04.10.2019: ДВЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ – ДВЕ ИДЕИ
   
   
   
   
   «Время мелкой политики прошло. Следующее столетие будет временем большой борьбы за мировое господство, невиданных ранее войн. Вокруг понятия “политика” будет развязана духовная война, и все покоящиеся на лжи политические образования старого общества будут взорваны».
   Ф. Ницше
   
   Увы, но это «пророчество» немецкого философа стало повесткой сегодняшнего дня.
   Да, когда-то Восточная и Западная Церкви были одной христианской цивилизацией. Разделение их и дехристианизация последней привели к фундаментальному отказу западного мира от своих традиционных духовно-нравственных ценностей. Где США, будучи отраслью европейской мысли и духа, и возглавили ныне это противостояние на всех «фронтах» нашего бытия.
   Казалось, неужели нельзя, как встарь, «во имя мира, во имя жизни на земле» немного поумерить свои геополитические притязания, учесть экономические интересы другого и, в конце концов, как-то договориться?
   Ан нет! Подобные подходы к решению данной проблемы, несмотря на все «гладкие» речи политиков, уже не срабатывают. Дело в том, что мы уже вышли из общей «песочницы». В качестве окончательно сформированных цивилизаций (западная и восточная), каждая из которых предлагает миру свой цивилизационный выбор. За коим, безусловно, не может не присутствовать своя цивилизационная идея. Таким образом, говоря о цивилизационном выборе, мы входим уже в иную сферу – сферу идеи, которая уже не привязана к таким земным вещам, как газ, нефть, деньги и т.п. выгоды. А потому все это «непонимание», как правильно поделить эти «игрушки», есть следствие мировоззренческого антагонизма, берущее свое начало в сфере идей, а вовсе не в материальном мире.
   Говорят, что в России нет своей национальной идеи. Да?! Так у нас нет и своей национальной идеологии (ст. 13 Конституции РФ прямо запрещает ее иметь. – Авт.). Да и такого понятия, как «государствообразующая нация», там тоже не найти. Спрашивается: откуда же тогда ей взяться, если никаких предпосылок ни снизу, ни сверху, в общем-то, нет? Или, например, как быть с таким железобетонным доводом скептиков, как «раз у русской идеи нет своей словесной формы», то о чем тогда еще здесь можно говорить?
   Да, с точки зрения формальной логики – это тупик. Однако, на самом деле, раз мы оперируем в сфере идей – привычная логика здесь уже не имеет своего императива. А потому ставить само существование русской идеи в зависимость от наших попыток вывести для нее подходящую словесную формулу некорректно. Тем более когда у нас уже есть ее постоянная «христологичность» и «христоцентричность» (в центре всегда Христос. – Авт.), которая, как правило, никогда и не отрицалась. Вот и получается, что нам уже все дадено, ничего «рождать» не нужно; что вопрос существования русской идеи – это просто вопрос личной веры, а не наших интеллектуальных «потуг».
   Таким образом, отбросив все спорное, мы можем выразить сущность нашей национальной идеи не иначе, а как только через Богочеловека – Христа и Его Слово о добре и зле – от начала и до конца времен. И именно поэтому проект «Россия» следует рассматривать не просто как страну христианскую, а еще и как удерживающий этот мир в его христологической парадигме, где противостояние добра и зла должно сохраняться в своей изначальной принципиальности (и лишь затем – как заблагорассудится. – Авт.). Но к этой «миссии» прилагается и ответственность. Восприняв себя Третьим Римом, мы тем сделали выбор в пользу своей богоизбранности и этим предопределили свою судьбу, т.е. того, что судил Бог. Возможно ли это? Не думаю.
   К утрате своей национальной идеи ведут две дороги войны: горячая – до полного уничтожения ее носителя (народа), холодная – за счет иных преимуществ равной ей по масштабу иной идеи.
   В любом случае для США это влечет ослабление всех скреп государственного устройства, шатание сепаратизма по окраинам, а в скором времени и гибель целого, а для России это грозит распадом всего духовного пространства русского мира. Ибо национальная идея, ее сущность есть Дух. Как только тот или иной народ осознает себя богоизбранным, эта идея становится его движущей силой и, по сути, его судьбой. Мы жестоко привязаны к своим национальным идеям.
   Вокруг этих двух идейных полюсов и идет консолидация всех политических образований. По-видимому, Ф. Ницше прав: «большая игра началась», и главные роли уже распределены:
   - Россия – враг № 1, источник всякого зла, препятствие всему прогрессивному, современному, т.е. хорошему (увы, но от сей роли нас уже никто не освободит. – Авт.);
   - США – это благородный рыцарь-революционер, несущий миру безопасность, экономическое процветание и другие прекрасы глобального мира, что отчасти, действительно, так и есть. В том его и привлекательность, другой вопрос: какова подлинная цена билета в него?
   Национальная идея США – это не просто мировое господство. Это проект переформатирования всего мира посредством переформатирования человеческого сознания. Это значит, что в нас имеется нечто «лишнее», что мешает, препятствует наступлению этого светлого будущего. Для того чтобы лишить нас этого «лишнего», поставлена эта «большая игра».
   Она – это, по сути, есть стратегический аспект этого плана, осуществляемого под эгидой США. И этому «мейстриму», так или иначе, подчинены все уровни власти США, НАТО и вся европейская камарилья. Поэтому проект «Большая игра» имеет, на самом деле, наднациональный характер. Ибо у него поистине цивилизационный размах.
   Да, национальная доктрина США тоже оказывает давление на весь мир. Но это по большей части лишь средство для решения текущих непосредственных задач, обеспечивающих материальное и силовое сопровождение прогресса этой игры. Да и масштаб ее (доктрины) ограничен, как правило, интересами США как государства. А сами национальные интересы США – это вообще отдельные ходы, носящие подчас характер ложного выпада.
   И если появление все новых и новых горячих точек или зон влияния открывают для США, дополнительные возможности для навязывания миру своих национальных интересов, то «большая игра» оказывает наибольшее давление на два ключевых пункта современного мира – человека и тех институтов, что призваны защищать человека как свободную личность и его неотъемлемые права.
   Это давление имеет единый вектор: на слом, на разрыв, на ослабление и дискредитацию любых институтов, призванных защищать государства, договоренности между ними (международное право), мировой экономической системы, статуса наций и всех организаций, призванных защищать закон и самого человека, ради которого все они и создавались когда-то. Переформатирование же осознания самого человека идет путем деформирования всей мировоззренческой нравственной культуры человека, так или иначе связанной с христианскими ценностями. Так почти незаметно и идет демонтаж Божиего образа и подобия в человеке.
   Таким образом, каких бы сфер личных, общественных и международных отношений это ни касалось, все ранее установленные границы дозволенного (как внутри человека, так и вовне. – Авт.) должны быть пересмотрены, изменены и открыты новому. Дабы такой «атавизм», как совесть, уже не являлся препятствием на пути осуществления плана строительства нового мирового порядка.
   И, похоже, план этот абсолютно беспроигрышный. Воистину надо иметь нечеловеческий ум, чтобы придумать такую игру, где всякий раз ее результат (и выигрыш и проигрыш) шли одинаково в актив ведущего ее.
   На первый взгляд, это утверждение кажется лишенным всякого здравого смысла. А что есть понятие «здравый»? На чем-то оно ведь основано? Оказывается, во-первых, оно возникло на тех же основаниях, что и понятие о добре и зле; во-вторых, их можно демонтировать. Так вот, именно против этих, казалось бы, незыблемых оснований и разработана эта игра.
   Кажется, что в этой игре есть какие-то правила. Однако США, словно представитель уже иного мира, нисходит к нам и действует сообразно лишь с одним правилом – пренебрежением к любым нашим предоставлениям об их наличии. И тем сеет хаос в головах тех, кто и без того пребывает в иллюзии относительно истинных причин происходящих здесь и сейчас событий. Оттого становится все труднее разобраться самостоятельно: кто действует из нравственных побуждений, а кто лишь прикрывается ими; кто отстаивает общепринятое добро – справедливость, правду и т.п., а кто сеет зло… Ибо врут относительно намерений и целей уже, кажется, все вокруг.
   Этим хаосом в головах достигается следующее: границы между добром и злом, между правдой и ложью начинают искажаться, становятся все более и более относительными и потому уже ненадежными ориентирами для человеческого сознания. Тем самым выводя эту «большую игру» в область, где привычное понимание дихотомии «выигрыш – проигрыш» снимается из-за невозможности оценить критично ее процесс. Где важен уже не выигрыш или проигрыш, а само движение вперед, к заранее известному финалу.
   Так, без всякой опоры внутри и вовне, без Христа человек становится полностью дезориентированным. В этом едином процессе переформатирования человеческого сознания все привычные точки, на которые он ранее мог опереться, проваливаются одна за другой. И потому во всевозрастающем потоке пустой и лживой информации человек становится все более внушаем и управляем извне. Именно в таком ключе и идет сегодня переформатирование человеческого сознания, а с ним и всего мира. Остальное лишь детали. Таким образом, следует заключить: демонтировать можно все. А демонтируя Божий образ и подобие человеческое, можно оставить человеку лишь его потребительско-животную сущность.
   Именно поэтому Россия сегодня выступает в роли некоего консерватора, пытающегося удержать мир в его христологической парадигме, где противостояние добра и зла имеет столь принципиальное значение. А США тогда – это просто стиратель сей значимости между ними того, что закреплено в человеческой природе Богом.
   Поэтому идею западной цивилизации во главе с США следует рассматривать как идею богоборческую и человеконенавистническую. Это духовная война. И развязана она против всего, что связывает человека с живым Христом, Его заповедями и истинным смыслом человеческой жизни – спасением души. Именно за эту ценность «больше, чем весь мир», и идет в конечном итоге эта «большая игра».
   Ф. Ницше (XIX в.): «Демократическое движение в Европе приведет к ее единому образованию и порождению человеческого типа, приготовляемого к новому рабству. И тогда появится “сильный человек” – без предрассудков, опасного и привлекательного свойства “тиран”, невольно приготовляемого Европейской демократией».
   Половина из предсказанного Ф. Ницше уже исполнилось. Европа – едина, большинство ее граждан без Христа, и все более стремительно теряют навыки к рефлексии, и оттого становятся все более беззащитными от влияния извне. Остался только выход на сцену главного персонажа, узнать которого может любой, кто хоть раз заглядывал в Апокалипсис апостола Иоанн Богослова. Ведь именно ему приготовляются сегодня пути в этот последний мир посредством этой «беспроигрышной большой игры». От нее уже не уйти. Ее мы можем только встретить.
   

А.В. ТИХОНЬКИХ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION