12.03.2019: Владимир БОЛЬШАКОВ. АНТИСИОНИЗМ: «РУСОФОБИЯ – ПРОФЕССИЯ СИОНИСТОВ»
   
   
   После смерти Сталина борьба с сионизмом в СССР если и велась, то спорадически, по мере того как Израиль совершал нападения на своих арабских соседей. Ситуация изменилась после агрессии 1967 года, в результате которой Израиль восстановил свои «библейские границы», захватив Синайский полуостров Египта, Голанские высоты Сирии, сектор Газа и Западный берег реки Иордан вместе с Восточным Иерусалимом.
   После той неприкрытой агрессии антисионизм вновь оказался востребованным уже потому, что международный сионизм стал прямо угрожать национальным интересам СССР. Были разорваны дипломатические отношения с Израилем. В Москве потребовали того же от всех стран Варшавского договора. Согласились все, кроме Чаушеску (Румыния). Активная политическая и военная помощь Египту и Сирии была оказана Советским Союзом и другими странами Варшавского договора. Подконтрольные Москве коммунистические и рабочие партии, включая компартию Израиля, выступили с осуждением сионизма. С подачи СССР была принята Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3379 от 10 ноября 1975 года, определившая сионизм как форму расизма и расовой дискриминации.
   Международный сионизм впервые после разгрома АЕК ответил на это в начале 1970 года истерической антисоветской кампанией устами все той же Голды Меир, ставшей к тому времени премьер-министром Израиля. Она публично призывала к «тотальному походу» против Советского Союза. Для участия в этом походе, который победоносно завершился с распадом СССР в 1991 году, были мобилизованы все без исключения сионистские организации в мире, включая сионистское подполье в СССР и других социалистических странах.
   Не секрет, что этот «тотальный поход» тщательно готовился исподволь задолго до того, как о нем во всеуслышание объявила Голда Меир. Так, в мартовском «путче» 1968 года в Польше весьма активно участвовали многие будущие эксперты и лидеры «Солидарности»: Михник, Модзелевский, Куронь, Торунчук, Горецкий, Блумштейн и другие деятели, тесно связанные с сионистами и западными спецслужбами. Одним из них был будущий министр иностранных дел Польши Бронислав Геремек, который проходил стажировку в сионистской ложе «Бнай-Брит» в Париже (Glos Pracy. 18 марта 1968 года – В.Б.). Там же он установил связи с редакцией журнала «Культура» и с польской редакцией «Свободной Европы», что неизбежно привело его к прямым контактам с ЦРУ. И не только. Личностями вроде Геремека активно интересовалась и израильская разведка Моссад. В январе 1982 года ливанский еженедельник «Аль-Кифах аль-Араби» сообщил, что Моссад сыграл активную роль в разжигании «польского кризиса». Используя тот факт, что «многие руководители “Солидарности” были сионистами, поддерживающими Израиль и его политику, – писал еженедельник, – Моссад оказывал непосредственную финансовую и пропагандистскую помощь этой организации». При этом Моссад тесно координировал свои действия с ЦРУ. ЦРУ же активно использовало опыт и осведомленность агентуры израильской разведки в Польше (Аль-Кифах аль-Араби. 2 января 1982 г. – В.Б.).
   «Сионистские организации в 1956–1957 годах, – отмечал польский исследователь Т. Валихновский, – а затем в 1964–1966 годах особенно усилили свои нападки на ПНР из тех капиталистических стран, где их представители занимают ответственные посты в пропагандистском аппарате. К числу их относятся, не считая самого Израиля, такие страны, как США, Англия, ФРГ, Австрия и Швеция. Антипольская кампания сионизма нашла особенно широкую поддержку в США» (Валихновский Т. Израиль и ФРГ. М., 1971. С. 114–115. – В.Б.).
   Еще в июле 1968 года достоянием гласности – и отнюдь не по воле его авторов – стал «оперативный план» совместных действий Пентагона и ЦРУ против социалистических стран Восточной Европы. В частности, против Польши, ГДР и Чехословакии. В нем предусматривались «дифференцированный подход» к отдельным странам, сочетание внешнеполитических и идеологических диверсий с попытками ослабить Варшавский договор. Влиятельная боннская газета «Боннер Рундшау» в июне 1968 года довольно откровенно рассказала о тех задачах, которые ставили перед собой стратеги антикоммунизма, развертывая активную подрывную деятельность против социалистических стран. Основной мишенью был избран, по словам газеты, «железный треугольник», «ядро Варшавского договора» – ГДР, ЧССР и Польша. «Стоит взглянуть на карту, – прикидывали стратеги из «Боннер Рундшау», – чтобы понять, что означал бы выход Праги из этого треугольника. Южный фланг Зоны (так в те времена в Бонне именовали ГДР. – Ред.) и Польши был бы обнажен, можно было бы думать о проникновении через советскую границу. Треугольник потерял бы всякое значение. Варшавский договор лишился бы сердца» (Боннер Рундшау. 24 июля 1968 г. – В.Б.). События 1968 года полностью подтвердили тот факт, что главный удар подрывных служб Запада был направлен именно в это сердце.
   В ЧССР, где антисоциалистические силы действовали при поддержке ревизионистов в руководстве компартии, события стали развиваться столь стремительно, что в Москве уже не могли ни контролировать их, ни как-то на них влиять. В документе «Уроки кризисного развития в Компартии Чехословакии и обществе после XIII съезда КПЧ», принятом на пленуме ЦК КПЧ в декабре 1970 года, дан достаточно четкий анализ произошедшего. С весны 1968 года, известного в Чехословакии события, самым активным отрядом пятой колонны в стране оказались сионисты. И неслучайно. «Значительное влияние в борьбе против социализма в ЧССР, – отмечали в ЦК КПЧ, анализируя события «пражской весны», – оказывали силы, активно выступавшие с позиции сионизма – одного из инструментов международного империализма и антикоммунизма. Их видными представителями у нас были: Ф. Кригель, И. Пеликан, А. Лустиг, Э. Гольдштюкер, А. Лим, Э. Лебл, К. Винтер и ряд других» (Уроки кризисного развития в Компартии Чехословакии и обществе после XIII съезда КПЧ. М., 1971. С. 27. – В.Б.).
   Документ ЦК КПЧ отнюдь не сводил смысл всех действий контрреволюционных сил в ЧССР к сионизму. Сионисты были лишь частью этих сил, так же как международный сионизм всего лишь часть мирового империализма. И поэтому, говоря об активных контрреволюционерах из числа чехословацких граждан еврейского происхождения, КПЧ характеризовала их именно как сионистов, ибо таковыми они и были в действительности.
   Со временем выяснилось следующее. Еще до разрыва дипломатических отношений с Израилем, под прикрытием дипломатического паспорта и под другими именами, израильское посольство в Праге стали укомплектовывать бывшими гражданами ЧССР. Они прекрасно владели чешским и словацким языками и прошли подготовку в сионистских организациях как в Израиле, так и за его пределами, в частности в США, Англии, ФРГ и Австрии.
   Приведем краткий перечень тех сионистских организаций, которые, по израильским данным, вели подрывную работу в ЧССР совместно с другими «заинтересованными» лицами, союзами, группами, обществами и империалистическими разведками:
   «Всемирная сионистская организация, Всемирный еврейский конгресс, Организация сионистской молодежи, Конгресс европейских сионистов, Совет по координации деятельности еврейских организаций, Всемирный совет еврейских женщин, Всемирный совет сефардов, Всемирная сионистская женская организация, Всемирный совет еврейских трудящихся, Всемирный союз еврейских студентов, Еврейское телеграфное агентство, Всемирный конгресс евреев-журналистов, «Джойнт», ХИАС, «Бунд», БИО и так далее (Ma’ariv. 6 октября 1968 г. – Ред.). Активно действовали в то время Комитет чехословацких беженцев при сионистском Главном документальном центре в Вене и Центр координации борцов за свободу Чехословакии в Израиле. На Западе не жалели ни средств на субсидирования контрреволюционного подполья, ни советов экспертов по антикоммунизму. Этим непосредственно занимались, помимо ЦРУ и других разведок, «Джойнт», ХИАС, а также Фонд Эберта при Фонде Форда» (К событиям в Чехословакии. М., 1968. С. 102. – Ред.). На встречу с лидерами сионистского подполья в Чехословакии приезжал и главный редактор американского журнала «Проблемы коммунизма» (The Problems of Communism) сионист Абрам Брэмберг. С помощью таких эмиссаров международного сионизма действия сионистов в ЧССР и за рубежом четко координировались. В этом смысле очень показательно заявление бывшего политического секретаря партии МАПАЙ Батиша, который сказал: «Израиль может и должен быть базой для чехов и словаков, горящих желанием освободить свою родину». Батиш признавал, что сионисты нашли полное взаимопонимание и поддерживали контакты с другими антисоциалистическими силами в Чехословакии и за ее пределами.
   Ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию в августе 1968 года позволил лишь на время приостановить деятельность сионистского антикоммунистического подполья. Через 23 года они взяли реванш во всем социалистическом лагере, а затем и в самом Советском Союзе.
   Как пишет Еврейская энциклопедия, победа израильской армии в Шестидневной войне 1967 г. «способствовала пробуждению национального самосознания у многих тысяч почти совершенно ассимилированных советских евреев» (КЕЭ. Т. 8. Кол. 267. – В.Б.). Это был уже второй «взрыв еврейского самосознания» после 1948 года. Многие евреи приходят «к выводу о невозможности дальнейшего проживания в СССР. Начался процесс национального возрождения, который приобретал различные формы. Десятки тысяч молодых евреев Москвы, Ленинграда, Киева, Тбилиси, Риги стали приходить к синагогам во время еврейских праздников. Росло число евреев, подающих документы на выезд в Израиль» (там же. – В.Б.). Новые территории, захваченные в ходе агрессии 1967 года, а Израиль не собирался их отдавать, надо было кому-то осваивать. Лучше всего для этого подходили советские евреи, еще к тому времени не избалованные благами западной цивилизации. Кнессет в обращении к правительству СССР потребовал их свободной эмиграции в Израиль. Началась всемирная кампания сионистов в поддержку этого требования. Советские ворота для алии еще не открылись, но в них появилась первая щель. Так, в 1968 году из СССР в Израиль выехал 231 человек, в 1969 г. – уже 3033. Все это не могло не встревожить руководителей СССР и КПСС.
   
   

«Правда» против сионизма


   
   17 мая 1971 года КГБ СССР направил секретарю ЦК КПСС П. Н. Демичеву по его просьбе справку № 1277 «О враждебной деятельности сионистских элементов внутри страны». Вскоре на базе этой справки появилось первое Постановление ЦК КПСС «О мероприятиях по дальнейшему разоблачению реакционной сущности международного сионизма и антисоветской деятельности зарубежных сионистских центров и антиобщественных элементов из числа просионистски настроенных лиц». Аналогичные постановления неоднократно принимались затем и в ряде союзных республик. 19 марта 1979 года было принято Постановление секретариата ЦК Компартии Украины об организации выполнения принятого в 1971 году Постановления ЦК КПСС по разоблачению сионизма. 14 февраля 1983 года принимается Постановление политбюро ЦК Компартии Украины «О мероприятиях по усилению противодействия подрывной антисоветской деятельности зарубежных сионистских центров и антиобщественных элементов из числа просионистски настроенных лиц».
   Всякий раз, когда принимались подобные постановления, отдел пропаганды ЦК КПСС обеспечивал им соответствующую поддержку в советской печати, прежде всего в «Правде», с ее ежедневным тиражом в 10,5 млн экземпляров, в «Известиях» и «Комсомольской правде» тоже с многомиллионными тиражами.
   Первой реакцией в «Правде» на это постановление стал фельетон «Штурмовики от сионизма» о «Лиге защиты евреев» и ее фашиствующем «фюрере» Меире Кахане (Большаков В. Штурмовики от сионизма // Правда. 11 мая 1971 г. – В.Б.). За этим последовал ряд аналогичных публикаций в «Известиях», «Советской России» и других СМИ.
   Однако выполнять Постановление ЦК КПСС матерые зубры советской печати – ни политический обозреватель «Правды» Юрий Жуков и бывший ответработник ЦК Виталий Корионов, ни американист и французовед Георгий Ратиани, ни лучший в СССР специалист по Азии Всеволод Овчинников, ни Матвеев и другие обозреватели «Известий» с критикой сионизма выступать не спешили. И никакие Постановления ЦК КПСС на это их не подвигли. Конечно, подобный бойкот столь актуальной в то время тематики нельзя было объяснить недостатком знаний по этому вопросу у правдинских и других «мэтров». Это была хорошо продуманная «либеральная» позиция, своего рода итальянская забастовка. Видимо, посчитали, что при таком бойкоте антисионисты будут выглядеть еще нелепее, чем Дон-Кихот в его сражениях с ветряными мельницами. Но просчитались. Эти публикации были встречены с одобрением, о чем свидетельствовали буквально мешки писем, поступавших в «Правду» почтой от ее читателей, в том числе евреев, с осуждением сионизма.
   Изучать природу сионизма, его историю и систему организаций было в те времена, когда еще в СССР не знали Интернета, весьма сложно. По реакции западных СМИ и официальных лиц уже на первые статьи о сионизме в «Правде» и других СМИ было ясно, что, помимо вполне понятного раздражения по поводу того, что советские журналисты и ученые «осмелилась» затронуть прежде запретную тему, налицо была и определенная растерянность перед лицом тех фактов, которые прежде никогда не появлялись в широкой печати, но служили неопровержимым доказательством преступной сущности международного сионизма и его лидеров.
   После того как в «Правде» была опубликована статья «Банкроты из сионистского концерна», посвященная полемике с сионистскими пропагандистами концепции «всемирной еврейской нации», согласно которой каждый еврей независимо от того, какое у него гражданство, принадлежит к этой нации, а родина его – это Израиль (Большаков В. Банкроты из сионистского концерна // Правда. 11 мая 1971 года. – Ред.), на автора и «Правду» посыпались обвинения в антисемитизме. В статье была затронута весьма чувствительная для сионистов проблема разделения евреев в самом Израиле. В частности, приводились слова польского публициста Анджея Жеромского: «Нигде на свете нет такого разделения людей на этнические группы, среди которых наиболее известны: сабра (уроженцы Израиля), ашкенази (восточно-европейские евреи), сефарды – потомки мавританских и испанских евреев, черные евреи из Эфиопии и других стран Африки, евреи-полукровки не по матери, наконец, просто неевреи (гои), что привело к созданию своего рода апартеида. И это не говоря уже о том, что Израиль, который живет по законам ортодоксального иудаизма, – это, по сути дела, теократическое государство». Статья вызвала весьма злобную реакцию в просионистской прессе еще и потому, что доказательно опровергала утверждения о том, что Израиль – это образец демократии на Ближнем Востоке.
   Когда «Правда» в рубрике «С идеологического фронта» опубликовала статью о связях сионистов с фашистами (Большаков В. Фашизм и сионизм: корни родства // Правда. 24 января 1984 г. – Ред.) реакция в Госдепартаменте США была просто истерической, а его представитель А. Ромберг на встрече с журналистами заявил: «…взгляды, изложенные в этой статье, являются возмутительными и безответственными, и СССР должен отдавать себе отчет в том, что ни одного образованного человека нельзя убедить в чем-то с помощью бездоказательных обвинений, приведенных в статье» (ТАСС. 26 января 1984 г.). На деле же Ромберга возмутило куда больше именно то, что в той статье были приведены как раз те факты и доказательства родства сионизма с фашизмом, о которых лидеры мирового сионизма хотели бы позабыть и не вспоминать.
   Перед публикацией статей по проблемам сионизма в «Правде» ее главные редакторы того периода как Михаил Васильевич Зимянин, так и Виктор Григорьевич Афанасьев производили их рассылку в гранках «по Большой кругу» (т.е. либо всем членам Политбюро, либо только заведующим Международным отделом и Агитпропом). Все, что поступало «сверху», в гранки вносилось безоговорочно. И все, конечно, понимали, что без такого одобрения на самом верху подобные статьи никогда не появились бы в нашем центральном органе.
   Практически ни одна сколько-нибудь заметная публикация по сионизму, особенно в «Правде», не оставалась без внимания западных СМИ. Там сразу же начиналась кампания по поводу «разгула антисемитизма в СССР». В «Правде» удалось опубликовать несколько подвальных статей о сионизме, где были приведены такие факты, которые раньше нигде не упоминались. Для многих евреев шоком стал рассказ о сотрудничестве украинских сионистов с Петлюрой и их обещании отправить ему в помощь в борьбе с большевизмом «евреев-казаков». (Большаков В. Антисоветизм – профессия сионистов // Правда. 18, 19 февраля 1971 г.). Впервые удалось рассказать и о действиях сионистской агентуры в Чехословакии в 1967–1968 годах (там же. – В.Б.).
   Статья «Антисоветизм – профессия сионистов» – самая ударная, была опубликована двумя «подвалами» подряд в двух номерах «Правды». Больше всего шума вызвала следующая содержавшаяся в ней фраза: «Человек, обращенный в сионистскую веру, автоматически становится агентом международного сионистского концерна и, следовательно, врагом советского народа» (Правда. 19 февраля 1971 г. – В.Б.).
   Корреспондент «Нью-Йорк Таймс» в Москве Бернард Гверцман прокомментировал эту статью в двух номерах своей газеты, дав в одной из них заголовок: «“Правда” пишет, что сионизм пытается подорвать коммунистический мир» (Pravda Says Zionism Tries to Subvert Communist World. The New York Times. 1971, February, 19. – В.Б.), а в другой – «Советским евреям сказали, что сионизм – это предательство» (Soviet Jews Told Zionism is Treason. The New York Times. 1971, February, 20. – В.Б.). Корреспондент «Вашингтон Пост» в Москве Энтони Астракан объявил, что «Правда» назвала сионизм оружием капитализма» (Pravda Calls Zionism Tool of Capitalism. The Washington Post. 1971, January, 20. – В.Б.). Статью прокомментировали едва ли не все аккредитованные в Москве иностранные корреспонденты. Некоторые арабские газеты в Египте и Сирии перепечатали ее целиком. Шума было много. Так в «Правде» о сионизме еще никто не писал. Но главное, что та двухподвальная статья была опубликована за пять дней до начала в Брюсселе Международной конференции о положении евреев в СССР (23–25 февраля 1971 г. – В.Б.). Как рассказывал корреспондент «Правды» в странах Бенилюкса Ю. Харланов, «Правду» на том сборище и автора той статьи лично ругали последними словами. Но что любопытно: ни одного из приведенных в статье фактов опровергнуть не смогли. В этом сила того научного подхода, который был выработан с самого начала в международном отделе ЦК КПСС при публикациях в советской печати с критикой сионизма.
   
   

Кружок Милованова


   
   В борьбу с сионизмом вовлекались все новые и новые журналисты и ученые, и в этом большая заслуга советских патриотов, работавших в те годы в ЦК КПСС. Прежде всего это Иван Васильевич Милованов (1914–1975), завсектором Ближнего Востока Международного отдела ЦК КПСС. В его секторе работал инструктором Юрий Сергеевич Иванов (1930–1978), автор теперь уже легендарной книги «Осторожно: сионизм!». Он отвечал за связи с компар­тиями Израиля и Палестины.
   В коридорах ЦК КПСС, прежде всего в Отделе агитации и пропаганды (Агитпроп), действовала своя «колонна, и там с ехидцей говорили, что Милованов организовал при своем секторе «клуб антисионистов» под руководством «главного жидолога Советского Союза Юрия Иванова». В историю этот «клуб» вошел под именем «Кружок Милованова», хотя главным у Ивана Васильевича по части сионизма действительно был Юрий Сергеевич Иванов. Он был большим знатоком Ближнего Востока, литературы и философии, особенно русской, к тому же не раз бывал в командировках на Ближнем Востоке, в том числе в Израиле.
   Естественно, в те времена иначе как с позиций марксизма-ленинизма подходить к критике сионизма он не мог, а уж о том, что сионизм и коммунизм – близнецы-братья, вообще не могло быть и речи. Но уже то, что он смог сказать в своей книге, прозвучало в СССР подлинной сенсацией. Ю. Иванов сумел в то время дать надежную теоретическую платформу для критики сионизма в открытой печати, используя труды Маркса и Ленина, против которых трудно было возразить. Так, он вернул в научный оборот работу К. Маркса «К еврейскому вопросу».
   В партии и обществе не было единства по вопросу борьбы с сионизмом. Как и в 20–30-е годы, когда сам Ф.Э. Дзержинский доказывал, что с сионистами надо дружить, в 70–80-е годы даже в ЦК КПСС, в КГБ и в советских СМИ, а тем более в писательской среде и в научных учреждениях было немало сторонников просионистских взглядов Железного Феликса. Ю. Иванов первым обнародовал факты о помощи евреев-банкиров Троцкому, что прежде в Агитпропе тщательно скрывали и о сотрудничестве сионистов с контрреволюцией и с нацистами. Он и Милованов постоянно следили за тем, чтобы критика сионизма в советской печати не переходила в юдофобию и антисемитизм.
   Книга Иванова «Осторожно: сионизм!» в наши дни выставлена в качестве экспоната на стенде о государственном антисемитизме в СССР в Еврейском музее толерантности в Москве. Почему-то выбрали книгу именно Иванова, а не «Иудаизм без прикрас» Кичко с Украины и не «Десионизацию» Емельянова. Скорее всего, потому, что именно Иванов впервые, наверное, в советской научной публицистике так подробно и аргументированно опроверг утверждения сионистов о том, что еврей и сионисты – понятия синонимические. Хотя бы потому, что статистическое большинство живущих в мире евреев, объединенных в рамках Всемирного еврейского конгресса, не считают себя сионистами, хотя сам ВЕК сегодня – это чисто сионистская структура.
   В начале 70-х годов именно Милованов и Иванов держали руку на пульсе общесоюзной кампании по борьбе с сионизмом, хотя, конечно, все антисионистские публикации, особенно в республиках, они контролировать не могли. На местах время от времени появлялись такие «труды», что грохот протестов из-за рубежа заглушал любые аргументы против сионизма. Достаточно вспомнить юдофобскую книжку «Иудаизм без прикрас» украинского журналиста Кичко, которого активно поддерживал сам шеф ЦК КПУ, а затем член Политбюро П.Е. Шелест.
   Книга Иванова «Осторожно: сионизм!» стала первым опытом научной критики политизированного еврейства в структуре «лагеря социализма». О том, что автор попал «в десятку», свидетельствовало и аутодафе его книги, еще не успевшей разойтись среди читателей: была сожжена его дача, где находился тираж книги (материал из свободной русской энциклопедии «Традиция». – В.Б.). Книга Ю.С. Иванова изымалась из библиотек и при его жизни, и после смерти, но заложила основу открытого антисионизма в СССР. В 1999 году она была переиздана издательством «Витязь». Иванов – один из тех, кто добивался международного осуждения сионизма как формы расизма и расовой дискриминации, что и произошло на 30-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1975 году. Невзирая на сверхзанятость, Иванов читал по этой проблематике курс лекций студентам и преподавателям МГУ.
   Юрий Иванов рассказывал особо доверенным членам «Кружка Милованова», что в самом ЦК против него и Милованова постоянно велась подковерная борьба, которая резко обострилась после выхода его книги «Осторожно: сионизм!». Его, в частности, обвинили в «антисемитизме» в ходе кампании против «шелепинцев» (одна из фракций так называемой «Русской партии» в КПСС. – В.Б.). В результате этих интрижек и «обеспокоенности» в советских верхах его активностью на фронте борьбы с сионизмом Юрия Сергеевича после смерти И.В. Милованова в 1975 г. «перебросили» с Ближнего Востока на курирование компартий Австралии и Новой Зеландии, оборвав тем самым его связи с Компартией Израиля, которая поддержала его книгу.
   Он тяжело переживал эту свою «отставку». В 1978 г. Иванов лег на диспансеризацию в больницу ЦК КПСС (в Кунцеве). Как рассказывают его близкие, «жаловался на незначительные аномалии желудка, но смерть наступила якобы от сердечной недостаточности. На сердце он никогда не жаловался» (http://www.rusinst. ru/ articletext.asp?rzd=1&id=5831).
   В сектор Милованова приходили визировать свои статьи и просто посоветоваться практически все те авторы антисионистских публикаций, которые появлялись в те годы в советской печати. Одним из первых свои статьи в «Комсомольской правде» на эту тему стал публиковать и канд. ист. наук Евгений Евсеев (1932–1990), личность легендарная – историк и общественный деятель, один из ведущих специалистов по критике идеологии и политики международного сионизма. Он родился в Ленинграде. Мать была из простой крестьянской семьи, отец – кадровым военным, погиб в 1941 году.
   Евсеев учился в Институте востоковедения до закрытия института, закончил МГИМО. Работал старшим научным сотрудником в Институте философии АН СССР, был заместителем председателя Российского палестинского общества при АН СССР. Через «Кружок Милованова» еще в гранках проходили его нашумевшие антисионистские книги: «Фашизм под голубой звездой» (1971), «Сионизм: идеология и политика» (1972), «Борьба идей в современном мире» (1973) и другие... Е. Евсеев более 20 лет своей жизни посвятил изучению сионистской идеологии. Опубликовал более 120 научных и публицистических работ, три авторские монографии, за рубежом вышло более 100 публикаций. Он был лектором МГК КПСС и Всесоюзного общества «Знание», членом Президиума Советского комитета дружбы и солидарности с арабским народом Палестины, руководителем секции «Новая и новейшая история» Российского палестинского общества при АН СССР, работал личным переводчиком с арабского у Н.С. Хрущева и Л.И. Брежнева.
   Однако, несмотря на все его связи в советских «верхах», Евсееву пришлось выдержать жестокие схватки с сионистами. В 1982 году он успешно защитил на Ученом совете Военно-политической академии докторскую диссертацию, однако Высшая аттестационная комиссия отказалась утвердить решение о присвоении ему ученой степени доктора философских наук под предлогом того, что диссертация содержит антисемитские идеи. В 1988 году Е. Евсеев создает Комитет советской общественности против установления дипломатических отношений с Израилем. Деятельность комитета нашла широкую поддержку у патриотической общественности, которая выступила с требованием «пресечь попытки “друзей Израиля в СССР” восстановить дипломатические отношения с расистско-фашистским государством Израиль, сионистский режим которого несет всю полноту ответственности за геноцид арабского народа Палестины» (материал из свободной русской энциклопедии «Традиция». – В.Б.). После этого сионисты начали изощренную травлю Евсеева. Так, в газете «Советская культура» была опубликована клеветническая статья журналиста А. Черкизова, обвинявшая Е. Евсеева в ненависти ко всем евреям. Евсеев подал в суд на газету и Черкизова. Во время судебного разбирательства стало ясно, что суд склоняется к удовлетворению иска Евсеева по защите его чести и достоинства. Однако накануне последнего судебного заседания на Евсеева 11 февраля 1990 г. было совершено покушение (материал из свободной русской энциклопедии «Традиция». – В.Б.). По официальной версии, 10 февраля 1990 года в 22 часа на 78-м километре Московской кольцевой автодороги его сбила «Волга», переехав дважды. Водителя так и не нашли. Из кейса Е. Евсеева исчезли все бумаги по судебному процессу и материалы, в том числе и подготовленный им к изданию двухтомник «Сионизм и перестройка». Уже в 2007 году, после его смерти, вышла его книга «Сверхнарод и его рабы».
   Первые публикации по сионизму после «Шестидневной войны» 1967 г. появились в «Комсомольской правде». Курировали эти публикации замглавного редактора С.А. Высоцкий и замредактора иностранного отдела по капиталистическим странам Анатолий Аркадьевич Агарышев (1937–1988). В те годы возглавлял «Комсомолку» известный либерал просионистского толка Борис Панкин, возведенный Ельциным в 1991 г. в ранг министра иностранных дел. Правда, активно он таким публикациям не препятствовал, хотя с их авторами никогда не встречался принципиально. Высоцкий был настоящий русский патриот, но особо в проблемах сионизма не разбирался и с годами вообще отошел от этой темы, сосредоточившись на написании детективов. А Агарышев, напротив, был одним из самых активных и знающих антисионистов того времени. Он был первоклассным арабистом, да к тому же журналистом от Бога. Агарышев закончил исторический факультет МГУ, а в 1960-м – Институт восточных языков. В 1963–66 гг. работал в отделе стран Азии и Африки газеты «Правда», а в 1966-м перешел в «Комсомолку» и в 1969–1975 гг. был собкором «КП» в Каире. Он был одним из первых, кто передал свой репортаж с линии фронта у Суэцкого канала, когда в 1967 году началась агрессия Израиля против Египта. Агарышев успел за свою недолгую жизнь написать несколько книг и даже опубликовал свой перевод с арабского нескольких поэтов Ближнего Востока. Наиболее известна его книга «Насер», вышедшая в 1975 году в издательстве «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей».
   Агарышев был активным участником «Кружка Милованова», и первые свои статьи о сионизме Юрий Иванов опубликовал именно в «Комсомолке» с его помощью. Незадолго до своего отъезда в Египет (в иностранном отделе «КП» его сменил В. Большаков. – Ред.) Анатолий успел сформировать небольшой, но активный авторский коллектив журналистов-антисионистов, среди которых особенно выделялся Евгений Евсеев. С ним пришли и другие завсегдатаи «Кружка Милованова». Писали для «Комсомолки» антисионистские статьи и Арон Вергелис (1935–1999), тогда главный редактор журнала «Советиш геймланд» (Советская Родина) на идише, С. Зивс из «Сельской молодежи» и другие.
   Одним из видных ученых в «Кружке Милованова» был Аполлон Григорьевич Кузьмин (1928–2004), историк и автор ряда работ о происхождении Древней Руси. В конце 1960-х годов по рекомендации академиков Б.А. Рыбакова и И.Д. Ковальченко Кузьмин стал заместителем главного редактора журнала «Вопросы истории», совмещая эту должность с работой на кафедре истории феодализма исторического факультета МГУ. В этот период он активно участвовал в различных дискуссиях по ключевым проблемам российской истории (этногенез славян, происхождение Древнерусского государства, изучение русского летописания, подлинность «Слова о полку Игореве» и др.).
   В 1975 году по приглашению профессора Д.С. Бабурина он перешел на работу в МГПИ им. Ленина, где проработал почти 30 лет и подготовил несколько десятков докторов и кандидатов исторических наук.
   Кузьмин был одним из самых активных участников кампании по борьбе с сионизмом, который он называл «механизмом власти врагов рода человеческого» (Кузьмин А.Г. Сионизм в системе антикоммунизма / Предисловие Е.С. Евсеева. М., 2003. – В.Б.). Вместе с другими учеными и журналистами он был одним из авторов монографии «Идеология и практика международного сионизма» (М.: Политиздат, 1978. – В.Б.) и в 70-х годах опубликовал несколько рецензий на книги по той же тематике. В апреле 1982 года в статье в «Нашем современнике» А. Кузьмин впервые запустил в оборот термин «русофобия» (потом его использовал И. Шафаревич для своей знаменитой одноименной книги), выступив против одного из известных критиков времен «оттепели» Валентина Оскоцкого (1931–2010) и обвинив его в антисоветчине. Статья Кузьмина вызвала скандал. Дело дошло до ЦК, и тогда были сняты со своих постов оба заместителя Викулова, главного редактора «Нашего современника».
   Такие «перестрелки» между «русской» и «еврейской» партиями происходили постоянно с переменным успехом. Прошло десять лет, и Оскоцкий стал одним из подписантов позорного «Письма сорока двух», которое 5 октября 1993 года известные либералы-«западники» направили Ельцину после расстрела Ельциным русского парламента в поддержку этого варварского акта.
   В 1990 году, под конец перестройки и Советского Союза, Аполлон Григорьевич был избран председателем политической организации «Московское добровольное общество защиты русской культуры “Оте­чество”», в правлении которой участвовал Александр Руцкой. Кузьмин входил и в Координационный совет НПСР.
   В 1996 году в автокатастрофе погибла его дочь Татьяна. Сам он также погиб при странных обстоятельствах. В начале мая 2004 года Кузьмин приехал в Рязань на отдых и лечение к своей старшей дочери Ирине. А уже 9 мая 2004 года Аполлон Григорьевич скончался от заражения крови в Рязанской областной больнице…
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION