».
   Для того чтобы понять, почему вся Россия по воле Ленина, Троцкого и их подручных была превращена в огромный расстрельный полигон наподобие Бутовского надо вспомнить о том, каковы были движущие пружины российских революций 1905 и 1917 годов и последовавшей за этим Гражданской войны в России.
   Революции 1917 г. в России и почти одновременно с ними вспыхнувшие красные путчи в Германии и Венгрии, в других странах Европы были продолжением и завершением «Весны народов» – буржуазных революций, разрушивших столетние монархии и целые государства. Финансировавший эту «Весну» крупный финансовый капитал использовал тогда для захвата мировой власти не только свою «закулису» в виде масонских лож и тайных еврейских орденов, но и Первый Интернационал К. Маркса и Ф. Энгельса, где задавали тон те же ложи и ордена.
   Большевики, выступившие под стягом марксизма, воспринимали Россию как базу для подготовки мировой революции по Марксу, Троцкому и Ленину. Сословный геноцид и тотальное разрушение государственности сопротивлявшихся этому стран и народов были в этом страшном сценарии предусмотрены, а затем в топку мировой революции, не жалея, бросали и миллионы долларов фунтов, и рублей, и миллионы людей. Для этого огромная доля национального продукта Советской России уходила на поддержку ревдвижений, компартий и разного рода «прогрессивных» режимов третьего мира. Русскому народу доставались в результате крохи, да и к тому же меньшие, чем другим народам России. К чему все это привело – известно.
   Говоря словами Александра Исаевича Солженицына, «мы докатились до Великой Русской Катастрофы 90-х годов XX века». «За столетие многое вплеталось сюда, – писал он. – Девятьсот семнадцатый год, и 70 лет большевицкого развращения, и миллионы, взятые на Архипелаг ГУЛАГ, и миллионы, уложенные без бережи на вой­не, так что в редкую русскую деревню вернулись мужчины, – и нынешний по народу “удар долларом”, в ореоле ликующих, хохочущих нуворишей и воров.
   В Катастрофу входит – прежде всего, наше вымирание. И эти потери будут расти: в нынешней непроглядной нищете сколькие женщины решатся рожать? Не менее вчислятся в Катастрофу и неполноценные, и больные дети, а они множатся от условий жизни и от безмерного пьянства отцов. И полный провал нашей школы, не способной сегодня взращивать поколение нравственное и знающее. И жилищная скудость такая, какую давно миновал цивилизованный мир. И кишение взяточников в государственном аппарате – вплоть до тех, кто по дешевке отпускает в иностранную концессию наши нефтяные поля или редкие металлы. (Да что терять, если предки в восьми изнурительных войнах лили кровь, пробиваясь к Черному морю, – и все это, как корова слизнула в один день?) Катастрофа и в расслоении русских как бы на две разных нации: огромный провинциально-деревенский массив и совсем на него не похожая, иначе мыслящая столичная малочисленность с западной культурой. Катастрофа – в сегодняшней аморфности русского национального сознания, в сером равнодушии к своей национальной принадлежности и еще большем равнодушии к соотечественникам, попавшим в беду. Катастрофа и в изувеченности нашего интеллекта советской эпохой: обман и ложь коммунизма так наслоились на сознание, что многие даже не различают на своих глазах эту пелену… Катастрофа и в том, что для государственного руководства слишком мало у нас людей, кто б одновременно был мудр, мужественен и бескорыстен – все никак эти три качества не соединятся в новом Столыпине.
   
   
   А рублево-долларовый удар 90-х годов еще по-новому сотряс наш характер: кто сохранял еще прежние добрые черты – оказались самыми неподготовленными к новому виду жизни, беспомощными, негодными неудачниками, не способными заработать на прокормление. «Нажива» – стала новой (и какой же ничтожной) Идеологией. Разгромная, разрушительная переделка, еще пока никакого добра и успеха не принесшая нашему народному хозяйству и не видно такого, – густо дохнула распадом в народный характер. И не дай Бог нынешнему распаду стать невозвратным» (Солженицын А.И. Русский вопрос. – В.Б.).
   Последствия этой русской катастрофы мы будем преодолевать еще не один десяток, а то и сотни лет, если власть предержащие в России не осознают и не воплотят в политическую реальность идею русского национального государства. Сталин, начинавший свою карьеры с должности народного комиссара по делам национальностей РСФСР, только после Второй мировой осознал значение русского народа в укреплении, защите и сохранении государственности Советского Союза. Но и его запугали жупелом «русского шовинизма», чему примером останется в нашей истории позорное «Ленинградское дело».
   Как интернационалист-ленинец Сталин, как, увы, и нынешнее руководство России, так и не понял, что государствообразующий статус русского народа жизненно необходим не только для русских, но и для всех других народов России. Без этого она рано или поздно просто развалится по образцу 1991 года, растворится в том плавильном котле, в котором «мировая закулиса» готовится переплавить человечество в лишенных национальных корней манкуртов.
   К сожалению, государственная политика последних лет в национальном вопросе идет в прямо противоположном направлении. Русские патриотические движения, национально-патриотические организации всячески подавляются (последний тому пример – судебные процессы над руководителем Института русской цивилизации профессором О.А. Платоновым. – В.Б.), а на открытые вылазки националистов в российских автономиях власти смотрят сквозь пальцы.
   На территории России проживают от 12 до 14 млн иностранных граждан, из которых свыше 8,8 млн не имеют легального статуса. По другим данным, их уже около 30 млн, и 15 млн – нелегалы. В последнее время ситуация с притоком нелегальных мигрантов приобретает статус государственной политики компенсации депопуляции. Вымирающих русских заменяют пришельцы. При этом, по данным Роскомстата, в стране насчитывается свыше 6 млн собственных граждан, не имеющих работы и свыше 4 млн бездомных. В последнее время наблюдается своеобразное «импортозамещение» наоборот – работающих граждан России заменяют специалистами-иммигрантами из бывших советских республик, которым платят в разы меньше, а россиян, особенно заслуженных ученых, врачей и учителей, воспитателей детсадов и яслей, принуждают тем самым к увольнению. Более успешной стратегии подрыва национального кадрового ядра и благосостояния трудно было бы придумать.
   В Москве живет азербайджанцев больше, чем в Баку, а татар – больше, чем в Казани. К середине века мусульманином будет как минимум каждый четвертый россиянин. Можно ли гарантировать, что толкование мусульманских постулатов будет проводиться умеренными знатоками Корана? Практика показывает, что и ваххабиты сплошь и рядом маскируются под умеренных, но от этого терактов в стране меньше не становится. Едва ли не ежемесячно ФСБ раскрывает то подготовку взрывов в Москве и других городах боевиками, связанных с запрещенным в России ИГИЛ, то Росгвардия спешит разнимать поножовщину с русскими, устроенную исламистами на городской окраине. Дело дошло до того, что вроде бы умеренные мусульманские лидеры призывают убрать с герба России православную символику. Сейчас повсюду в России строятся новые мечети. В Москве на мусульманские праздники прямо на улицах резали баранов, что не позволяют делать ни в одной европейской стране.
   Не надо иллюзий, господа! То, что начинается с невинных разговоров о свободе совести и религиозной терпимости, заканчивается, как в Западной Европе, переживающей небывалое нашествие иммигрантов, призывами к «джихаду» и истреблению «неверных». Дело дошло до того, что в Татарстане ведущая местного телевидения назвала русских «оккупантами» в открытом эфире, что есть экстремизм в чистом виде, но ее за это даже не отстранили от работы, а повысили в должности. То ли еще будет!
   
   

По заветам Ильича


   
   В советские времена нам морочили голову по поводу того, что в СССР якобы сложилась «новая историческая общность – советский народ». При Хрущеве это пытались даже внести в Программу КПСС, но все же не решились. Но о какой общности можно было говорить даже тогда, когда при всем строжайшем контроле над настроениями населения, национализм «туземных народов» в СССР процветал пышным цветом. Достаточно вспомнить, как в Узбекистане националистические банды в 1976 г. вырезали финками звезды на спинах русских ребят, которые по воле сердца приехали им помочь в беде – восстанавливать Ташкент после землетрясения. А кто бывал в Прибалтике в те же 70-е годы, или на Украине, или в Грузии, разве не встречался через раз с нежеланием аборигенов говорить на русском языке, который они прекрасно знали и знают до сих пор, как теперь выясняется. А все это после распада СССР воплотилось в официальную русофобию и нагнетание ненависти к русскому народу.
   
   
   Российские власти тоже пытаются изобрести нечто подобное «новой исторической общности». Вот, например, выступавший на рабочей встрече по вопросам межнациональных и межконфессиональных отношений в феврале 2004 г. в Чебоксарах Президент РФ В. В. Путин сказал: «Еще в советские времена говорили о единой общности – советском народе. И были под этим определенные основания. Полагаю, что сегодня мы имеем все основания говорить о российском народе как о единой нации» (Российская газета, 06.02.2004. – В.Б.). Да нет для этого пока оснований, как и тогда не было, если только формулировку г-на Путина не уточнить: «Российский народ является единой нацией при государствообразующей роли русского народа!» Тогда у нас не было бы в «национальных» республиках, где «титульная» нация составляет меньшинство при русском подавляющем большинстве, таких местных органов власти, где в подавляющем большинстве представлен именно «титул». Окончательно освободившись от национального нигилизма и русофобии, россиянам (в первую очередь власть предержащим. – В.Б.), действительно пора осознать, что «Россия, – как говорили классики, – может быть только государством русского народа или ее не будет вовсе» (Соловей В.Д. Русская история: новое прочтение. М., 2005. С. 312. См. также: Соловей Т., Соловей В. Апология русского национализма: Невозможно строить демократическое государство и нацию без национализма // Политический класс. – 2006. – № 23. – В.Б.).
   Еще в начале ХVIII века Михаил Ломоносов писал: «Величие, могущество и богатство всего государства состоит в сохранении и размножении русского народа». А великий русский философ Николай Бердяев (1874–1948) сформулировал этот завет как лозунг «Россия – для русских и по-русски!».
   Заветы эти забыты, хотя попытки законодательным путем закрепить за русским народом статус государствообразующего народа предпринимались не раз после развала СССР. Так, еще в октябре 2006 г. комитет Госдумы по делам национальностей утверждал концепцию законопроекта «Об основах государственной политики в сфере национальных отношений в РФ». В первоначальном тексте законопроекта (ст. 16), внесенном группой депутатов фракции «Единая Россия», говорилось, что «русский народ признается государствообразующим народом, самоопределившимся на всей территории РФ», а органы госвласти всех уровней «обязаны учитывать потребности и интересы русского народа». Однако в конечном итоге понятие «государствообразующая нация» было изъято, как и положение об обязанностях госвластей. Вместо этого записали, что «русский народ составляет этническую, социальную, языковую и культурную основу РФ», а статья, ранее полностью посвященная русским, стала называться «Государственные гарантии равноправия народов РФ». В конечном счете документ так и не был принят – ни в первоначальном, ни в исправленном виде, хотя сам Путин в ряде своих выступлений называл русский народ «государствообразующим». Но дальше этого публичного признания очевидного факта дело не пошло. Это крайне характерно для понимания состояния умов российских власть предержащих и народных избранников и понимания того, кто на них влияет.
   Дискуссии по этому жизненно важному для русского народа вопросу не прекращаются. Есть немало разумных проектов конституционного оформления его государствообразующего статуса не формальности ради, не в целях лишения гражданских прав других народов России, а для самоутверждения русского человека, поддержания его духовного и нравственного здоровья, укрепления в нем веры в самого себя, в будущее русской нации и Русского национального государства. Такой статус – наилучшее средство поддержать в русском народе желание жить, чтобы он не закончил свой уникальный исторический путь коллективным самоубийством с помощью наркотиков, самогона и ядовитой паленки. Но главное – русские, получив реальное законодательное и материальное подтверждение того, что они хозяева в своем доме, в своем национальном государстве, сами взялись бы всерьез за его укрепление и оздоровление. Тогда и вечный вопрос о создании гражданского общества в России решился бы сам собой. И все это пойдет только на пользу и малым народам России. Если русские излечатся, наконец, от своей аномии (нежелания жить. – В.Б.), они создадут такое мощное и свободное национальное государство, стать гражданином которого, действительно, будут мечтать многие в современном мире.
   Один из наиболее детально разработанных проектов давно назревшего закона о русском национальном государстве был опубликован еще в 2001 г. Согласно тому проекту Россия, в соответствии с международными стандартами, объявлялась мононациональной страной, а русский народ – государствообразующим народом. Понятие «русская нация» приравнивалось к понятию «русский народ». Авторы проекта по-своему использовали китайское понятие «хуацяо» – так обозначаются зарубежные китайцы, которые тем не менее признаются частью китайской нации. В проекте 2001 г. исходили из того, что «…Русскую нацию (народ) составляют русские, являющиеся гражданами России, и русские, не являющиеся гражданами России, постоянно или временно проживающие за границей, как имеющие иностранное гражданство, так и лица без гражданства. Проект признавал разделенное состояние русской нации (народа) (ст. 6) и факт геноцида русских, который должен быть подвергнут историческому расследованию (ст. 13). Ст. 12 квалифицировала русофобию как преступление против государства и требовала преследования ее в уголовном порядке. Важным положением проекта была ст. 14: «Русский народ как государствообразующий должен иметь во всех органах государственной власти и органах местного самоуправления Российской Федерации квоты, соответствующие его удельному весу в составе населения соответствующей административно-территориальной единицы» (Национальная газета. № 4–5, 2001. – В.Б.).
   Конечно, редакция такого закона – дело не отдельных личностей и политиков, а предмет национального референдума. Вот там бы и выяснилось, готов ли русский народ взять на себя новые конституционные обязанности и новую историческую роль в Русском национальном государстве. Для этого необходим полный и радикальный пересмотр решений, законов и подзаконных актов, принятых ранее в интересах узкого (и нередко нерусского. – В.Б.) меньшинства, прежде всего законодательства о земле и природных ресурсах. Давно назрел пересмотр законодательства о гражданстве с запретом лицам с двойным гражданством находиться на государственной службе, избираться в выборные органы, где сейчас десятки, если не сотни, обладателей иностранных паспортов и зарубежной недвижимости, не говоря уже о центральном телевидении и других российских СМИ.
   Что касается русского мира, то одновременно с признанием гражданами России всех лиц, русских по происхождению (в том числе по их желанию и свободному волеизъявлению всех, кто мог бы считаться «коренными русскими». – В.Б.), потребуется и жесткое законодательство о миграции – в интересах коренных народов, живущих на территории РФ. Нужны новые законы о культурной автономии и местном самоуправлении в любых формах (советы, церковные общины, сельские управы, казачий круг и т.д.), законы о сохранении местных обычаев, местных промыслов и многое другое. В том, что касается уголовного законодательства, то и оно должно быть пересмотрено с учетом национальных интересов русского народа.
   Увы, такой подход в российских верхах не разделяют. Взгляд на «единую общность», высказанный еще в бытность Путина президентом в 2004 г., мало изменился. Судя по его статье в «Независимой Газете», об эволюции его взглядов в этой сфере говорить не приходится. Да и его напарник по правящему «тандему» Дмитрий Медведев тоже, видимо, разделяет его взгляд на русский народ и говорит о себе: «Я – россиянин», а не «Я – русский». Хотя в церковь по праздникам и к своим духовникам оба члена тандема ходят исправно.
   
   
   

Министерская чехарда


   
   Та неразбериха, которая наблюдается в государственной национальной политике, во многом объясняется той ведомственной чехардой, которая наблюдается во всех органах власти, несущих за это ответственность. Судите сами.
   На закате СССР 27 марта 1990 года был создан Государственный комитет СССР по национальным вопросам, который был упразднен 14 ноября 1991 года. 29 ноября 1989 года создали Государственный комитет РСФСР по национальным вопросам, который 14 июля 1990 года был переименован в Государственный комитет РСФСР по делам национальностей. 28 ноября 1991 года он был упразднен, а на его базе создан Государственный комитет РСФСР по национальной политике. Возглавлял его Валерий Александрович Тишков, будущий академик РАН, о котором я расскажу ниже. Его сменил ненадолго С.М. Шахрай (один из конкретных виновников развала СССР – именно он 8 декабря 1991 года готовил разработку и подписание Беловежского соглашения о ликвидации СССР и образовании СНГ. – В.Б.). Некогда близкий к Ельцину, он выпал из правящих верхов вместе с Сергеем Степашиным, бывшим председателем Счетной палаты РФ, где Шахрай с 12 ноября 2004 года был руководителем аппарата СП. После этого он окончательно перешел в спортивные функционеры и одно время возглавлял Федерацию бадминтона, но и оттуда его убрал Д. Медведев.
   3 марта 1993 года комитет Шахрая был преобразован в Государственный комитет РФ по делам Федерации и национальностей. 10 января 1994 года его объединили с Государственным комитетом РФ по социально-экономическому развитию Севера в Министерство РФ по делам национальностей и региональной политике во главе с тем же Шахраем.
   4 марта 1996 года оно было преобразовано в Министерство по делам национальностей и федеративным отношениям РФ. Его возглавлял в 1995–2000 годах В.А. Михайлов. Личность весьма любопытная, партийный номенклатурщик с 1972 года: 1972–78 годах был заведующим отделом пропаганды и агитации Львовского обкома Компартии Украины; в 1978–1984 годах – инструктором отдела пропаганды ЦК КПСС; в 1984–1987 годах – секретарем Луганского обкома Компартии Украины. В 1983 году защитил диссертацию в Академии общественных наук при ЦК КПСС на тему «Деятельность КПСС по формированию и углублению интернационалистского сознания трудящихся западных областей Украины (1939–1981 гг.)». О том, насколько эта деятельность была провальной, все знали и тогда, но в наши дни в бандеровской Украине это проявилось в полном цвете. С 1987 года Михайлов был заведующим сектором теории наций и национальных отношений Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, в 1987–1991 годах – завотделом ЦК КПСС по межнациональным отношениям.
   30 апреля 1998 года министерство Молчанова было переименовано в Министерство региональной и национальной политики РФ, которое возглавил Евгений Саулович Сапиро, а сам он с мая 1998 по май 1999 года занимал должность первого заместителя Секретаря Совета безопасности РФ.
   Министерство Сапиро 22 сентября 1998 года было разделено на Министерство национальной политики РФ во главе с Р.Г. Абдулатиповым и Министерство региональной политики РФ во главе с В.А. Кирпичниковым. Последнее 25 мая 1999 года преобразовано в Государственный комитет РФ по делам Севера, и часть функций передана в Министерство по делам федерации и национальностей РФ, образованное 25 мая 1999 года на базе Министерства национальной политики. 17 мая 2000 года оно было преобразовано в Министерство по делам федерации, национальной и миграционной политики РФ. Ему передана также часть функций упраздненных Министерства РФ по делам СНГ, Федеральной миграционной службы и Государственного комитета РФ по делам Севера. Возглавил это новое ведомство А.В. Блохин, бывший посол России в Туркменистане, Австралии, Вануату, Науру, Фиджи и Белоруссии. Но и там недолго музыка играла. 16 октября 2001 года министерство был упразднено. Функции миграционной политики переданы в Министерство внутренних дел РФ.
   
   
   13 сентября 2004 года во втором правительстве М. Фрадкова было образовано Министерство регионального развития Российской Федерации, в функции которого входили выработка и реализация политики и нормативно-правового регулирования в сфере защиты прав национальных меньшинств и коренных малочисленных народов Российской Федерации, реализации этнокультурных потребностей граждан, принадлежащих к различным этническим общностям, а также обеспечения эффективного использования субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями средств государственной поддержки, предусмотренных на этнокультурное развитие народов Российской Федерации. Министром был назначен В.А. Яковлев, его сменяли Д.Н. Козак (2007–2008), В.Ф. Басаргин (2008–2012). Затем их стали менять как перчатки: Токарев В.А. (28 апреля 2012 – 21 мая 2012), Говорун О.М. (21 мая 2012 – 17 октября 2012), Слюняев, И. Н. (17 октября 2012 – 8 сентября 2014). 8 сентября 2014 года министерство было и вовсе упразднено указом Президента РФ В.В. Путина. Функции по выработке и реализации государственной национальной политики переданы Минкультуры России. Только Указом Президента РФ от 31 марта 2015 было создано Федеральное агентство по делам национальностей во главе с И.В. Бариновым.
   Итак, за какие-то 30 лет национальным вопросом в России занимались три президента, с десяток ведомств и дюжина министров, так и не выработав единой и вразумительной национальной политики. В какой-то степени эта министерская чехарда объясняется и отсутствием общепризнанной концепции всего понятийного ряда в этнографии: «племя – род» – племенной союз – народность – «этнос – национальность» – нация – государство. Консенсуса здесь нет. Попытки навести в этом деле порядок предпринимались не раз – от Геродота до Сталина, но, как в известной басне И.А. Крылова, «воз и ныне там».
   
   

Закон « О российской нации»


   
   31 октября 2016 года Владимир Путин и тогда уже заместитель руководителя Администрации Президента РФ Магомедсалам Магомедов провели в Астрахани заседание Совета по межнациональным отношениям. В повестке дня было обсуждение Закона «О российской нации». Автором проекта этого закона выступил все тот же Вячеслав Михайлов, бывший номенклатурщик ЦК КПСС, министр по делам национальностей и федеративным отношениям РФ. «Разрабатываемый в настоящее время закон “О единстве российской нации и управлении межэтническими отношениями” будет переименован, – пишет “Коммерсантъ”. – Такое решение приняла рабочая группа по подготовке концепции законопроекта из-за “неготовности общества воспринять идею единой нации”, объединяющей все национальности в постсоветской России. Видно, с учетом негативного восприятия самой идеи этого закона его разработчики объявили, что он может получить название “Об основах государственной национальной политики”. Так спокойнее».
   Любопытно, что саму идею этого закона в России поддержали только в руководстве Федерации еврейских обществ России (ФЕОР), а «за бугром» за его принятие принялась ратовать радиостанция ЦРУ «Свобода». С чего бы это?
   «Учитывая, что и президент предложил переложить стратегию госнацполитики на язык закона, мы решили изменить его название», – пояснил руководитель рабочей группы по подготовке этого закона академик РАН Валерий Тишков, самый первый ельцинский «наркомнац» (Лента.ру. 13.12.2019. – В.Б.). В российской этнологии его школа в последнее время доминирует, а в президентской администрации получила наибольшую поддержку, хотя в ученом мире Тишков в корифеях не числится. В 1979 году Тишков стал доктором исторических наук, защитив диссертацию «Освободительное движение в колониальной Канаде». С 1982 по 1992 год заведовал сектором народов Америки Института этнографии АН СССР, в 1989–2015 годах был директором Института этнологии и антропологии РАН. После развала СССР пошел во власть и в 1992 году занимал должности председателя Государственного комитета по делам национальностей и министра по делам национальностей Российской Федерации. Он – руководитель Комиссии по толерантности и свободе совести. Входит в состав президиума Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям. С 2017-го, помимо множества других должностей, стал сопредседателем научного совета РАН по комплексным проблемам этничности и межнациональных отношений. С изучения канадских индейцев он переключился на «русский вопрос». Тишков считается одним из ведущих разработчиков нового Закона «О российской нации», проекты которого кочуют из года в год по всем ведомствам, вовлеченным в это дело.
   Со второй половины 1960-х годов на Западе в социальной и культурной антропологии стали распространяться принципы социального конструктивизма. Эти веяния не минули и постсоветскую Россию. В исследованиях целого ряда ученых были подвергнуты критике традиционные подходы к трактовкам таких понятий, как «раса», «класс», «нация», «этнос», которые были охарактеризованы как политические и интеллектуальные конструкции. Академик В.А. Тишков, который сегодня занимает высший административный пост в официальной этнологии России, известен как сторонник конструктивизма. Представители этого направления отрицают само понятие «этнос» (Тишков В.А. Забыть о нации (1999), Реквием по этносу (2003) и др. – В.Б.). Этносы расцениваются как фикция, «воображаемые общества», не существующие в реальности. Вместо понятия «этнос» В.А. Тишков предлагает распространенную в западной науке конструктивистскую концепцию «этничности», которая не имеет стабильных и обязательных признаков, может изменяться у индивида или у группы людей, а также может иметь множественный характер (Этничность. Тишков В.А. // Шервуд. Большая российская энциклопедия. В 35 т. / Гл. ред. Ю.С. Осипов. 2004–2017. Т. 35. С. 491. – В.Б.). Этот подход к национальному вопросу ведет к стиранию граней между традиционными понятиями в этнологии, в частности таких базовых понятий, как «этнос», «национальность», «народ» и «нация». В своей основополагающей книге «Российский народ: история и смысл национального самосознания» Тишков признает: «…существование исторического Российского государства (Российская империя – СССР – Российская Федерация)», но не признает существования русского народа. «Мною предлагается, – пишет он, – дополнить общественно-политический и научный язык понятием “российский народ – нация” при сохранении использования категории "нация" в отношении этнических общностей страны (народов или национальностей). Такова общемировая практика, и России нет смысла изобретать велосипед по части использования категории нация» (Тишков В.А. Российский народ: история и смысл национального самосознания. Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. М.: Наука, 2013. – В.Б.). В российском научном мире концепция В.А. Тишкова была принята небольшой частью ученых. Вместе с ним к этому приложил руку В.А. Шнирельман, сотрудник Института имени Н.Н. Миклухо-Маклая, наряду с В. Тишковым наиболее цитируемый исследователь по тематике «межэтнические отношения». Против конструктивистской, а по сути, антирусской концепции Тишкова – Шнирельмана выступили не только многие этнографы, но и философы. В то же время отрицание понятия «этнос» было поддержано российской властью как «удобное идеологическое средство для борьбы с растущим национализмом, особенно с сепаратизмом национальных окраин».
   В трудах Тишкова такое понятие, как «русский народ», вообще отсутствует, само его существование отрицается и подменено термином «российский народ». Под этим понятием подразумеваются все входящие в состав России народы и народности, что предполагает не только лишение права русских на статус государствообразующего народа в полном соответствии «заветам Ильича», но и ликвидацию самого понятия «русский народ», который теперь, по мнению Тишкова и Ко, следует именовать исключительно «российским», а русских – исключительно россиянами. Аналогичным образом Тишков отредактировал понятие «русский мир», включив туда всех эмигрантов из России после революции и из СССР, в том числе советских евреев, выехавших на ПМЖ в Израиль. Этот «научный» профиль академика Тишкова позволяет понять, какой Закон «О российской нации» он и его коллеги готовят русскому народу.
   Суть нового Закона «О российской нации», который, к счастью, пока не принят, сводится, как уже всем ясно, к тому, чтобы уже и вовсе вывести из государственного обращения понятие «русский народ». Нечто подобное происходило в последние годы советской власти, когда это понятие заменяли категорий подданства – советский народ. Под тем предлогом, что за годы советской власти якобы сформировалась «новая историческая общность советский народ» термины «русский человек», «русская цивилизация», «русская культура» попали уже тогда фактически под запрет. В наши дни с подачи таких русофобов, как академик Тишков, история повторяется. Если бы речь шла только о научных спорах, можно было бы не обращать на лукавое мудрствование консерваторов от этнологии. Но дело куда серьезнее. Речь идет об очередном опасном заговоре против русского народа, и тут самое время подать сигнал SOS! Ведь под угрозу поставлен сам факт его существования. И это тем опаснее, что прозападная либеральная элита России пытается втянуть в этот заговор власть и непосредственно президента. Так что, люди русские, будьте бдительны!
   
   
   
   
   
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION