16.12.2018: ЭТУ КНИГУ НУЖНО ЧИТАТЬ ДЛЯ ВРАЗУМЛЕНИЯ
   
   
    Не могу сказать, что знаю Бориса Юрьевича Земцова давно. Скорее, наоборот, относительно недавно – всего несколько лет. Познакомились в редакции легендарной газеты «Русский Вестник».
   Недавно из его рук получил его очередную книгу «Мой Балканский рубеж. Исповедь русского добровольца» (М.: Книжный мир, 2018). О чем книга, спрашивать его не стал. И так ясно. Я уже из немногочисленных рассказов Бориса Юрьевича знал о его командировках во многие горячие точки, в частности в Югославию и Ирак, о его участии в качестве добровольца в сербских событиях. Читал и слова О.А. Платонова о Земцове: «Он, прошедший все ступени военного противостояния и на деле показавший, что стремление к славянскому единству и взаимности, к славянскому братству по-прежнему существует в русских сердцах, был в числе многих тысяч русских добровольцев, которые в 1992–1995 годах через Хорватскую Краину и Боснию попадали на эту войну». Поэтому я приготовился из книги почерпнуть неизвестные мне страницы балканских баталий. Ожиданиями не ошибся: о Сербии и сербах, о народах бывшей Югославии, о трагических событиях войны 1991–93 годов, о героизме наших добровольцев. Еще – фиксация и описание зверств над сербами.
   Но по мере прочтения пришел к выводу, что основная ценность книги – в другом. Это же – о России! О русском вопросе, людских типажах, русских героях, проблемах в нашем патриотическом движении и о многом ином, напрямую относящемся к нашему сегодняшнему Отечеству.
   В книге и подробный дневник балканских баталий, в которых непосредственно участвовал Борис Земцов, и психологические наблюдения, и крупные мазки к русской идеологии, и элементы геополитики. Касаясь отношений сербов к русским или, скажем, рассуждая о казачьем вопросе – все объективно, без прикрас и припудренности, что несколько может расстроить читателя, привыкшего к другому, более радужному восприятию этих вещей. Зато – реалистично.
   В первых же строках Б.Ю. Земцов говорит о том, что «хуже болтовни либеральной может быть только… патриотическая». Автор сразу вопрошает: «Где на сегодня конкретные результаты патриотической деятельности? Каков КПД всех этих статей, митингов, речей, монографий? Где реальные люди, готовые превращать теорию в дела, разумеется, при этом жертвуя не только своим благополучием, но и жизнью?.. Неужели такое положение дел – окончательный диагноз современного русского национального движения? Как бы я хотел ошибаться!» В этом месте мне подумалось, что автор абсолютно прав. Даже больше, чем прав! Потому что до сих пор национально-патриотической, православно-консервативной частью патриотики за все время новейших измывательств над Россией (с 1991 года) не сделан даже первый шаг – не изложены в сжатой и понятной для большинства людей форме основы Национальной Идеи России, разработанной на основе наследия Отцов Церкви, славянофилов, почвенников. Получается, что мы пока недостойны величия наших славных предков, если не можем сорганизоваться даже в столь простом деле. Вслед за Борисом Земцовым вопрошаю: неужели такое положение дел – окончательный диагноз? И вслед за ним надеюсь, что в ближайшее время хотя бы этот первый шаг будет сделан.
   Расценил сначала слова Бориса Юрьевича о русской патриотике просто как необходимое введение к сербским событиям. Однако вся книга пронизана соотнесением сербских и российских реалий, авторскими размышлениями о положении дел в России. И к теме российских псевдопатриотов автор неоднократно возвращается в книге. Что же касается слов о людях, готовых жертвовать своей жизнью, то к середине книги убеждаешься, что одним из немногих таких людей является и сам автор. Знаете из чего это понятно? Нет, не из того, что Борис Земцов повествует о моментах, в которых оказывался на грани жизни и смерти. Наоборот. Из того, как он педантично уходит при описании боевых действий от этой грани, на краю которой оказывался сам, предпочитая концентрировать внимание на своих боевых товарищах… Многих из которых по окончании «командировки» нет в живых. Это – современные герои, о которых мало еще кто знает. Какова судьба оставшихся в живых? В конце книги есть интересный раздел, набранный мелким шрифтом, под названием «Комментарии к тексту». Там скромная информация о судьбе не всех, но многих из них. Нужны ли они современному государству под названием «Российская Федерация»? Смешно спрашивать. Нет, конечно. Каждый выживает как может, в том числе после тяжелых ранений. Некоторые ушли из жизни уже после возвращения в Россию. В этом же разделе и о местах захоронений погибших героев. Имена названы. Но названы только в книге Бориса Земцова. Таким образом, эта книга еще и Память. Память, которую в будущем нужно будет возвращать.
   Некоторые суждения Бориса Земцова, иллюстрирующие сказанное выше, просто не могу не привести.
   Б.Ю. Земцов пишет: «Внимательно присматриваюсь к своим попутчикам (речь о пути к месту назначения). Почти половина – казаки… Они страшно горды принадлежностью к казачеству, держатся свысока… упрямая ориентация на близкую перспективу… организацию самостоятельного казачьего государства… Впрочем, “не судите, да не судимыми будете”, – подумалось… Главное, что, сейчас на призывы поддержать сербов, казаки оказались первыми… Что же касается неказачьей части нашей группы, то она представлена москвичами (в основном), питерцами и туляками».
   О геноциде сербов: «…Помню, как офицеры Вооруженных сил Сербской республики показали мне жуткий трофей – диковинной формы гигантский нож, на лезвии которого были приварены два приспособления – что-то вроде молотка и шила.
   – Полевое снаряжение саперов? – предположил я по наивности.
   – Нет, – помрачнели мои собеседники. – Это оружие уничтожения сербов.
   Главное лезвие – для отрубания голов и вспарывания животов, тупая часть – для пробивания черепов, острая – для выкалывания глаз. Мусульмане называют это “серборез”».
   И чуть далее: «По всем признакам программа геноцида сербов на земле Боснии и Герцеговины четко продумана и тщательно организована… Мужчин, захваченных в плен… нередко подвергают унизительной процедуре осмотра «на предмет обнаружения признаков принадлежности к мусульманской вере». Если таковых нет – у них вырезают половые органы… Не менее мучительная смерть посаженных на кол, зажаренных заживо, сброшенных в стволы шахт. Традиции кровожадных усташей… оказались в надежных руках… Многие в Сербии утверждают, что нынешние убийства близки к обрядовым жертвоприношениям ортодоксальных иудеев. Не знаю, какая связь может быть между фанатиками-мусульманами и фанатиками-иудеями, но характерные порезы для выпускания крови на фотографиях мертвых сербов в Белградском музее геноцида видны отчетливо».
   И только одна картина боя. 12 апреля 1993 года, высота Заглавок, недалеко от Вышеграда. Б.Ю. Земцов пишет: «…Ночью мусульмане подобрались метров на тридцать. Около семи утра они открыли огонь. Пуля застигла Володьку-Перископа прямо в бункере. Димка-Мент успел выскочить, но укрыться за стволами деревьев не смог… Фактически Дмитрия расстреливали в упор… Мусульмане продолжали вгонять в него пули даже тогда, когда было ясно, что он мертв. То ли от страха, то ли в хищном азарте боя. Был в том бункере еще один наш – Пашка Т. Спокойный, плотного телосложения питерский парень… Когда начался бой Пашка успел выскочить из бункера. Разумеется, не с пустыми руками, а с пулеметом и несколькими патронными коробками… Ручной пулемет использовал как автомат. При стрельбе корпус разворачивал едва ли не на 180 градусов. В момент одного из таких поворотов мусульманская пуля ужалила Павла в спину… В бою Пашка не только сдерживал натиск наступающего врага. Попутно он, мягко сказать, преподал урок мужества и самообладания нескольким оказавшимся рядом сербам… Несмотря на невладение Пашкой братскими славянскими языками, сербы прекрасно поняли, что от них требуется. С позиции они уходили вместе с Пашкой только после того, как получен был приказ об оставлении высоты… Дико, жутко, стыдно, но Димка и Володька остались непогребенными там, где их застала смерть… Силы были неравны. С одной стороны – питерский парень Пашка Т. в полный рост с пулеметом наперерез. Плюс пара сначала струхнувших сербов с автоматами. С другой стороны – едва ли не сотня наступающих с трех сторон мусульман… Сараевское (мусульманское) телевидение в этот же вечер передало информацию… Оказывается, наступавшие мусульмане потеряли более 90 человек убитыми и почти столько же ранеными. Нас на высоте было пятнадцать…»
   Дальше приводить слова и мысли Б.Ю. Земцова просто не имею возможности. Эту книгу нужно просто читать. Ради Памяти. И для вразумления.
   
   

Андрей СОШЕНКО


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION