01.05.2019: СТЕРЖЕНЬ РУССКОЙ ИДЕИ
«Русский Вестник» продолжает обсуждать «Русский манифест» (см. «Русский Вестник», № 24, 2018)

   
   
   
    Идея о предназначении России – это ее основной жизненный стержень, ибо именно эта идея дает русскому народу свое особое понятие о смысле его жизни, заключающееся в служении Богоносной миссии России – миссии «Удерживающего» – и объясняет ненависть к России «мира сего», ибо Господь говорил: «Если мир Вас ненавидит, знайте, что Меня прежде Вас возненавидел (Ин 15, 18)... Меня ненавидит (мир) потому, что Я свидетельствую о нем, что дела его злы» (Ин. 7, 7).
   Идея о предназначении России помогает понять также секреты величия и трагичности ее судьбы, ибо сказано: «…И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12, 48). Иными словами, у России может быть либо героическая и славная судьба, либо бесчестие, позор и смерть. Подтверждением этого постулата являются возвышение и процветание России во времена несения ею ноши «Удерживающего» и прозябание и нищета – при забвении своего предназначения (что мы сейчас и имеем. – Г.К.).
   
   В знаменитом рассуждении «О причинах наших успехов в войне 1812 г.» Святой Филарет (митрополит Московский) говорил: «Что есть государство? Союз свободных нравственных существ, соединившихся между собой с пожертвованием частью своей свободы для охранения и утверждения общими силами закона нравственности, который составляет необходимость их бытия. Законы гражданские суть не что иное, как примененные к особым случаям истолкования сего закона и ограды, поставленные против его нарушения. Итак, где священный закон нравственности непоколебимо утвержден в сердцах воспитанием, верой, здравым, неискаженным учением и уважаемыми примерами предков, там сохраняют верность к Отечеству и тогда, когда никто не стережет ее, жертвуют ему собственностью и собой без побуждений воздаяния или славы, там умирают за законы тогда... когда могли бы сохранить жизнь их нарушением».
   Осознавая невозможность для себя жизни по чужим законам, русские традиционно признавали и уважали такое право и за другими народами. Неудивительно, что русская нравственность, русское понимание жизни (Русская идея) стали близки многим малым народам, соседствующим с русским, что способствовало их добровольному объединению вокруг русского народа, его Веры и Идеи, и это, в свою очередь, позволило русскому народу создать могучую Державу, а малым народам – сохраниться и развиваться. Причем одни народы, присягнув Православному Царю (Русской Державе), оставались приверженцами своих верований, другие, по своей собственной воле, приняли Православие.
   Становление прочих Великих Держав происходило иначе: в США (образце всего «демократического человечества») было уничтожено почти все местное индейское население, в Китае все некитайское население было насильственно ассимилировано.
   В отличие от Русской воли западная «свобода» зиждется «на песке мнений и умствований», на законах, формируемых представителями общественности, обслуживающими финансовые структуры протестантского и иудейского капитала. Естественно, что по нравственным категориям такие законы несовместимы с Русской волей и Русской жизнью. Именно поэтому (преследуя как одну из главных целей ликвидацию русского народа) космополитическая пятая колонна в ЦК КПСС, при поддержке либерально-демократического отряда русофобов и СМИ, стала продвигать в России законы западного мира. Этот процесс получил кодовое название «перестройка».
   В качестве тарана для продвижения новых законов был выдвинут убийственный для русской морали лозунг «Разрешено все, что не запрещено!». Смертельная опасность этого лозунга заключалась в том, что именно мораль, а не законы формировали в русском обществе дозволенные рамки – рамки русской воли, стержнем которых был не страх, а совесть. Демократы же этим лозунгом призывали:
   – во-первых, моральные принципы ограничения дозволенного заменить рамками формального закона, ими же и принимаемого (именно от таких законов и предостерегает народная мудрость: «Закон, что дышло: куда повернешь, туда и вышло»);
   – во-вторых, до принятия новых законов явочным порядком опустить уровень нравственности.
    Для России, исторически являющейся традиционным обществом (основывающимся на законах нравственности), такой удар по совести нации был убийственным.
    Вместе с тем для однозначного понимания всеми демократами своей задачи, озвучивается и довольно откровенная установка «Чем хуже, тем лучше!». Такое разъяснение отбрасывает сомнения даже у самых бестолковых демократов, и они под улюлюканье СМИ начинают:
    – с одной стороны, крушить русскую мораль, предлагая и русским последовать за собой, «по капле выдавливая из себя раба» (русскую волю);
    – с другой – кричать о несовершенстве российских законов и о необходимости создания «правового государства», где все регламентировалось бы законами, а мораль была бы отброшена. (По примеру Геббельса некий Чубайс, например, предлагал освободиться от таких понятий, как «совесть».)
    Под предлогом восполнения «пробела» в российском законодательстве демократами в массовом порядке принимаются законы, идущие вразрез с Конституцией РФ. А чтобы не было сомнений в том, как следует понимать «демократию» и «правовое государство», с помощью танков в 1993 году Конституция России приводится в соответствие с принятыми законами (на юридическом языке такой прецедент именуется антиконституционным переворотом и карается смертной казнью). Этим деянием далеко не ограничивается список расстрельных и иных преступлений демократической власти. И жертвы преступлений, и справедливость взывают к вынесению соответствующих приговоров как самой форме власти (президентско-парламентской), так и каждому из ее персоналий. Но это уже задача другой власти.
   Сила власти (за исключением случаев, когда власть держится на страхе и обмане) определяется отношением к ней общества. Это отношение складывается не только из того, как власть служит обществу, но и из нравственного облика власти, ее подконтрольности и ответственности. Подконтрольность и ответственность власти определяются тем, с какой неизбежностью следует наказание власти (ее представителей) за отклонение от нравственной идеи власти, ее нравственного предназначения. Поэтому на будущую Русскую власть ложится огромная историческая ответственность завоевания доверия народа и возвращения авторитета власти. Любое неловкое движение новой власти и даже невольное ее действие, расходящееся с провозглашенной идеей – Русской идеей власти, будут способны окончательно похоронить надежды народа на возможность справедливой власти в России и дискредитировать ту политическую силу, которая сформирует эту власть. Поэтому властные преступления следует признать наиболее опасными для Русского государства и пресекать их жесточайшим образом!
   Для контроля и наказания представителей власти, следует предусматривать их подотчетность перед народом и надвластные «Суды Чести», обладающие особыми полномочиями и избираемые всенародно из проверенных делом и временем стойких приверженцев «Русской Идеи».
   Сознание недопустимости властных преступлений, вытекающее из самой Идеи власти, данной нам Господом, было исторически присуще России. Так, Преподобный Кирилл Белозерский в послании к Московскому Великому князю Василию Дмитриевичу писал: «...еже есть гребец соблазниться – мал вред творит плавающим с ним; …аще же ли сам князь – всем людям, иже под ним створяет вред ...Ты же со многою твердостью храни себя в доб­рых делах ...Возненавиди всякую власть, влекущую тя на грех: не приложен имей благочестия помысл и не возвышайся временною славою к суетному шатанию...»
   Мы же сейчас воочию столкнулись с совершенно обратным, с тем, когда сама власть, различного рода демократические организации и СМИ, соревнуясь друг с другом в служении дьяволу и его детищу и идолу мамоне, соблазняют народ призывами обогащения – обогащения за счет ближнего, за счет прошлого, настоящего и будущего нашей Державы, обогащения как цели. И естественно по русским понятиям такая власть не имеет права на существование (Мф. 18, 6).
   Будущая же Русская власть должна стать препятствием искушению как себя, так и народов России, и в первую очередь искушению мамоной.
   – Для этого должны пресекаться всякие попытки проникновения частного капитала во власть (частный капитал должен быть отделен от государства).
   – Богом данные народу природные богатства России должны быть возвращены на службу народу. Непременной национализации должно быть подвергнуто все экспроприированное у народа в результате приватизации. Ущерб, нанесенный России и нации в результате приватизации, перестройки и реформ, должен быть возмещен за счет идеологов и участников этих процессов, а также их иностранных покровителей.
   – Частная собственность, использующая наемный труд, если государство ее допускает, должна перестать быть источником наживы, грабежа и паразитизма и поэтому должна получить нравственные ограничения, выход за которые следует расценивать как акт дискредитации власти и карать национализацией собственности.
   Несомненную государственную поддержку власти должны получить семейные и особенно коллективные виды хозяйственной деятельности, возрождающие русский общинный уклад управления, труда и распределения.
   Устранение фактора искушения мамоной в значительной степени оздоровит общество и в той или иной степени снимет национально-социальную напряженность в нем.
   Дальнейшее снятие национально-социальной напряженности произойдет в результате устранения условий приобщения народов России к паразитизму (условий искушения паразитизмом). Данное условие обеспечивается введением принципов самообеспечения каждым народом своего существования, развития и роста благосостояния, единственным источником которых является производительный труд. Для этого участие народов России в непроизводительных сферах деятельности (властной, управленческой, финансовой, распределительно-посреднической, торговой, информационно-развлекательной и т.п.) следует регулировать пропорциями к численности народов. (Не должно быть народов-властителей, народов-торговцев, народов-«артистов», народов-рабов...)
   Фактором ослабления национально-социальной напряженности послужит и обережение некоренных народов России (имеющих государственные образования – историческую родину – вне пределов России) от соблазна возможности навязывания России интересов других стран. Для этого представители некоренных народов должны быть освобождены от тягот государственной службы.
   «Увы! – писал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, – Современное понимание природы и сути государственной власти убого и беспросветно. Чтобы хоть как-то поправить положение, мы обязательно должны уяснить:
   1) что власть есть понятие не юридическое, но в первую очередь религиозно-нравственное. Что моральное право на власть дает не закон (он может быть несовершенен), не народ (его можно обмануть), не та или иная сословная, партийная, элитарная группировка (неизбежно зависимая от клановых интересов), но приверженность властителя и его соответствие ясно понимаемым, традиционным святыням и ценностям нашей жизни. Иначе говоря, власть должна принадлежать тому, кто является наиболее полным выразителем исторически сложившихся идеалов народного бытия;
   2) что целью власти является всемерное содействие воплощению этих идеалов (идеалов народного бытия) в жизнь – во всех проявлениях общественной и государственной деятельности. Только такими действиями может власть подтвердить свою нравственную легитимность, свое бескорыстие, свое соответствие требованиям современности...
   Власть на Руси всегда осознавалась не как предмет тщеславных вожделений, награда самым наглым, хитрым и беспринципным бойцам политического ринга, не как бездонная кормушка для чиновников и бюрократов, но как религиозное служение заповедям справедливости и добра, как «Божье тягло»... Мысль, что, “власть имеющий” лишь распорядитель власти, данной Богом, и ответчик перед Ним за врученную его попечению страну и людей, лежала в основе самовоззрения всякой законной власти на Руси».
   Вместе с западной «свободой» мы получили и все сопутствующие ей атрибуты: паразитизм, эгоизм, организованную преступность, эпидемию наркомании, работорговлю, торговлю человеческими органами, детскую проституцию, гомосексуализм, государственный и национальный терроризм, череду экономических кризисов.
   Осознав невозможность борьбы с пороками, составляющими неотъемлемую часть его образа жизни, «Запад» (не уступая в лукавстве своему духовному отцу – дьяволу) решил свои недостатки обратить в достоинства, выдав их за «общечеловеческие ценности». Такая подмена понятий позволила «Западу» (не без помощи своей демократической пятой колонны, взрощенной и вскормленной во всех странах мира), хотя бы на время прикрыть свой звериный облик маской «беспорочного идеала» и взять на себя «моральное право» насаждать свои ценности и «новый мировой порядок» по всему миру, что он довольно успешно осуществляет с помощью «кнута и пряника» руками отбросов общества. Но не все страны мира и мировые цивилизации готовы заменить свои истинные духовные ценности на пороки «Запада» и сдаться на милость поработителей.
   В мире растет осознание того, что «новый мировой порядок» несет одним народам уничтожение (в рамках программы ликвидации излишнего населения), а другим народам – роль рабочего скота, призванного обеспечивать растущие потребности «золотого миллиарда» бездуховных человекоподобных особей. (Некоторым будет интересно узнать, что одно из «судьбоносных» решений Фонда Горбачева настаивает на сокращении населения планеты Земля на 90%. Таковы претензии новоявленного Иуды, работающего по совместительству у масонов «Генеральным секретарем всех религий». Таковы масштабы! Гитлер и Папа Римский, как говорится, отдыхают!)
   В отличие от стран «Запада» Россия не входит в число стран-грабителей. И ее положение таково не потому, что грабительские места (места «золотого миллиарда») заняты, но потому, что образ жизни русского народа, система ценностей, воля и его служение миссии «Удерживающего» были во все времена смертельными противниками мирового бандитизма. И только после того, как Россия в результате узурпации ее власти пятой колонной Запада временно обронила посох «Удерживающего», и стала возможна мировая вакханалия «власти беззакония».
   К чему приводит внедрение в России чуждых ей ценностей, сейчас становится все более очевидным не только у нас в стране (где целые народы на своей земле стали лишними или рабами наживы и порока), но и во всем мире (стонущем под пятой нелюдей в человеческом обличии). И это заставляет нас все с большей твердостью заявлять, что единственной законной идеей жизни в России является Русская идея – Идея, впитавшая весь опыт нашей истории. Идея, основывающаяся на принципах добра и справедливости, труда и коллективизма, братства и взаимопомощи, веротерпимости и уважения к традициям коренных народов России. Идея, являющаяся исторической волей коренных народов, русского народа – стержня Государства Российского.
   
   

Геннадий КОВАЛЕВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION