26.09.2018: ПОД РУСОФОБСКИМ ГНЕТОМ НЮРНБЕРГА
Размышления подсудимого

   
   
    Во Вторую мировую войну русский народ и братские ему славянские народы потеряли 47 млн человеческих жизней. Из них 37 млн жертв составили собственно русские (включая малороссов и белорусов). Развязав войну против России, фашистская Германия совершила самое страшное преступление в истории человечества. Никогда еще ни один завоеватель не ставил перед собой такой тотальной, чудовищной задачи – уничтожить огромную страну, убить подавляющую часть ее народа, вытеснив его остатки за Урал. Но немецкие агрессоры хотели уничтожить не только Россию. Германия хотела расширить свое «жизненное пространство» за счет территорий и других славянских государств: Польши, Югославии, Чехии. В результате немецкой оккупации в этих славянских государствах погибли 10 млн человек, из них только Польша потеряла 6 млн.
   Всего же жертвами немецких завоевателей стали 47 млн славян. Это была невиданная в истории человечества «огненная жертва», или, как принято говорить в таких случаях, холокост славянских народов. Конечно, пострадали и другие народы, участвовавшие в этой войне, но масштабы их жертв несопоставимы с масштабами истребления славянских народов. И если вообще правомерно говорить о невиданном ранее этническом холокосте, то прежде всего применительно к славянским народам, принявшим на себя главные удары истребительной войны. Однако почему-то в Нюрнбергском приговоре этот чудовищный итог не нашел отражения.

   
   
   На минувшей неделе в Пермском краевом суде автор этих слов был оправдан судом присяжных и признан невиновным по новой, добавленной в Уголовный кодекс в 2014 году статье 354, п. 1 «Реабилитация нацизма». Статья трактуется как отрицание фактов, установленных Международным военным судом в Нюрнберге. Таковым фактом Центр по противодействию экстремизму и Следственный комитет объявили шесть миллионов жертв холокоста евреев, в которых я усомнился. Судебный процесс был первым и безпрецедентным для России.
   
   

6 миллионов – показания одного свидетеля


   
   К счастью, мне удалось убедить моих присяжных в том, что шесть миллионов жертв холокоста являются не установленным фактом, а лишь показанием одного единственного свидетеля – Рудольфа Хёсса, коменданта лагеря Освенцим. Последний ссылается при этом на гитлеровского заместителя Адольфа Эйхмана, которого самого в Нюрнберге, как мы знаем, не было. Как убедительно показал в своих работах французский ученый, профессор Сорбонны Робер Фориссон, Хёсс дал свои показания о шести миллионах и о газовых камерах в Освенциме под чудовищными пытками британских спецслужб, которые тщательно «готовили» своего свидетеля для дачи в Нюрнберге правильных показаний.
   Впрочем, радость по поводу этой судебной победы над абсурдом может оказаться преждевременной: прокуратура может обжаловать вердикт присяжных, и тогда нам предстоят новый яростный судебный и, главное, информационный бой. Но речь не обо мне, а обо всех нелепостях и будущих угрозах, которые таит эта статья 354, п. 1, опирающаяся на нюрнбергский приговор.
   
   

Сборник путаницы и ошибок


   
   Посмотрим на сам нюрнбергский процессе, который без каких-либо возражений российской общественности был, как я сказал выше, канонизирован посредством этой уголовной статьи. Я тоже родом из советского детства, мне также внушили к трибуналу в Нюрнберге самое трепетное отношение. Да, Нюрнберг стал точкой в Великой Победе над нацизмом. Однако приходится признать, что советская пропаганда упростила и спрямила для нас многие важные детали.
   Во-первых, в нюрнбергском приговоре много путаницы и ошибок. Суд работал всего десять месяцев в условиях послевоенных суматохи, хаоса и спешки. Аналогичный токийский процесс, посвященный всего лишь разбору событий на Дальнем Востоке, работал, вспомним, 30 месяцев. Тем более удивительно, что названные тогда в нюрнбергской спешке «6 миллионов евреев» претендуют на то, чтобы посредством европейских законов навеки вечные войти в историю как неизменная цифра. Историки могут больше не беспокоиться насчет поиска и уточнения научной истины! А точнее, не имеют на это права, и уж в Европе точно! Хотя самый верный способ подсчета в таких случаях – демографический, и он-то никаких шести миллионов убытка еврейской популяции за военный период не дает.
   А вот еще пример явной фактической ошибки в приговоре: в разделе «Убийство гражданского населения и жестокое обращение с ним» говорится, что за время войны была убита треть польского населения. Это конечно же неверно: общеизвестно, что в Польше на 1939 год проживало 30,1 млн населения, а погибло, по самым максимальным оценкам, польских националистов ну никак не более 6 миллионов. Возбудят ли в отношении меня сейчас новое уголовное дело в связи с тем, что я преуменьшаю холокост поляков? Почему-то я уверен, что нет. Маловато для этого поляков у российского и мировых финансовых и политических рулей.
   Кстати, нюрнбергский приговор, помимо прочего, и весьма странный по форме документ, резко отличающийся ото всех остальных судебных приговоров. Он похож на сплошной протокол судебного заседания. Установленные судом факты перемешаны в нем с показаниями свидетелей, и ни за что не разберешь, где кончается одно и начинается другое. Поэтому трактовка того, отрицал ли конкретный подсудимый именно установленные судом факты – на совести конкретного судьи. У моего судьи Ахматова с его совестью проблем не было, так что меня спасли от осуждения только присяжные.
   Кстати, на Нюрнбергском процессе рассматривалось дело о катынском расстреле поляков. На процессе виновниками этого расстрела была объявлена германская сторона, тогда как в настоящее время Польша обвиняет в этом Россию.
   
   

Русские не прошли


   
   Давайте также вспомним, в каких политических условиях происходил нюрнбергский процесс. Знаменитая фултонская речь Черчиля прозвучала как раз во время работы трибунала – началась холодная война. И нюрнбергский процесс стал ареной жесткого геополитического противостояния, полем применения политтехнологий и политигр. И увы, он стал в изрядной степени проигрышем советской дипломатии. Результаты Нюрнберга очевидно политически ангажированы, и, к сожалению, точно не в нашу пользу. Сразу вспомним, что известная история с расстрелом немцами польских офицеров под Катынью не вошла в приговор – точнее, англичане и американцы ее туда не позволили поместить. С тех самых пор она за нами и «тянется».
   Бросается в глаза то, что сам раздел «Агрессивная война против Союза Советских Социалистических Республик» по размеру меньше раздела «Вторжение в Данию и Норвегию». И гораздо меньше раздела «Агрессия против Польши». Ну и уже, разумеется, сильно меньше главы «Преследование евреев». Авторы приговора подчинялись своей вполне пристрастной логике. Так, описания удостаиваются 50 британских офицеров, в марте 1944 бежавших из лагеря в Сагане и расстрелянных за это немцами. Красочно описываются драматические события в Польше. Не обошли вниманием судьи, если считать их составителями приговора, ужасную трагедию жителей Эльзаса: 105 тыс. человек были изгнаны из своих домов, и тех, кто оценивался немцами как расовый ариец, посылали в Германию, а тех, кто не подходил под расовые критерии Третьего рейха, отправляли на постоянное место жительства во Францию. И только ни слова не говорится в нюрнбергском приговоре о более чем 700 сожженных немцами за связь с партизанами в белорусских деревнях. И вообще во всем приговоре нет ни единой цифры о русских жертвах Второй мировой войны. И именно этот, без преувеличения, русофобский документ сакрализован теперь российским законом в качестве последней нравственной истины!
   Нигде в документе Нюрнбергского процесса не сказано, что главной жертвой истребительной войны, которую вел против человечества Гитлер, были славяне. Жертвами фашистского маньяка стали 47 млн славян. Это невиданный в мировой истории холокост является главной огненной жертвой истории человечества.
   
   

По законам политтехнологий


   
   Возникает вопрос: а чем вообще занималась там советская делегация? А делегация наша, как выясняется, демонстрировала там якобы трофейное мыло, сваренное из жира, вытопленного в конц­лагерях из еврейских тел. Позже от этой пропагандистской утки отказались даже самые яростные израильские пропагандисты. Было показано, что в то время даже не существовало технологий, которые бы позволили это сделать. Однако в текст нюрнбергского приговора эти многажды разоблаченные страшилки попали, и гособвинитель Максим Шадрин из Пермской краевой прокуратуры не постеснялся пугать ими присяжных на моем суде. К счастью, большинство из них оказались людьми не такими легковерными.
   Вообще тема еврейского холокоста занимает в нюрнбергском приговоре центральное место, над этим поработали тогда изо всех сил. Сионистские организации хотели внушить всей Европе комплекс вины перед евреями как самыми ужасно пострадавшими, чтобы в последующие годы все закрывали глаза на резню арабского населения в ходе расчистки земель созданного уже через год после Нюрнберга государства Израиль. И чтобы обеспечить последующее получение от Германии 1,2 триллиона (!) долларов. Это вам не гораздо более страшный 37-миллионный Русский холокост, за который никто и ничего никогда не заплатил и отрицать который, в отличие от еврейского, можно сколько душе угодно, что постоянно делается в США и Западной Европе.
   Никто в Нюрнберге не говорил о 150 тыс. еврейских солдат и офицеров, воевавших на стороне Гитлера, о которых писал потом подробно британский историк Брайан Ригг. Не вспоминали об органах еврейского самоуправления юденратах и о многотысячной еврейской полиции, поддерживающей порядок в гетто. Ну и конечно, умалчивали о теснейшей связи сионистского руководства с гитлеровским. Отчего-то не всплыла в Нюрнберге известная предвоенная цитата президента Всемирной сионистской организации и впоследствии первого президента государства Израиль Хаима Вейсмана: «Я задаю вопрос: способны ли вы переселить шесть миллионов евреев в Палестину? Я отвечаю: нет! Из трагической пропасти я хочу спасти два миллиона молодых... А старые должны исчезнуть... Они – пыль, экономическая и духовная пыль в жестоком мире... Лишь молодая ветвь будет жить». (Shonfeld М. The Holocaust Victims Accuse. Documents and Testimony on Jewish War Criminals. N.-Y., 1977. P. 25). Позже эту тему активного участия еврейских светских и религиозных лидеров в преследовании евреев подробно и убедительно разработала известный еврейский историк Ханна Арендт.
   И я, поневоле изучивший нюрнбергский приговор, снова задаюсь вопросом: неужели Россия не может придумать ничего лучше для сохранения нашей святой памяти о той страшной, священной войне, прошедшей огненным колесом по каждой нашей семье, чем поклонение этому политизированному, манипулятивному, содержащему фактические ошибки и глубоко русофобскому документу?
   
   

Роман ЮШКОВ,
   член Союза журналистов России,
   г. Пермь


   
   
   
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION