17.05.2019: МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ
Неоколониальный диктат ВТО: от льна до яблок... и далее? (или) Торговый диктат (…неоколониализм) ВТО: есть ли альтернатива?

   
   
   
   
    Русский лен – исконно русская земледельческая культура, более чем на 80% по объемам его сбора перерабатывается в дальнем зарубежье. Даже в таких «весомых» странах, как миниатюрные Люксембург, Дания, Бельгия, Швейцария. Откуда затем ввозится разнообразная готовая продукция. Как отмечалось в ходе «Недели российского легпрома» (19–22 марта с.г.), столь абсурдное положение обусловлено и политикой ВТО, диктующей постсоветским странам-членам не только внешнеторговые пошлины, но также объемы и географию экспорта-импорта конкретной продукции...
   Та ситуация со льном в России существует, подчеркнем, еще со второй половины 1980-х, когда горбачевским руководством была сделана ставка на импорт все более широкого потребительского ассортимента. Затем эта линия продолжилась, суть которой постсоветские чиновники поясняли вполне конкретно: зачем вкладываться в потребительские отрасли, когда любые товары массового спроса можно купить за рубежом? Ну а то, что льняная отрасль остается градообразующей почти в 20 субъектах Федерации, не в счет. Соответственно, уже лет 30 оборудование в еще «остающейся» льняной отрасли и даже семенной фонд российского льноводства – более чем на 85% ввозимые из дальнего зарубежья, в том числе из КНР.
   Тем временем нынешние чиновники РФ высказываются более прагматично. Так, на «Неделе российского легпрома», состоявшейся 19–22 марта с.г., замминистра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов посетовал автору, что, «к сожалению, на лен до недавнего времени у нас не обращали должного внимания. Считая его стагнирующей культурой и в ошибочно полагая, что лен, как и хлопок, успешно и быстро замещается синтетикой. Но время и мировая практика показали ущербность такого подхода».
   Как отмечалось на форуме, совокупная потребность в льняном сырье, льноволокне и другой льнопродукции, используемых более чем в 20 отраслях, включая ВПК, автомобилестроение, фармацевтику, стройиндустрию, лесохимию, пищепром, производство медицинских изделий, в РФ превышает 250 тыс. тонн в год. Но российский льнокомплекс обеспечивает этот спрос лишь на 20%. Остальное ввозится из Белоруссии и стран Бенилюкса, КНР и Франции, Германии, Скандинавии, Канады. И даже из Индии, Эфиопии...
   По данным ООН (2018 г.), ежегодный сбор льна в мире в последние годы составляет 800–850 тыс. тонн. Лидер – Франция (свыше 85 тыс. тонн). В России же этот показатель не более 30 тыс. тонн. Причем на 15–20% больше, чем в РФ, собирает Белоруссия, где доля неиспользуемых, т.е. деградирующих льноплощадей, немногим более 10%. Но эта доля в РФ около 40%.
   А финансовая гос­поддержка льняной отрасли в РФ, и не первый год, вчетверо ниже, чем в Белоруссии, и более чем в 10 раз ниже, чем в КНР (на условную единицу готовой продукции в пересчете на российские рубли), при том что, скажем, в Белоруссии государство более чем на 60% субсидирует производство всех видов техники для льняной отрасли, равно как и пополнение, подчеркнем, собственного льносеменного фонда. В России же такой поддержки нет и, похоже, не предвидится.
   Зато общемировой спрос на лен и продукты его переработки растет с середины 90-х и, по большинству экспертных прогнозов 2018–2019 гг., этот тренд сохранится минимум 10 лет.
   Да, Минсельхоз РФ выделяет с середины 2010-х ежегодные субсидии не более чем 15 тыс. руб. на 1 га посевной площади подо льном. Но это, как отмечалось на упомянутом форуме, более чем втрое меньше потребностей в погектарной финансовой поддержке льноводства.
   Так что РФ остается льносырьевым придатком не только Запада. В связи с этим вполне объективна оценка ситуации Юрием Крупновым, советником фонда «Льняной союз», высказанная на том же форуме: «...В отличие от Белоруссии фактическое производство льноволокна в РФ существенно сократилось и за 2010–2018 годы – с 45 до 37 тыс. тонн. Сокращаются и российские площади под этой культурой.
   С конца Советского Союза до наших дней посевы льна упали в России в 100 раз. Вместо мощного льняного комплекса «островками» остались отдельные фабрики и агрохозяйства, со зловещей пунктуальностью закрывающиеся каждый год».
   
   
   

Что же предлагается?


   Выживающие “островки” отрасли ее не спасут. Нужна федеральная комплексная, притом долгосрочная госпрограмма по льну (как в Белоруссии, КНР, Индии. – Прим. ред.) в кооперации с союзной Белоруссией. Разговоры и совещания об этом идут уже много лет, да и только. Программы эти тем более необходимы, с включением в них выгодных долговременных условий для привлечения в лен частных инвесторов (по примеру той же Белоруссии, стран Скандинавии, Западной Европы, Северной Америки, а также Индии, Новой Зеландии и даже Эфиопии. – Авт.), ибо на мировом рынке товаров глубокой льнопереработки доля РФ ныне лишь 4%. В то время как, например, Белоруссии уже вдвое больше, а КНР около 15%.
   Но такие расклады напрямую связаны и с участием РФ в ВТО. Точнее, для РФ введен минимальный уровень ввозных пошлин на товары массового спроса: не более 10% от их таможенной стоимости. А уровень господдержки производственных отраслей (и связанных с ними сельхозотраслей) для РФ установлен как минимум втрое, а то и впятеро меньший по сравнению с КНР и большинством развивающихся стран. Оно и понятно: географически обширный российский рынок не может не «притягивать» западных, да и других производителей-поставщиков.
   КНР же вела переговоры об условиях ее участия в ВТО почти 15 лет, а Россия около шести лет, предпочитая побыстрее договариваться на навязываемых ей условиях.
   Но дело еще и в более «детальном» прессинге на РФ. В 2005–2006 г., т.е. загодя до ее вступления в 2012-м в ВТО, эта структура, где, как известно, правят бал США и их западные союзники, продавила минимальные железнодорожные тарифы на экспортные перевозки зерновых, семян подсолнечника и растительных масел из Алтайского региона и Зауралья, а также символические пошлины на ввоз в РФ яблок и сухих плодоовощных концентратов и откуда бы то ни было. Как и на ввоз мясопродуктов и кожаного сырья из Северной, Южной Америки, Австралии и Новой Зеландии; шерсти и изделий из нее из Аргентины, Уругвая, КНР, Пакистана, Канады, ЮАР, Австралии, Новой Зеландии...
   Более того, по имеющейся информации, по линии ВТО российской стороне «посоветовали», например, реэкспортировать ввозимый в РФ хлопок-сырец. Хотя российский легпром с распадом СССР потребности в хлопке обеспечивает лишь на 30%, максимум на 35%, ввиду его растущей дороговизны экс-советской Средней Азии и на мировом рынке.
   И что же? Среднегодовой экспорт – точнее, реэкспорт из РФ хлопка-сырца в 2013–2015 гг. составил 47 млн долл., а в 2016–2018 гг., по официальной торговой статистике РФ, почти 60 млн долларов. По оценкам же Минторга США, ЮНКТАД и ЮНИДО (постоянные конференции ООН по торговле, и развитию, и по промышленному развитию), эти показатели почти вдвое большие.
   Характерен и смежный пример неоколониализма. Тигран Арутюнян, замдиректора департамента промышленной политики Евразийской комиссии, рассказал автору об уникальном прецеденте: «Под давлением ВТО, куда Армения вступила в 2003 г., она с тех пор экспортировала производимые ею шерсть и кожсырье через Грузию именно в Турцию, с которой у Армении нет дипломатических отношений по известным причинам. Политическая суть такой позиции ВТО, унизительной для Армении, очевидна. Вдобавок это не позволяло полноценно развивать кожевенную и шерстяную отрасли Армении. Лишь недавно (в 2016 г.) это «принуждение» удалось отменить посредством мер нашей комиссии.
   
   

А можно ли обойтись без ВТО?


   Сие затруднительно. Ибо эта структура может ввести ограничения, а то и запреты для государств-членов на импорт товаров из страны, не участвующей в ВТО или вышедшей из нее. То есть «борьба» США против экспорта российских нефти и особенно газа в Европу наверняка может обернуться как минимум вводом ограничений на основные – уже которое десятилетие – экспортные товары РФ. Кстати, такие меры периодически применялись к экспортным товарам Ливии при М. Каддафи, Ирака при С. Хусейне, а также применяются, хотя и нерегулярно, к экспортной продукции «строптивых» Кубы, Ирана, Венесуэлы, Сирии, Судана, КНДР, Зимбабве, Мьянмы. Хотя эти страны – члены ВТО (кроме не участвующей в ней КНДР), но они не единожды обвиняли ее в проамериканском торговом диктате.
   
   

Какова же альтернатива?


   Если вкратце – речь могла бы идти, например, о режиме свободной торговли (т.е. торговли без каких-либо ограничений) между РФ/ЕАЭС и странами, заинтересованными в развитии равноправных экономических связей как друг с другом, так и с Россией, и в целом с Евразийским союзом. Причем с преимущественным использованием национальных валют во взаиморасчетах. Кстати, последнее уже реализуется между РФ и КНР в рамках зон свободной торговли РФ и ЕАЭС с Вьетнамом, Сирией Ираном. То же планируется в формируемых аналогичных зонах ЕАЭС с Индией, Египтом, Турцией, Чили, а также в рамках БРИКС. То есть по примеру КНР, за последние 35–40 лет поэтапно отладившей свободную торговлю и нацвалютные взаиморасчеты со всеми странами Южной, Юго-Восточной и Средней Азии, как и с КНДР, Южной Кореей, Ираном, Монголией, Австралией, Новой Зеландией, Тайванем…
   Напомним, что созидание именно таких экономических взаимосвязей между странами, противостоящими долларовому и в целом торговому неоколониализму, впервые рекомендовалось, по предложению И.В. Сталина, Московским международным экономическим совещанием 49 стран в апреле 1952 г., а затем было – с упоминанием первичности той инициативы Сталина – повторено Мао Цзэдуном в 1973 году в его концепции «Трех миров». И уже с того года стало претворяться Пекином на практике.
   

А. ЧИЧКИН


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION