13.01.2020: СОЛНЦЕ ГЕРОЕВ: НА СМЕРТЬ БОЕВОГО ГЕНЕРАЛА КАСЕМА СУЛЕЙМАНИ
   
   
   Именно генерал Сулеймани приложил руку к разгрому сионистов в Ливане в 2006 году и к победе над такфиристами в Ираке и Сирии, обеспечил координацию между силами «Кудс» (Корпус стражей Исламской Революции. – Авт.) и иракскими Силами народной мобилизации (Аль-Хашд аш-Шааби. – Авт.), что именно он восстановил и поддерживал безопасность в освобожденном от террористов Ираке. Он, естественно, значился «особо опасным», причем его боялись до такой степени, что даже состряпали резолюцию ООН, запрещающую выезд за пределы Ирана. Но он спокойно ездил, оказываясь то в Ливане, то в Сирии, то в Ираке (да что там, по некоторым неподтвержденным слухам, и в России. – Авт.), назло всем врагам и к радости людей, видевших в нем защитника и освободителя.
   Умный, способный виртуозно бесконечно ускользать от врага, чтобы затем нанести ему болезненный удар, прозорливый и изобретательный военный стратег, человек с поэтическим даром и взглядом художника (достаточно почитать его мемуары! – Авт.), Касем Сулеймани удостоился чести стать «запрещенным» и уже при жизни превратился в легенду. По своей популярности Касем Сулеймани побил всех, включая самые знаковые фигуры Сопротивления. Его поддерживают не только бородатые мужчины в арафатках и их жены в черной чадре, но и густо накрашенные девушки с полухиджабами на затылках и молодые люди с модными начесами на макушках. Он стал подлинным национальным героем, который по опросам набрал наименьшее количество негативных отзывов. Он стал символом мощи Ирана, его способности постоять за себя.
   Касем Сулеймани был влюблен в войну, в ее героику, в ее поэзию, в ее жутковатое очарование, в ее муки и кровь, в ее удивительные и подчас мистические повороты. Всегда готовый пожертвовать собой, он бережно относился к своим бойцам, еще со времен Священной Обороны зарекомендовав себя как командир, который не разбрасывается человеческими жизнями. Такие люди не умирают в теплой постели в глубокой старости, страдая от артрита, подагры, катаракты или язвы желудка. Они уходят в солнечный мир героев в расцвете лет, оставаясь в нашей памяти гордыми и красивыми. Генерал Сулеймани погиб так же, как другая легенда Сопротивления – сейид Аббас аль-Мусави, предшественник сейида Хасана Наср-Аллаха, по машине которого сионисты нанесли удар с воздуха, убив вместе с ним его жену и шестилетнего сына. Он ворвался в ледяное сияние смерти так же, как его друг и соратник Имад Мугния, чей автомобиль подорвали в 2008-м во время празднования годовщины Исламской Революции в иранском посольстве в Дамаске.
   Как и в случае с сейидом Аббасом, машину Касема Сулеймани тоже атаковали силы ВВС. Как и в случае с Имадом, явно не обошлось без предательства: кто-то выдал врагам координаты. Все они были убиты непосредственным противником, а не его жалкими налапниками. В том, что генерал Сулеймани рано или поздно уйдет именно так, не было никаких сомнений – не случайно Рахбар сейид Али Хаменеи, называл его «живым мучеником». И в объятия смерти он отправился в знаковом месте: в Ираке, недалеко от гробницы Повелителя всех павших героев (Сейид аш-Шухада) – Имама Хусейна.
   Вместе с генералом Сулеймани принял смерть и Абу Махди аль-Мухандис, тот самый, который принимал участие в штурме логова врага, из которого тот бесконечно планирует свои козни: как разделять людей в колонизуемых им странах, чтобы обворовывать их, выкачивать их нефть и газ, кромсать их страны на кусочки, как вздумается. По их автомобильной колонне американцы нанесли удар с воздуха неподалеку от аэропорта в Багдаде. Аэро­порт закрыт на неопределенное время. Генерала Сулеймани опознали по кольцу на пальце. Удар был нанесен по личному распоряжению Трампа. Но Трамп может не радоваться: всю свою жизнь генерал мечтал именно о такой смерти, а вот какие последствия она будет иметь для Америки и Израиля, возможно, пока не нарисует себе даже самое буйное воображение.
   Каждый человек уйдет из этого мира: и тот, кто всю жизнь находится на передовой в кольце фронтов, и тот, чьи интересы не простираются дальше мехрие и Оливье. Но сложно представить себе смерть более величественную и красивую, чем смерть героя на поле боя от рук врагов. Это не только исламская установка. Интуитивно это ощущают многие люди, и не случайно вся советская вроде как нерелигиозная революционная романтика была построена на воспевании подвига и героической смерти. Недаром в известном советском фильме над головами победителей в 45-м проплывал журавлиный клин, словно символизируя: погибшие живы и по-прежнему в строю.
   Так и генерал Сулеймани откуда-то из недоступных нам высей снисходительно посматривает на копошащихся вокруг Ирана агрессивных ничтожеств и усмехается, прекрасно зная, какая расплата их ждет в скором времени…
   
   

Анастасия (Фатима) ЕЖОВА


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION