03.12.2018: РУССКАЯ АМЕРИКА: РАЗГРАНИЧЕНИЕ МОРСКИХ ПРОСТРАНСТВ
   
   
   
   В статье «Русская Америка: чья она?» (№ 15, 2018) доктор исторических и филологических наук, член Научного совета РАН «История международных отношений и внешней политики России», академик РАЕН К.Е. Черевко рассказал о тонкостях договора об уступке Русской Америки, позволяющих с точки зрения международного права говорить о создании зоны культурного и интеллектуального сотрудничества между РФ и США. Когда в 1799 году император Павел I своим указом даровал Российско-Американской компании (РАК) земли по праву первого открытия в 1741 году Северной Америки, к ним относились материковые и островные земли до 550 с.ш. – широты южнее острова Принца Уэльского и юго-восточнее Ново-Архангельска. По этому указу РАК предоставлялось право занимать «открываемые ею в российское владение» земли к югу от 550 с.ш., которые еще не были заняты европейскими державами. Историк обращает внимание на то, что привилегии, закрепленные за компанией без ограничений по восточной долготе, фактически включали в состав Российской Империи будущие территории провинции Британская Колумбия (948 тыс. кв. км), американских штатов Аляска (1519 тыс. кв. км), Вашингтон (179 тыс. кв. км), Орегон (250 тыс. кв. км) и восточных склонов Скалистых гор. Договор об уступке российских колоний в Северной Америке был подписан 30 марта 1867 года между посланником России Э. Стеклем и госсекретарем США У. Сьюардом. Решение, принятое комитетом из шести человек, включая упомянутого посла, императора Александра II, председателя Госсовета князя Константина Николаевича, министра иностранных дел А.М. Горчакова, управляющего морским министерством Н.К. Краббе и министра финансов М.Х. Рейтерна, нарушило российские законы, о чем уведомили императора председатель Кабинета министров князь П.П. Гагарин и ряд других сановников.
   Более столетия спустя, разрешая вопросы рыболовства, США и СССР столкнулись с необходимостью разграничить зоны, которые измерялись от тех же исходных линий, что и территориальные воды стран. Вместо того чтобы разделить акваторию Северо-Западной части Тихого океана поровну, в 1977 году Вашингтон внес предложение по разграничению, опираясь на Договор между Россией и США от 30 марта 1867 года. Эта граница, составляющая 1500 морских миль, проходит по ортодромии, то есть большой дуге с учетом выпуклости Земли, и вогнута в сторону СССР. Москва настаивала на принципе локсодромии, т.е. на разграничении по прямой румбовой линии на морской карте в проекции земной поверхности на плоскости. Обе эти линии совпадают в узловых точках, но расходятся в срединной части, поэтому участок площадью 15 тыс. кв. км стал объектом международно-правового спора.
   
   – Неправомерный Договор 1867 года дает почву для погрешностей уже в последующих территориальных спорах?
   – США стремились утвердить принцип ортодромии, не учитывая, что объект и цель Договора 1867 года были иными. С точки зрения международного права это лишало Вашингтон юридической возможности использовать его в качестве правооснования для заключения предполагаемого соглашения, хотя и не запрещало вносить любые предложения, не связанные непосредственно с Договором.
   В постановлении № 163 от 24 февраля 1977 года Совет министров СССР подтвердил согласие на установление линии в соответствии с западной границей владений США по Договору 1867 года по локсодромии, но в тот же день через МИД сделал устное заявление о том, что до окончания переговоров между Москвой и Вашингтоном о делимитации акватории Берингова моря Соединенным Штатам без заключения договора передается рыболовная зона в средней части моря общей площадью 23,7 тыс. кв. км. Предполагалось, что США компенсируют объем вылова рыбы в этом районе в размере 150 тыс. тонн в год, но в 1981 году, в нарушение достигнутой договоренности, предоставление квот на вылов в американской зоне Берингова моря прекратилось, а в 1990 году США отменили и достигнутую позже договоренность о совместном рыболовстве. На практике американцы сразу полагались на принцип ортодромии. Еще в августе 1977 года, задержав советское рыбоохранное судно «Шкотово» в спорном районе, капитан корабля американской береговой охраны передал советскому капитану карту с границей экономической зоны США по ортодромии, указав на вторжение в ее пределы. Москва оставила инцидент без последствий, а переговоры о квотах сторон ведутся до сих пор.
   
   – То есть карта, использовавшаяся на русско-американских переговорах в 1867 году, до сих пор является определяющим фактором в таких ситуациях?
   – Да, но важнее понять, на основе какой именно карты тогда проводили границу. В 1983 году по этому поводу развернулись жаркие дебаты. Американцы настаивали, что это ортодромический образец Дж. Хилгарда, но он был составлен только 25 марта 1867 года, а руководитель делегации США Э. Вервил заявила, что карта присутствовала непосредственно на встрече Стекля и Сьюарда 19 марта. Москва настаивала, что это была карта Дж. Роджерса, составленная в 1856 году по методу локсодромии. Подтверждением служит то, что 24 декабря 1866 года министр иностранных дел А.М. Горчаков получил от управляющего делами Н.К. Краббе меморандум с описанием предполагаемой границы и уступаемых Соединенным Штатам территорий, который мог быть составлен только с помощью русской навигационной карты 40-х годов XIX века, о чем свидетельствует наличие в тексте острова Медный, который у американцев называется островом Купера. В этом документе говорилось: «Основною точкою пограничной черты служит пересечение меридиана 1690 з.д. от Гринвича с параллелью 65030 с.ш. От этого пункта граница идет к северу по меридиану 1690 з.д., который разделяет пополам Берингов пролив, и проходит между островами Ратманова (Нунарбук) и Крузенштерна (Игналук) из группы островов Св. Диомида, или Гвоздева; далее, на север, по меридиану эта линия – как граница между Азией и Америкой... к югу – по румбу 440 на середину пролива между северо-западною оконечностью о. Св. Лаврентия (мыс Чикукан) и мысом Чукотским, на Азиатском материке, до пересечения северной широты 640 меридианом 1720 з.д. Далее пограничная карта направляется на 410, на середину пролива между Командорскими и Алеутскими островами, а именно: на середину линии, соединяющей восточную оконечность острова Медный и западную – острова Атту (мыс Врангеля) в широте 53030 (северной) и долготе 170030 (восточной) от Гринвича».
   Эта граница оспаривается в США и Канаде, так как она позволяет России претендовать на площадь в 1,2 млн кв. км с потенциальными запасами 9–10 млрд условного углеводородного топлива.
   Меморандум был одобрен императором и направлен Э. Стеклю; содержа­щееся в нем описание западной границы США позволяло нанести обозначенные поворотные точки и прямые пограничные линии между ними на любую карту. Но имевшиеся у российской стороны карты менее точны, чем карта Дж. Роджерса, поэтому нанести на нее указанную в меморандуме пограничную линию оказалось затруднительно. В них меридиан 1690 в.д. приходился не на середину Берингова пролива, а на район к западу от о. Ратманова, а контрольные точки сдвигались на значительное расстояние к островам Св. Лаврентия и Атту и не могли быть соединены отрезками прямых линий. Российским представителям в Вашингтоне пришлось провести красными чернилами границу уступаемой Русской Америки на карте Роджерса – максимально приближено к описанию в меморандуме Н.К. Краббе по методу локсодромии. Очевидно, у Сьюарда вообще не было карты Русской Америки, поэтому 18 марта 1867 года он направляет начальнику съемочной службы береговой охраны США Дж. Хилгарду письмо с инструкцией привезти ее в Вашингтон. Еще один довод: принятое Сьюардом предложение Стекля дополнить проекты ст. 1 Договора конечной точкой границы на 1930 в.д. Этот меридиан, разделявший российские Командорские острова и отходившие к США Алеутские острова, обозначен на карте Хилгарда, но отсутствует на карте Дж. Роджерса – следовательно, пользовались именно ею.
   
   – Но в Соглашении о линии разграничения морских пространств, которое было заключено 1 июня 1990 года, за основу была принята западная граница Русской Америки, рассчитанная по методу ортодромии?
   – В приложении к Соглашению 1990 года (п. 2, ст. 2) из 86 отрезков с координатами линии 1867 года в большинстве случаев применяется ортодромия. Это ущемляет интересы российской стороны и нуждается в исправлении.
   По этому соглашению к США переходит не только переданная в 1977 году акватория в 23,7 тысяч кв. км, но и часть нашей 200-мильной экономической зоны площадью в 7,7 тыс. кв. км, а это на 50 миль превысило 200-мильный лимит, предусмотренный международным правом (ст. 57 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.). Советская зона сократилась до 150 миль, а предоставленная нашим рыбакам «компенсация» в северных районах, включая Чукотское море, вызывает сомнение. Во-первых, в отличие от уступленных участков в Беринговом море, они не рыбопромысловые, и в результате за период с 1981 по 1996 год российские рыболовы потеряли промысловый участок площадью более 20 тыс. кв. км и более 7 тыс. кв. км из своей 200-мильной зоны, а также часть глубоководных участков промысла континентального шельфа в открытой части Берингова моря, где, вероятно, обнаружение в будущем запасов живых организмов «сидячих видов». Так, ежегодно Россия теряла не менее 150 тыс. тонн улова, а за 1991–2000 годы – в среднем 130–160 тыс. тонн стоимостью по розничным ценам США 150–180 млн долларов. Во-вторых, согласно линии 1867 года северные участки и так принадлежали России. Следовало бы в ходе новых переговоров предоставить реальную компенсацию, например, в виде квот на вылов рыбы в своей экономической зоне.
   По Соглашению США и СССР разделили между собой участки открытого моря, по международному морскому праву принадлежащие всему мировому сообществу, поэтому с юридической точки зрения применение линии 1867 года вообще неправомерно. Разграничение было сделано в неравных долях: США получили в центральной части Берингова моря анклав площадью в 46,3 тыс. кв. км, а наша страна – два участка юго-западнее по 4,6 тыс. кв. км и 2 тыс. кв. км. Еще в 1984 году Министерство внутренних дел США продало разведанные в этом районе нефтяные (200 млн тонн) и газовые (200 млрд тонн) запасы своим компаниям на сумму в 30 млрд долларов. Граница этой богатой ресурсами зоны Берингова моря проходит не на равном расстоянии от берегов РФ и США: в 400 морских милях от г. Нома на Аляске и всего в 150 морских милях от мыса Наварин на Чукотском полуострове, и отрезает от нашей страны перспективные Алеутские и Наваринское нефтегазовые месторождения, запасы которых могут доходить до 1,2 млрд кубометров.
   
   – Как сегодня можно исправить такую несправедливость?
   – Справедливо было бы договориться о совместной разведке, разработке и эксплуатации ресурсов, поскольку эти районы приходятся на Алеутскую котловину с глубинами до 4 км, не являющуюся континентальным шельфом. На участках континентального шельфа, выходящих за пределы 200-мильных экономических зон, также рациональна совместная эксплуатация.
   Это не устраивало США, и они добились «временного применения» Соглашения с СССР о разграничении морских пространств в Беринговом море по линии 1867 году, пользуясь политикой уступок Вашингтону, которую проводил МИД СССР во главе с Э.А. Шеварднадзе. Договоренность была достигнута на основе обмена нотами между внешнеполитическими ведомствами двух стран, хотя по международному праву это не означало, что Соглашение вступает в силу до его ратификации. Сенат США ратифицировал Соглашение 16 сентября 1991 года, учитывая, что в результате подписания 70% акватории Берингова моря переходит под юрисдикцию США. В РФ Соглашение так и не ратифицировано законодательными органами. В соответствии с п. 1 ст. 25 Венской конвенции о праве международных договоров «договор или часть договора применяется временно до вступления в силу, если... участвовавшие в переговорах государства договорились об этом» в тексте договора или «каким-либо иным образом». Договоренность о временном применении была достигнута 1 июня 1990 года, и только в апреле 1995 года Государственная дума рекомендовала Президенту РФ подготовить проект Федерального закона о ратификации Соглашения. Закон так и не был принят, и в 1997 году Госдума в Постановлении № 1072–11 отклонила проект закона о продлении срока временного применения Соглашения, рекомендовав президенту поручить МИД РФ выполнить процедуры, состоящие, согласно п. 3 ст. 23 Федерального закона «О международных договорах» в том, что временное применение договора Россией прекращается после уведомления тех государств, которые временно его применяют, и в намерении РФ отказаться от участия в нем. То есть президенту было предложено высшим законодательным органом государства после прекращения временного применения Соглашения 1990 года уведомить США о намерении не быть его участником.
   Временное применение Соглашения при неограниченном по срокам продлении абсурдно и противоречит Венской конвенции о праве международных договоров. Соглашение нарушает экономические интересы России неравноправным с точки зрения предоставляемых международным правом возможностей распределением природных ресурсов, вступая в противоречие со ст. 9 Конституции РФ, в которой предусматриваются их использование и охрана. Нарушение Конституции является основанием для признания Соглашения недействительным. Если президент РФ решит ратифицировать Соглашение или продлить его, упомянутая статья будет нарушена так же, как Указ президента «Об охране территориальных вод, континентального шельфа и экономической зоны РФ» 1992 года.
   
   – В последние 20 лет в переговоры между РФ и США вступила сама Аляска?
   – В 1999 году парламент штата Аляска в своей резолюции HJR-27 выразил сомнение в отношении законности границ между США и РФ, так как госсекретарь США Дж. Бейкер подписал соглашение «О морских границах» без участия представителей Аляски и без их согласия. Штат настаивает на новых переговорах – только с участием собственных представителей. А в 2015 году в Женеве представители коренных народов Аляски и Гавайев призвали ООН обеспечить их право на самоопределение, обвинив США в незаконной аннексии и оккупации. При этом представитель Аляски Рональд Барнс подчеркнул, что его родину связывают с Россией история, культура и религия. По его мнению, Аляска могла бы быть нейтральным государством между Россией и Западом.
   На мой взгляд, подобное заявление позволяет внести компромиссное предложение провести переговоры о превращении Русской Америки в зону интеллектуального и культурного сотрудничества между Россией и США, начав с использования обширных территорий с православными храмами площадью до 500 кв. км, которые были воздвигнуты российским правительством и оставлены членам Церкви в качестве их собственности в соответствии со ст. 2 Договора. Это тем более актуально в связи с недавним обнаружением на тех землях обширных фондов Русской Церкви, которые еще предстоит изучать. Такое решение помогло бы налаживанию диалога между двумя странами и способствовало бы ослаблению международной напряженности.
   

Филипп ЛЕБЕДЬ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION