05.09.2018: ГДЕ РОЖДАЕТСЯ ПАТРИОТИЗМ
   
   
    В Институте русской цивилизации, директором которого является главный редактор «Русского Вестника» Олег Анатольевич Платонов, состоялся круглый стол, посвященный вопросам духовно-патриотического движения в России. Среди участников круглого стола были такие знаковые личности, известные всем верующим людям, как игумен Кирилл (Сахаров) и бессменный защитник справедливости Владимир Николаевич Осипов. После молебна и экскурсии по Музею русской цивилизации все собрались в Журнальном зале главного помещения Института. Речь зашла о наболевшем: о том, сохраняется ли патриотический дух в среде русского патриотического движения? А главное, кто и как возглавляет его и куда ведет?
   Сегодня эта проблема актуальна как никогда. В 90-х годах прошлого столетия мощная волна патриотизма поднялась из самых глубин народной души. Люди почувствовали струю иного воздуха, чем тот, которым они дышали семь десятилетий после революции 1917 года. Появились какие-то смутные надежды на благотворные перемены. Народ задвигался и стал понемногу просыпаться. Никто еще не знал, как нужно правильно обращаться со свободой слова и свободой совести. Много было ошибок, много метаний. Много экзальтированных и психически не совсем здоровых людей появилось на патриотическом поле. Но это был живой, естественный процесс. До тех пор, пока в него не включились расчетливые и «здравомыслящие» политиканы. Они все переболтали, да так, что трудно уже было разобрать, где свои, где чужие.
   Но в последние годы все встало на свои места. Муть опустилась на дно, чистая влага осталась на поверхности. За круглым столом его участники говорили о том, что сейчас в России образовалось два вида патриотического движения – официальное и неофициальное. Все пришли к единодушному выводу, что официальный патриотизм создается и формируется в кабинетах верховной власти. Оттуда же он и финансируется, причем обильно. Оттуда же получает широкую информационную поддержку через подконтрольные властям СМИ, покрывающие своей сетью всю страну.
   Но есть в России патриотизм неофициальный, тот, который не хочет (и не может) существовать по чиновничьему регламенту, а подчиняется Божьему промыслу. Он неудобен властям, ибо неподконтролен им. Он воспитывает в людях любовь к Родине, непонятную тем, кто нашей Родиной сегодня правит. Эта любовь нутряная, природная, а политики привыкли думать, что и природа им должна подчиняться. Вот и разорвали они патриотизм на две части. Свою кабинетную часть они всячески подпитывают и поддерживают. Чуждую для них народную часть они стараются всячески гнобить и по возможности уничтожать. И это им во многом удается, хотя до конца не удастся никогда, ведь душу русского народа не вытоптали сапоги захватчиков, а тем более не вытопчут лакированные ботинки чиновников.
   Да, официальный патриотизм нужен. Он свидетельствует всему миру о том, как мы любим свою Родину. Но патрио­тизм неофициальный, т.е рожденный не в чиновничьих кабинета, а в народной среде, необходим втройне, потому что только он воспитывает тех, кто готов сражаться за эту Родину, защищая ее от любых врагов. Официоз в патриотическом движении сам по себе бесплоден и даже вреден. При Советском Союзе тоже орали со страниц всех газет, с экранов телевизоров, из репродукторов радиоприемников, что все у нас хорошо, что страна уверенно движется в светлое будущее. И доорались до того, что не заметили, как потеряли эту страну. Не орать нужно было, а, спокойно оценивая все недочеты и ошибки, реально трудиться на патриотической ниве, как это делают сейчас такие люди, как игумен Кирилл (Сахаров), О.А. Платонов, В.Н. Осипов, и подобные им выразители народного (естественного) патриотизма. Вот только не дает им наша властная элита дышать полной грудью. Голос их забивается торжественными реляциями ура-патриотов, хорошо оплачиваемых из бюджетного кармана.
   И тут возникает резонный вопрос: а могут ли вообще существовать два вида патриотизма, две любви к Родине? Не является ли одна любовь ложной, т.е. хорошо закамуфлированной ненавистью к России? Не попахивает ли это возвратом к прежней тоталитарной системе, когда партийные патриоты получали огромные государственные премии вкупе с высокими наградами и званиями, а патриоты, не согласные с линией партии, получали такие же огромные тюремные сроки и звание «диссидентов»? А как же тогда быть с демократией в нашей стране?
   Олег Анатольевич Платонов кратко и весьма сдержанно рассказал участникам круглого стола, за что его вот уже длительное время «прессует» Следственный комитет. Оказывается, за две книги, изданные еще полтора десятилетия назад. Конечно, это лишь повод. Причина в другом: не желает Платонов действовать по указке конструкторов официального патриотизма, все никак не покорится им, все гнет народную линию. Но он не один. Народ на его стороне. И это доказали многочисленные письма, опубликованные на страницах «Русского Вестника», в которых русские люди выражают властям гневное осуждение за преследование Олега Анатольевича Платонова. Игумен Кирилл (Сахаров), Владимир Николаевич Осипов и другие участники круглого стола в Институте русской цивилизации также высказали свое отношение к творимому беззаконию. А ведь столько, сколько сделал Платонов для воспитания русского народа в любви и уважении к России, мало кому удалось сделать. Его смело можно назвать хранителем Русского духа. Видимо, за это его и преследуют государственные силовые органы. Получается, что на фоне разрекламированного официального (волонтерского) патриотизма медленно, но неуклонно убивается дух истинного патриотического движения в нашей стране. Кто в этом заинтересован? Кому это выгодно? Кто ответит?
   
   
   Среди участников круглого стола был обрусевший сириец Давид Оганесович Хипоев, носитель древнейшей крови, предки которого приняли христианство еще во времена римского язычества. Он выступил от лица сирийского народа. В своей эмоциональной речи он говорил о значении России для всего мира, о безграничной надежде, которую сирийцы возлагают на русский народ. Но горечью были исполнены его слова, когда он отмечал нынешнее духовное состояние россиян. И что греха таить: на сегодняшний день большинство граждан РФ – это народонаселение; до народа ему еще расти и расти. Но после выступления Давида Оганесовича сложилось такое впечатление, что сирийцы намного больше верят в возрождение России, чем даже мы, коренные русские. И я верю, что мы не посрамим ожиданий наших брать­ев-христиан, разбросанных по всему миру, как зерна по знойной пустыне. Рано или поздно Россия проснется и окропит их животворной влагой Божией благодати. И гарантия этому то, что из среды русского народа рождаются люди, подобные тем, что собрались за круглым столом в Институте русской цивилизации. А их по всей стране уже немало.
   И вот еще о чем я хочу поведать читателям «Русского Вестника». Несмотря на плотную программу круглого стола, мне удалось пообщаться с глазу на глаз с игуменом Кириллом (Сахаровым). Честно признаюсь, поначалу я немного смущался: все-таки отец Кирилл – личность широко известная, его знает если не вся верующая Россия, то уж вся верующая столица точно. Но он оказался человеком очень простым, внимательным к собеседнику, терпимым к чужому мнению. Первый вопрос, который я задал уважаемому священнослужителю: «Что означает для вас понятие “Славянский мир”? Существует ли он на самом деле? А если нет, то может ли он реализоваться в будущем?» На это отец Кирилл ответил: «Сейчас меня более всего интересует Русский мир – Православный мир. Он основополагающий. Славянский мир по отношению к нему вторичен. Будет он или нет, сейчас не это главное. Главный вопрос: сохранит ли Россия Православную веру в чистоте? А Славянский мир мы должны иметь как некую позицию, которая позволит нам выстоять. В этом плане Олег Анатольевич делает большое дело. Он постоянно рыхлит Славянский мир, не давая ему засохнуть. Да, практически все славянские страны сейчас не с нами, а с Европой. Но не все славяне против нас. Мы должны проявлять к ним братскую любовь. И я благодарен Богу за то, что приложил свои усилия на Крестном Славянском ходе, организованном Платоновым. Прискорбно, конечно, что эта инициатива не находит поддержки в высших структурах власти ни в России, ни в других славянских государствах. Но двигать ее надо. Как некогда сказал Наполеон: “Сначала нужно ввязаться в серьезный бой, а там видно будет…”. Поэтому ничего не могу сказать по поводу того, реализуется ли проект “Славянский мир” когда-нибудь или так и останется благим замыслом. На все воля Божия. Но все зависит от нас – насколько мы сохраним верность Богу».
   Еще я спросил отца Кирилла: «Батюшка, как вы думаете, почему славянские страны, вырвавшись из-под опеки безбожного коммунистического режима, катастрофически стали терять веру в Бога. Так, в Чехии по результатам последней переписи почти 70% населения объявили себя атеистами. Даже в Польше, которая всегда считалась самой религиозной страной в Европе, с каждым годом снижается число прихожан, посещающих храмы. То же самое происходит и в других западнославянских странах. Почему такое растущее безразличие к вере своих предков после того, как эту веру им уже никто не запрещает исповедовать?» Отец Кирилл надолго задумался, а потом ответил: «Это трудно объяснить логически. Причин можно найти множество. Но главная, наверное, в том, что они порвали все связи с русским народом, который даже в безбожном государстве оставался народом Богоносцем – Божьим народом».
   Как выяснилось в процессе беседы, мы с отцом Кириллом оказались земляками: он родом из-под Луганска, я – из-под Донецка. Естественным образом разговор наш переключился на Донбасс. Меня, конечно, интересовало мнение батюшки о том, что происходит на юго-востоке Украины и на Украине в целом и что он думает о будущем этого некогда братского нам народа. Много, о чем поведал мне отец Кирилл, ведь сразу же после того, что произошло в Киеве зимой 2014 года, а потом на Донбассе, он отправился на свою малую родину, чтобы поддержать земляков. И потом он не однажды посещал их, вынужденных жить под обстрелами, на грани жизни и смерти. И всегда его пастырское слово было кстати. Много героического он видел там, но приходилось ему также много раз сталкиваться с человеческим равнодушием и безразличием. Батюшка сокрушался по поводу того, что на Донбассе практически не ведется никакой патриотической работы с населением со стороны властей, что из-за этого простой народ перестает понимать, что происходит на самом деле и ради чего продолжается война.
   
   
   На мой вопрос о местном священстве он рассказал, что большинство священников – выходцы с Западной Украины. Так сложилось еще в советскую эпоху. Тогда основную массу населения Донбасса составлял рабочий класс, традиционно со времен Гражданской войны начала ХХ века настроенный атеистично, поэтому трудно было набрать нужное число священников из коренных жителей. Выручили Галичина и Львовщина. При Советском Союзе это никак не сказывалось на верующих. А после отделения Украины от России аукнулось. В результате обычного в таких случаях «кумовства» в 90-е годы прошлого века и в начале 2000-х большую часть приходов Донбасса возглавили священники с Западной Украины. Не все, конечно, настроены враждебно к русскоязычному населению: единая вера делает их едиными со своей паствой. Но есть и такие, которые, внешне показывая свою аполитичность, внутренне все равно поддерживают автокефалию, а значит, киевскую хунту. Чем это может быть чревато для верующих Донбасса, объяснять не приходится. Правда, отметил отец Кирилл, их благочиние, в котором он начинал свой священнический путь, в целом здоровое, хотя управляет им уроженец Западной Украины протоиерей Александр Устименко. Это настоящий православный священники. Как сказал отец Кирилл: «Он всегда шел навстречу моим пожеланиям и всегда меня во всем поддерживал».
   Объем данной статьи не позволяет мне передать все содержание нашей беседы с отцом Кириллом (Сахаровым). Но напоследок он сказал: «Будущее Украины, думаю, такое, каким предвидел его старец Иона Одесский». Это пророчество в свободном доступе в соцсетях, и каждый может с ним ознакомиться. А я общался с участниками круглого стола и думал: «Истинный патриотизм рождается не в чиновничьих кабинетах, а в сердцах людей – от рядового до генерала, от рабочего до профессора. И только такой патриотизм способен возродить Россию».
   
   

Игорь ГРЕВЦЕВ


   
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION