16.12.2018: «УЧЕНЫЕ-ГУМАНИТАРИИ» «РОССИЯНСКОЙ НАЦИИ»
В «Стратегии государственной национальной политики», дорабатываемой «научным сообществом», роли русской культуры и русского народа как не было, так и не просматривается на перспективу

   
   
   «Демократическая» Россия со времен Ельцина имеет «богатый опыт» реализации национальной политики. С 1993 года (даже ранее) Госкомитет по делам федерации и национальностей, затем – Министерство по делам национальностей и федеративным отношениям, а сейчас – Агентство по делам национальностей не просто не способствовали единству народов России и национальной справедливости, но делали все для потакания этнического национализма в национальных республиках, «местного патриотизма» в русских регионах России, для защиты интересов представителей всех народностей, кроме русских. Также призывали и призывают спокойно смотреть на демографические проблемы в России, миграционные потоки, заливающие русские города и селения.
   До сих пор продолжается относительно медленное, но уверенное переселение в Россию мигрантов из стран Кавказа и Средней Азии и внутренних мигрантов из республик Северного Кавказа на русские территории России. Наблюдаемое в последнее время в России некоторое снижение остроты проблем с мигрантами имеет две составляющие. С одной стороны, государством сделаны некоторые выводы и реально проводятся меры, в основном силами органов правопорядка, по пресечению негативных проявлений со стороны мигрантов. Но, с другой стороны, миграционный поток никуда не делся, просто центральные СМИ переключились на иные проблемы. Таким образом, снижение напряженности межнациональных конфликтов внутри России – во многом кажущееся.
   Степень «интеграции» мигрантов в «российское общество» никак за последние годы не изменилась. И не может измениться, потому как прибывающая масса людей из кавказских и среднеазиатских государств и республик Северного Кавказа не настроены на интеграцию, сколь бы их к тому не призывать. Мигранты видят слабость государства в поддержке русской культуры, традиционных ценностей в целом, что дает им дополнительную мотивацию игнорирования интересов русского народа. Если и происходит «интеграция» части мигрантов, то не в русское общество, а в насаждаемое либеральной пропагандой аморальное сообщество псевдокультуры с соответствующими проявлениями аморальности, вседозволенности, вольности поведения и т.д. В стране таким образом создается мультикультурная русофобская среда.
   Органы государственной власти заняты сглаживанием конфликтов и пропагандой в режиме «у преступности нет национальности», тем самым не решая, а только загоняя проблемы глубже. Организованные этнические преступные группы в России – реальность. И их количество не уменьшается. «Дешевая рабочая сила» мигрантов почему-то никак не сказывается на конечной цене товаров и услуг ЖКХ. Ну а всевозможные общественные советы по межнациональным вопросам в регионах страны, так же как и так называемые Дома дружбы народов и Дома толерантности в русских городах, прикрываясь тезисом о дружбе народов, занимаются поддержкой и развитием национальных общин и диаспор, способствуя формированию мультинациональной русофобской среды.
   Вместо решения вопросов в миграционной и трудовой сферах приходится наблюдать попытку искусственного формирования «российской нации». Под давлением «научного сообщества» (какого именно – ниже) приняты и реализуются «Стратегия государственной национальной политики» и программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России». Данными документами вместо русского народа (русской нации) и народов России предусмотрена несуществующая «российская нация». Пытались еще разработать проект закона «О российской нации», пока эта «инициатива» остановлена. Но и без закона «российская нация» продолжает фигурировать в действующих правовых актах.
   Была уже в свое время «гражданская нация» в лице «советского народа», который в значительной степени обезличивал русский народ. Налицо попытка ренессанса не только 90-х годов, но и ленинских, и хрущевских установок. В реальном своем воплощении вся эта политика «россиянской нации» направлена на «переплавку» русских, государствообразующего народа, в «россиян». При этом все остальные народы в основном остаются самими собой.
   Гражданское единство людей уже является высокой категорией, но не относящейся к народу, нации. Можно даже говорить о российской государственной идентичности, но не в контексте «нация» или «народ». Смешение понятий «гражданство» и «нация» очень дорого стоит, отражается на судьбе государства, народов, всей русской цивилизации.
   А что такое русскость, русская нация? Та самая, которая объективно была и должна быть на сегодня цементом для всего государства? В этом вопросе надлежит отталкиваться от определения 18-го Всемирного Русского Народного Собора о русской идентичности. Повторять «ученым деятелям», ответственным за методологию государственной национальной политики, в сотый раз это определение – бесполезно. Все равно гнут свое про «россиянство», «гражданскую нацию» и «плавильный котел для народов»…
   В связи с изложенным выше непонятно: зачем проводился президентский Совет по межнациональным отношениям 26 октября 2018 года? Для того – чтобы вновь продекларировать либеральные принципы национальной политики?
   Вроде накануне Совета поступала информация, что в «Стратегию государственной национальной политики» внесли наконец положения о роли русского народа и русском цивилизационно-культурном коде. Ничего подобного! О названных выше главных вопросах на Совете при президенте 26 октября – почти ни слова.
   Посмотрим стенограмму выступлений на заседании Совета по межнациональным отношениям. Насладимся мажорностью и витиеватостью выступления руководителя Федерального агентства по делам национальностей Игоря Баринова: «…В прошлом году исполнилось ровно пять лет с момента утверждения начала реализации этого основополагающего документа (Стратегии), значение которого до сих пор переоценить сложно… На данный момент Федеральным агентством по делам национальностей совместно с Советом проведена необходимая работа по актуализации действующего документа… В новую редакцию Стратегии включены целевые показатели эффективности и ожидаемые результаты принимаемых мер. Стратегия дополнена понятийным аппаратом, разработанным научным сообществом. В частности, представлены такие дефиниции, как “гражданское единство”, “гражданское самосознание” и другие».
   Не ведают, что творят. Или очень хорошо ведают? Пустой декларацией создания какого-то «гражданского общества» и «гражданского самосознания» создают «гражданскую нацию», в которой роль русской культуры найти будет невозможно. Даже если при этом публично заявить о решающей роли русского народа. Почему? Да потому что само понятие «гражданское общество» ориентировано на «общечеловеческие» ценности, так называемые права человека, но не на традиционные ценности для государства, не на русскую культуру и наследие.
   Докладывает председатель комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Олег Мельниченко: «В мае текущего года на заседании президиума нашего Совета под председательством Магомедсалама Магомедалиевича Магомедова, с участием Виталия Леонтьевича Мутко и в июне на парламентских слушаниях в Совете Федерации под председательством Валентины Ивановны Матвиенко особо отмечена необходимость обеспечения взаимоувязки положений Стратегии пространственного развития со Стратегией государственной национальной политики и другими документами стратегического планирования». Итак, «взаимоувязка» двух стратегий.
   «Стратегия пространственного развития» предлагает разделить Россию на 14 «макрорегионов» со всеми вытекающими отсюда проблемами. Впрочем, о «вытекающих проблемах» уже приходилось говорить в материале «Для чего вновь делят Россию?» (Русский Вестник, № 21, 2018). И вот у меня вопрос: «взвимоувязка» обеих стратегий (национальной и «пространственной») не является ли очередным, до боли знакомым с советских времен, опережающим развитием территорий национальных республик России за счет русских территорий? А заодно – и милым дополнением к созданию линий разлома для единой страны?
   Владимир Зорин, доктор юридических наук, министр Правительства РФ в 2001–2004 годах, курировавший национальные отношения, заявляет: «…Впервые в доктринальном документе… формулируются основные дефиниции современной национальной политики. Это стало возможным в результате выполнения Вашего, Владимир Владимирович, поручения о создании Научного совета Российской академии наук по комплексным проблемам этничности и межнациональных отношений. Его руководители – академики Тишков и Хабриева – много сделали для того, чтобы мы смогли сегодня предложить обществу согласованные различными научными школами позиции».
   Это какими такими «научными школами» согласовано? Одним из руководителей таких «школ» является доктор исторических наук Юрий Петров, который также выступал на президентском Совете. Ничего нового, впрочем, не сказал. Но о нем я здесь вспомнил в связи с пониманием им истории вообще. Высочайший научный уровень доктора наук можно определить из его размышлений в программе «Познер» в мае 2017 года. Тогда он говорил: «Мы понимаем, что такое история. Это – живая наука, которая развивается, появляются новые данные… Каждое новое поколение возвращается к истории, ставит новые вопросы, и в этом смысле, получая новые ответы, оно переписывает историю».
   «Переписывает историю»! Не этим ли, в частности, занято западное «цивилизованное сообщество», переписывая историю, например, Второй мировой войны? И далее Петров в программе «Познер» приводил пример российских инноваций по итогам «появления новых данных» у «научного сообщества» о революциях в России. В понимании этого «сообщества», которое он представляет, революции 1917 года нужно понимать, как «Великую российскую революцию» 1917–1922 годов. Пять лет революции с 1917 по 1922 – это как? Высокий научный подход! А может, тогда революцией считать все 70 с лишним лет советской власти? Скажем, с 1917 по 1991 год? А может, одной единой революцией считать события с 1905 года по сегодняшний день?..
   Ну а Владимир Зорин на президентском Совете продолжает далее: «Отдельным мотивом выделены вопросы участия Общественной палаты (это тоже новация), общественных советов при органах государственной власти. Появилась важная запись о необходимости развития инфраструктуры госнацполитики: домов дружбы, центров национальной культуры, этнопарков, этнодеревень... Уже говорилось, и упоминался Дом дружбы, который хотелось бы нам иметь на федеральном уровне, и Вы давали такое поручение, Владимир Владимирович…»
   Про дома культуры и «толерантности», советы по межнациональным отношениям в регионах, об их роли в деле размывания государствообразующей роли русского народа говорил вначале этого материала.
   Валерий Тишков, директор Института этнографии и антропологии, доктор ист. наук, министр по делам национальностей в 1992 году: «С большим удовлетворением по второму вопросу о пространстве развития хотел бы сегодня сказать несколько слов не только как ученый-гуманитарий, но и как председатель этнографической комиссии Русского географического общества…» Далее Тишков верно обозначает некоторые практические проблемы, относящиеся к сохранению историко-культурной среды. Но! Каким понятийным аппаратом пользуется академик?
   Читаем: «Именование мест в пространстве имеет большое значение для формирования общероссийского и регионального самосознания и патриотизма…»
   «Регионально-местное самосознание и патриотизм». Дежавю, реинкарнация 90-х! Именно «местным патриотизмом» забалтывали в свое время либералы. «Ученый-гуманитарий» не знает, что «регионально-местное самосознание» и «регионально-местный патриотизм» – это прямой путь к сепаратизму? Есть высокое чувство – любовь к малой родине. Но – не местный патриотизм или местное самосознание. Патриотизм может быть только по отношению к Родине (что пишется с большой буквы), Отечеству. И почему это нужно объяснять «ученым-гуманитариям», которые своей реальной политикой уже привели, например, к «сибирскому» и «казачьему» «регионально-местному патриотизму»?.. И продолжают ту же линию.
   Вот такие академики, «доценты с кандидатами»!
   Про значение русского народа, русской культуры, Православия – почти ничего на президентском Совете.
   Отойдем сейчас от президентского Совета и познакомимся с вальяжными размышлениями других крупных «ученых-гуманитариев», коллег по цеху Тишкова. Достаточно послушать их заявления в передаче «Вечер с Владимиром Соловьевым» от 24.10.2018.
   Мария Штейман, профессор школы филологии НИУ ВШЭ (1 час. 52 мин.) говорит: «Давно пора культурный код нам создавать… есть тонкие настройки, которые, по сути, носят надэтнический характер, которые нас объединяют… Велком! Второй момент, что касается понятий “русский народ”, “русский этнос”, “этнокультурный баланс”, мне это все напоминает антиутопию братьев Стругацких “Обитаемый остров”. Там тоже речь идет о демографической угрозе, только ни к чему хорошему это там не привело… Слово “россияне” ничем не хуже (чем – “русские”)…»
   То есть демографической угрозы по Штейман как бы и не существует. Между тем снижение численности русских по демографическим и миграционным показателям – первейший риск для государства. Тех, кто этого «не видит и не знает», – я думаю – уже давно неприлично считать заблуждающимися, учитывая их уровень «учености» и навязчивости проведения своих, действительно, утопических мыслей в государственных документах, начиная со времен «демократических реформ».
   Упоминаемый выше Юрий Петров, директор Института российской истории РАН, теперь в передаче Соловьева говорит: «Я имею отношение к этому документу (Стратегии), я член президентского Совета по межнациональным отношениям… Не надо ожидать, что там (в Стратегии) будет проблема Русского мира, это совершенно иная сфера…»
   Как иная сфера? А в каком документе нужно «ожидать» о Русском мире и значении русского народа? Почему глубоко ученый муж, директор целого профильного института и член президентского Совета не поясняет? Может, потому, что такого документа нет и не предвидится к составлению «научной школой», которую он представляет?
   Далее Петров продолжает: «Работа идет и не плохо, вот эта Стратегия, как мне кажется, одна из главных ее задач, чтобы внести это понятие – “российский народ”… Я знаю, чья эта трактовка: академика Тишкова Валерия Александровича… я ее целиком поддерживаю, речь идет о политической, гражданской нации».
   Понятно. Все становится на свои места.
   Так и хочется воскликнуть словами поэта: «Товарищи ученые, доценты с кандидатами, замучились вы с иксами, запутались в нулях!» Читайте определение русской идентичности 18-го Всемирного Русского Народного Собора, и все в ваших ученых головах встанет на место, поймете, наконец, что такое русская нация! Но все дело-то в том, что «ученые-гуманитарии» «россиянской нации» прекрасно все понимают, даже иногда – кивают. Только по мотивам, о которых можно догадываться, продолжают наводить тень на плетень.
   
   

Андрей СОШЕНКО


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION