13.01.2020: Владимир КРУПИН. КОШКА МЫШКА
   
   
   
   Жили-были две бабушки – мама и дочь. Их дети и внуки жили отдельно. Бабушка-мама, прабабушка внуков, была уже старенькая, а бабушка-дочь, просто бабушка, да еще и работала. Конечно, им было грустно, особенно по вечерам. Телевизор работал, телефон звонил… Но что такое телевизор? Это такое убивание времени, что даже и время на него тратить не хотелось. Телефон, конечно, нужен: как же жить и не слышать голосов детей и внуков? Но общение по телефону не позволяло видеть лицо и, значит, понимать, что чувствует твой собеседник. Внукам всегда было некогда даже поговорить: то уроков много, то друзья пришли. И бабушкам иногда казалось даже, что дети-внуки о них и не помнят. Была у них раньше собака Альма, но осталась после нее только фотография. Новой собаки они не хотели, потому что это так страшно – прощаться с четвероногим другом.
   Но дети-внуки о бабушках всегда помнили и их жалели. Изредка приезжали. Побудут, всякими сладостями угостятся и уходят. Закроют за собой дверь и вздохнут: вот опять бабушки остаются одни. Некому их порадовать.
   И вот что придумали наследники. К ним на дачу пришел котенок. Хорошенький такой. Но у них в городе уже было две кошки – Рыжик и Муська, куда еще? Они побыли на даче день, уехали. Вернулись через неделю и были уверены, что котенок как пришел, так и ушел. Но нет! Котенок их дожидался и к ним кинулся. Что делать? Опять накормили, опять уехали. А через неделю все повторилось. Весь исхудал, а все равно к другим не ушел. И они его уже полюбили. Это оказалась кошечка. Светло-серая, в темно-серую полоску, с длинным хвостом. «А давайте ее бабушкам подарим! – чуть ли не враз воскликнуло семейство. – Им будет весело!»
   Как задумали, так и сделали. Вначале они все, когда говорили по телефону с бабушками, очень хвалили новую кошечку. Но не говорили, что ее хотят бабушкам подарить, а быстро собирали кошкино хозяйство, купили кошачьего корма, лоток. Торопились, потому что опасались, что она с Рыжиком не уживется. Он, когда ее привезли, куснул и цапнул ее своей рыжей лапой. И к блюдечку с кормом не подпускал. Она его, конечно, боялась.
   
   

Кошка в новом доме


   Впереди шел папа внуков, держа в руках корзинку с кошкой. За ним шли внуки с пакетами, мисками, кошачьей каруселькой – все внесли в комнату. В квартире сразу стало тесно.
   Младшая бабушка, увидев кошку, сразу заволновалась:
   – Что это? Куда? Откуда? Зачем это?
   – Бабушка, она хорошая!
   – Не надо! Не надо ни за что! Да вы что? После Альмы?
   Кошечка, будто понимая, что решается ее судьба, испуганно моргала, прижимала остренькие ушки, приседала в корзинке, будто пряталась.
   – Везите обратно!
   – Ты хотя бы посмотри.
   Кошечку выпустили на пол. Она побежала вдоль стены, оглядываясь на хозяев. Спряталась под кровать и там затаилась.
   – Да разве это кошка? Какая страшная! Хвост какой длинный. Да это какая-то мышь, а не кошка... – протестовала молодая бабушка.
   А старенькая бабушка, которая плохо видела, спросила:
   – Это собака такая новая?
   – Это не собака, а кошка-мышь, – сердито сказала бабушка-дочь.
   – Вот и имя у неё – кошка Мышка! – обрадовались внуки. – Бабушка, ты сама ее назвала. Бабушка, она вас полюбит.
   – А я вряд ли…
   – Бабушка, ну, пусть немного побудет, – стали просить внуки. – Мы ее к себе не можем взять. Муська и Рыжик сердятся. Мы ее, может, скоро к кому-то пристроим. Она такая хорошенькая. Бабушка!
   И хитрые внуки быстро уехали.
   
   

Ну и аппетит


   Кошечка долго сидела под кроватью. Потом стала обследовать квартиру. Она ее осматривала уже как свою собственную. Иначе она не могла – она же кошка. А кошки считают, что тот дом, в котором они живут, – это их дом, а прежние хозяева дома поступают в их услужение.
   Вскоре она поняла, что никакого Рыжика тут нет, что она тут командует. Вот она захотела есть: что ж ее не кормят? Она же по запаху чует, что корм есть. Она мяукнула. Помолчала. Еще мяукнула.
   И бабушка – сердце не камень – положила ей кошачий корм. Кошка моментально с ним расправилась. И снова мяукнула.
   – Еще? – спросила бабушка. – Ну у тебя и аппетит.
   – Может, она спасибо говорит, – предположила старенькая бабушка.
   – Как же, скажет. – Бабушка еще положила корм. И еще.
   И кошка Мышка все ела и ела. Быстро и аккуратно.
   
   
   

Чистюлька


   После еды кошка долго себя охорашивала, шерстку вылизывала. Такая оказалась чистюлька. А потом стала чистилкой. Прыгнула на стол, где стоял телевизор, и телеэкран своим хвостом обмела. Потом вошла в туалет, дверь была приоткрыта, зацепила коготками за рулон туалетной бумаги и весь его быстро-быстро размотала. И когда бабушка заглянула в туалет, увидела довольную кошку среди белых бумажных волн.
   – Это же пятьдесят метров в рулоне! – воскликнула бабушка. – И что еще от тебя ждать?
   
   

Царапалка и кусачка


   Бабушка попробовала ее погладить. Кошка, которая только что вся вычистилась, прикосновения не потерпела и легонько бабушку куснула. Совсем чуть-чуть и коготочки чуть-чуть выпустила. Совсем не думала, что это бабушку испугает. А бабушка руку отдернула и тут же принялась внукам звонить, чтоб вернулись и эту мышку-царапку куда угодно задевали. Но они опять просили потерпеть хотя бы до послезавтра.
   А Мышка чувствовала, что обидела бабушку и старалась хорошим поведением исправить свои провинности. У нее было красивое мурлыканье: оно напомнило старенькой бабушке кошку из ее далекого детства. И молодая бабушка, любя свою маму, кошку Мышку оставила у них жить. Хотя часто сердилась на нее.
   – Только тогда и хорошая, когда спит, – говорила она.
   Но все-таки кормила и поила.
   
   

Сонька


   Мышка часто исчезала. Вначале бабушки боялись: где она? Нет нигде. Вроде и дверь не открывали. И окна закрытые. Везде искали, даже пугались. Этого только не хватало – пропала кошка. Вот тоже – не было заботы.
   Потом уже знали, где ее искать: кошка присмотрела в доме несколько уютных местечек. Конечно, у теплых батарей. Залезет под одну, поспит, погреет один бок, перейдет под другую, другой бок погреет. А иногда вообще в шкаф залезет и там замрет. Пойди найди ее.
   И подолгу же она спала. Вот это соня так соня. Надо было ее Сонькой назвать. Наконец, выползала, выгибалась, сладко потягиваясь, и опять к своей чашке. Когда в чашке бывало пусто, это кошку Мышку возмущало – непорядок. Она лапой двигала чашку по полу. Чашка гремела.
   – Ты так меня воспитываешь? – спрашивала бабушка. – Мы тебя кормим, а кто за тебя мышей ловить будет?
   «Мышей? – думала Мышка. – Конечно, хорошо бы, я бы с радостью за настоящими побегала, а то бегаю как дура за бумажкой».
   Это для нее сделали такую «мышку»: свернули бумажку и прикрепили к нитке. И молодая бабушка с удовольствием гоняла бумажную «мышку» по квартире.
   
   

Разорялка и обдиралка


   После еды Мышка не всегда спала, иногда на нее налетало боевое настроение, она носилась по дому, взлетала на столы, подоконники, опрокидывала горшочки с цветами, сваливала на пол книги, так что все падало, хлопалось, гремело и грохотало. И когда бабушка кидалась ее урезонивать, то Мышка думала, что с ней играют, и была в восторге.
   Мало того, она наступила на край открытого ноутбука и, когда отталкивалась от него для прыжка на подоконник, свалила его на пол. И пришлось мастера вызывать. И мастер сказал: ремонту не подлежит. Но дети помогли купить новый. Просили ставить его подальше от края стола.
   И еще появилась проблема. В доме недавно переклеили обои. Именно драть и царапать их принялась Мышка. Хотя дети привезли специальную когтеточку, но Мышка царапала не ее, а обои на стене рядом. Обдирала обои целыми лентами и с этими лентами играла.
   «От тебя одни огорчения и разорение», – огорченно говорили бабушки.
   
   

Учительница


   Мышка удивлялась: до чего же непонятливые эти бабушки? Как они не могут понять самого простого кошачьего языка? Вот она так мяукнула – разве неясно: надо дать еды, сменить воду, насыпать в лоток наполнителя. А мяукнула вот так – тоже ясно: давай играть. А так: отодвинь горшок с цветами – он мешает смотреть мне на пролетающих птиц.
   Или движение хвоста. Это еще проще. Что-то не нравится – хвост быстро-быстро дергается туда и сюда, сильно не нравится – хвост в кольцо завивается и стучит по полу. А нравится, тогда он медленно ходит вверх-вниз.
   И чему только этих бабушек в школе учили? Самому главному не научили… Пониманию того, что кошки всех умнее. А уж собак-то в первую очередь. Это так она думала, потому что не любила фотографию собаки Альмы. Альму они часто вспоминали.
   Но кошка Мышка не давала им соскучиться.
   
   

Встречалка


   Вот такая зверина поселилась в доме. И бабушки, несмотря на огорчения, полюбили ее. Трудно сказать, почему. Ну, во-первых, она была красивая. Она была именно настоящая кошка, не какой-то там искусственной породы. Громко мурлыкала, когда ее гладили. Чувствовала, когда кто-то подходил к квартире, и заранее подбегала к дверям. Ловко и высоко прыгала, ловя моль. Смешно ловила лапкой струйку воды из-под крана. Очень любила, когда бабушка поливала цветы. Сопровождала ее до подоконника, старалась язычком поймать водичку из леечки.
   Всегда знала, на какой стул собирается сесть пришедший в кухню человек, и заранее прыгала на этот стул. Но не от вредности, а чтобы обратить на себя внимание. А еще забегала вперед и растягивалась на полу, чтобы ее погладили.
   Но надо было угадать момент, когда Мышка будет мурлыкать, а когда царапаться. Очень она была с характером. Ласковой Мышка была редко. Вот занесет бабушка сумку с продуктами на кухню – она тут как тут. Будет ходить кругами у ног, ластиться и просить: мяу!
   – Есть хочешь?
   – Мя-а-а-у, – еще музыкальнее пела кошка.
   Но и вредной не была: больше ноутбук не роняла, цветы от нее переставили. Когда уж очень хотелось бабушкам подержать ее на руках, она смиряла свои попытки вырваться из плена, но начинала такие длинные мяуканья, похожие на детский плач, что сердца бабушек не выдерживали и ее отпускали.
   
   

Игрунья


   С Мышкой привезли много ее игрушек: мячик, большую пробку, ластик, косточку. Она их гоняла по квартире. Часто куда-то заталкивала. Потом искала, находила и радовалась.
   Перед сном бабушка собирала игрушки и прятала, чтоб Мышка ими ночью не гремела. Но Мышка всегда находила чем развлечься. Уронят бабушки чайную ложку, вот и игрушка. Когда и ложку отберут, Мышка играла со своим хвостом. Надоедал хвост, поочередно кусала свои задние лапы. Или находила любую бумажку, или тряпочку, или крышечки от бутылок с молоком или подсолнечным маслом и охотилась за ними. Или гоняла коробочки из-под лекарств. А то принималась крутить шарики в карусельке, поддавать их лапой. Отскакивала и подскакивала, подстерегала момент, когда они пробегали мимо нее. Шарики бегали по кругу, шумели, сталкивались. Хорошо, что кошка Мышка не могла чем-то подолгу заниматься – ей непременно нужно было разно­образие.
   И обязательно старалась вовлечь в игру бабушек. Прыгала, пряталась за углом, внезапно выскакивала, пугала, убегала. И добивалась своего. Старенькая бабушка за ней не бегала, а молодая – в Мышкиной беготне участвовала. И им было весело.
   
   

Будилка


   Ночью Мышка все-таки была поделикатнее. Ей, конечно, и ночью хотелось играть, но бабушки сердились. Тогда Мышка просто их проверяла. Запрыгивала на кровать, лапкой касалась щеки, шла вдоль кровати. Если где одеяло свисало, то царапала его, чтобы подтянули.
   Когда хотя бы немного светлело в окне, Мышка считала, что бабушки спят долго, забыли о ней, и она начинала давать утренние концерты. Будительные. Носилась по спящим бабушкам, сигала на спинку дивана, ныряла под кровать и выныривала где-то из-под стола. Бабушки сердились, но просыпались и шли умываться. А перед этим давали Мышке еду.
   Но вечерами она бывала спокойнее. Когда бабушки читали молитвы, она не мешала, не мурлыкала, сидела на диване, слушала. А молодая бабушка читала молитвы стоя.
   
   
   

Одевайтесь теплее


   Мышка всегда знала, какая будет погода. Если она прятала голову между лапок, вся сжималась в колечко, то это к холоду. А если растягивалась вся в струнку, то будет тепло. И всегда старенькая бабушка говорила молодой: «Теплее одевайся: видишь, Мышка тебя предупреждает, меня не слушаешься, но Мышку-то надо слушаться».
   
   

В гостях у внуков


   Бабушки рассказывали внукам о проделках и выдумках Мышки, и внуки попросили взять к себе Мышку хотя бы на сутки. Опять приехал их отец, опять хотел посадить Мышку в корзинку, но в корзинку Мышка уже не поместилась – выросла, такая стала большущая. Тогда он просто взял ее на руки.
   В доме у внуков Мышка быстро навела порядок. Без всякого объявления войны она надавала коту Рыжику по его наглой рыжей морде, а с Муськой не стала связываться – просто на нее зашипела. Но так грозно выгнула спину и взметнула хвост, что Муська боком-боком убежала под диван.
   А Мышка запрыгнула на гардероб, то есть заняла главную высоту в доме и смотрела сверху. Есть в этом, теперь чужом для нее доме она отказалась и ночевать не захотела. Да и бабушки звонили и просили вернуть хозяйку дома. Без нее жить им было уже непривычно.
   
   

Голубок


   У Мышки появился заоконный друг – голубь. Бабушки всегда кормили голубей. Сыпали им крупу, крошки хлеба на подоконник. Голуби так привыкли к этому, что сердились и стучали клювами в окно, когда утром на подоконнике было пусто.
   А кошка Мышка стала гонять голубей. Заслышав их, неслась к окну, кидалась на стекло. Голуби пугались и отлетали. Потом возвращались – есть-то хочется. Мышка опять их пугала. Так она охотилась. Вся дрожала, напрягалась, хвостом туда-сюда молотила.
   Но вот появился среди голубей такой сизый голубочек, который не испугался Мышки и не отскакивал, когда Мышка резко возникала за стеклом. Сидел на подоконнике, и хоть бы что. Мышка долго сердилась, как это так? – голубь ее не боится. И прыгала, и стращала. А голубь сидел, водил головкой, поглядывал бусинками глаз. Это безразличие Мышку ужасно сердило.
   И тогда она сменила тактику. Перестала прыгать, садилась у стекла и глядела на голубя. Кажется даже, что они подружились. Даже как будто свидания назначали. Только прилетел Голубок – Мышка скачет на подоконник. Так и сидят. И вроде даже разговаривают. Голубок воркует: «Тебе-то чего не жить: и кормят, и спишь в тепле. А тут то снега, то дожди, то ветер такой, что с крыши сдувает. Хорошо еще, что у тебя хозяйки такие добрые, кормят, а то бы хоть пропадай!» Мышка мурчит: «Это я их так воспитала. Сама не ем, пока вам корма не дадут. Но тебе жить все равно лучше. У меня хоть и не дует, и питание, но крыльев-то нет. А я бы, ох, как полетала».
   А однажды и полетала. Они на третьем этаже жили. Летом балкон был открыт. Мышка любили на него выходить. И вот какая-то птичка присела на перильце ограждения и тут же, испугавшись кошки, вспорхнула. А Мышка кинулась за ней. Прыжок был таким, что она вымахнула за ограждение и полетела вниз. Бабушки чуть не умерли от такого происшествия.
   Потом Мышка долго отлеживалась. Больше летать не захотела.
   
   

Клавиатура


   Новый ноутбук бабушки стоял весь день открытый. Мышка быстро поняла, что его можно использовать как грелку. Она запрыгивала и ложилась животиком на теплые клавиши. Ворочалась на них. Они и пищали, и трещали. На экране появлялись самые замысловатые «тексты». Бабушка их не понимала, сердилась на Мышку. Но Мышке ее труды были очень понятны. Она писала: «Мои предки любили греться на русской печи. А если у вас печки нет, так хоть так погреюсь».
   Она не сердилась, когда ее ссаживали на пол. Но при любой удобной минуте снова возвращалась на теплое местечко.
   
   

Баюкалка


   Конечно, кошка Мышка стала главной в доме. Говорили только о ней, заботились о ней. И как-то незаметно стало у бабушек меньше расстройств, обид. Старенькая бабушка не ворчала, а молодая бабушка полюбила Мышку и уже, идя с работы, думала: «Вот вернусь, а меня дома мама и Мышка ждут и встречают».
   Ужинали, говорили по телефону с внуками, рассказывали им о кошке Мышке. Она сидела смирно на стуле, глядела на бабушек своими зелеными глазами и слушала рассказы о себе. «Все придумывают, – думала она, – никакая я не вредная, не царапка, не знают они, что такое мое царапанье. Да уж ладно, сочиняйте дальше».
   Она по-прежнему играла в свои игры и замечала, что коробочек из-под лекарств становится все меньше. Она уже и врачом работала.
   Ложились спать. Кошка Мышка вначале приходила к старенькой бабушке и ее убаюкивала. Мурлыкала так, будто включала маленький моторчик. Потом, убаюкав, шла к молодой бабушке и тоже пела ей колыбельные песни. А когда бабушка засиживалась за работой, то Мышка ее одну не оставляла, лежала рядом. Засыпала. Вот тогда ее, спящую, можно было взять, как мягкую пушистую тряпочку, положить на колени и гладить по теплой шерстке. По спинке, по животику. Мышка закрывала лапками голову, тонула в блаженстве любви к ней и понимала, что это лучшие минуты в ее кошачьей жизни.
   На подоконнике за окном ворковали голуби. И среди них верный друг Мышки – Голубок. Он говорил голубям: «Не надо бояться кошки Мышки, она хорошая, а пугает их понарошку. Это она играет, это она просит своих бабушек, чтобы они не жалели хлебушка и крупы для них».
   Удивительно, но ночью, когда, кажется, за окном ничего не было видно, Мышка любила взлететь на подоконник и там надолго замереть, глядя в загадочное небо. Что виделось ей за окном, о чем мечталось?
   И на все это глядели с небес веселые звездочки.
   Вот такая история про кошку Мышку.
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION