27.07.2018: СУДЬБА ОСТАНКОВ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ
   
   
    17 июля 2018 года исполнилось сто лет со дня расстрела в Екатеринбурге большевиками последнего Российского Императора Николая II и Его Августейшей Семьи. Убийство Царя, помазанника Божия, является самым чудовищным злодеянием большевиков, которое лежит страшным проклятьем на судьбе нашей страны.
   В конце июня 1918 года Свердлов вызвал в Кремль из Екатеринбурга своего близкого друга, главу Уралоблсовета Исаака Голощекина. Как раз тогда на заседании ВЦИК обсуждался вопрос о судьбе Царской Семьи. Планировалось не просто убить Ее, но уничтожить исключительно изуверским способом. Участь Царской Семьи была решена в Кремле Лениным и Свердловым 3 июля 1918 года.
   14 июля Голощекин привез из Москвы в Екатеринбург приказ об убийстве Царской Семьи. Точную дату казни Свердлов должен был сообщить дополнительно. Произвести расстрел Августейшей Семьи было поручено Янкелю Юровскому, который был вторым по влиянию после Голощекина членом УралоблЧК. Именно Голощекин и Юровский сыграли главную роль в подготовке и проведении казни Царской Семьи.
   В конце апреля 1918 года членов Царской Семьи из Тобольска перевезли в Екатеринбург, который слыл «вотчиной» Свердлова, где в качестве комиссаров верховодили его личные друзья. За две недели до убийства комендантом Дома Ипатьева, где содержались Царская Семья, а также доктор Е.С. Боткин, повар И.М. Харитонов, горничная А.С. Демидова и камердинер Е.А. Трупп, стал комиссар Юровский. Он заменил всю внутреннюю охрану, которая раньше состояла из русских рабочих, на бывших австро-венгерских военнопленных, которые стали платными палачами УралоблЧК.
   Царская Семья и Их сострадальцы были убиты в подвальной комнате Дома Ипать­ева в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Вот как описывал расстрел главный палач Августейшей Семьи Юровский: «…Началась стрельба, продолжавшаяся две-три минуты. (Император) Николай был убит наповал. Затем сразу же умерла (Императрица) Александра Федоровна… (Цесаревич) Алексей, три Его сестры, горничная и (доктор) Боткин были еще живы. Их пришлось пристрелить» («Рассказ Юровского о расстреле Царской Семьи»). Участник расстрела М.А. Медведев-Кудрин в своей работе «Расстрел Царской Семьи Романовых» пишет: «(Император) Николай II, весь изрешеченный пулями, мертвый лежал в луже крови». Другой расстрельщик, П.С. Медведев на допросе рассказал следователю Алексееву: «Они все уже были расстреляны и лежали на полу в разных положениях. Все, за исключением сына Царя Алексея, были, по-видимому, уже мертвы. (Цесаревич) Алексей еще стонал. Юровский раза два или три… выстрелил в Алексея… тогда Он стонать перестал».
   Всего в подвале Дома Ипатьева в ночь с 16 на 17 июля 1918 года были убиты 11 человек: Государь Император Николай II, Императрица Александра Федоровна, Цесаревич Алексей, Великие княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, доктор Е.С. Боткин, повар И.М. Харитонов, горничная А.С. Демидова и камердинер А.Е. Трупп.
   В расстреле Царской Семьи и Их сострадальцев принимали участие: Юровский, Г.П. Никулин – член УралоблЧК, М.А. Медведев-Кудрин – член коллегии УралоблЧК, П.В. Ермаков – военный комиссар Верх-Исетска, П.С. Медведев – начальник караульной команды Дома Ипатьева. Кроме них нашего Царя расстреливали австро-венгерские палачи Урал­облЧК: Хорват, Фишер, Эдельштейн, Фекете, Надь, Гринфельд, Вергази. Всем расстрельщикам хорошо заплатили.
   Н.А. Соколов, который вел расследование убийства Царской Семьи, пришел к выводу, что Государь и Его Августейшая Семья были просто злодейски расстреляны без суда и следствия бандитами-большевиками.
   После расстрела Царской Семьи большевики стали срочно уничтожать следы своего злодеяния. В течение 18, 19, 20 и 21 июля 1918 года из помещений, которые занимали Члены Царской Семьи в Доме Ипатьева, а также из кладовых и амбаров вывозились царские вещи (из протокола допроса М.И. Летемина, караульного наружной охраны, следователем И. Сергеевым). В комнатах, где жила Царская Семья, было разграблено все, что только можно.
   19 июля 1918 года в газетах «Правда» и «Известие» появилось сообщение о том, что в Екатеринбурге с 16 на 17 июля был расстрелян царь Николай II. А 20 июля президиум Уралоблсовета объявил населению Екатеринбурга, что Царь убит, но что вся семья Романовых переведена в безопасное место.
   Бесстыдная ложь большевиков об убийстве только Государя Императора была абсолютно опровергнута следователем Соколовым. Собранные им материалы дали возможность неопровержимо установить факт расстрела в подвале Дома Ипатьева всей Августейшей Семьи.
   После убийства тела членов Царской Семьи были перенесены в грузовик.
   Как пишет Юровский: «Потом стали выносить трупы и укладывать в автомобиль». Шофер Люханов, который вел грузовик с телами казненных, сказал, что отвез всех убитых в лес.
   Уже в черте Екатеринбурга начинается лес, который простирается на сотни километров. С самого появления Юровского 4 июля 1918 года в Доме Ипатьева в качестве коменданта он стал рыскать со своими австро-венгерскими палачами-чекистами в окрестных лесах Екатеринбурга в поисках подходящего места, куда можно было бы отвезти тела убитых членов Царской Семьи и для их полного уничтожения.
   Километрах в 12 от города, в урочище «Четырех братьев», расположен заброшенный рудник, в котором когда-то добывали железную руду. Недалеко от рудника находится пруд под названием Ганина Яма, именем которого прозвали и рудник. Рудник «Ганина яма» представляет собой более 30 завалившихся шахт.
   Достоверно известно, что за несколько дней до расстрела Царской Семьи Юровский побывал на руднике Ганина Яма, а также на глиняной площадке у шахты № 7.
   После расстрела тела членов Царской Семьи и их сострадальцев привезли на грузовике к шахте № 7 и положили на глиняную площадку, этот природный помост. Ермаков со своими подельниками сначала просто сбросил тела в воронку шурфа № 3 и засыпал землей. Но вскоре в Коптяковский лес прибыл Голощекин, чтобы лично руководить уничтожением останков. Тела Царской Семьи были вытащены из шурфа на глиняную площадку. Здесь палачи обнаружили на телах Императрицы и Великих княжон большое количество драгоценностей, которые Они носили спрятанными под одеждой. Юровский завладел ими, но в спешке уронил несколько вещей в траву.
   Для сжигания останков из Екатеринбурга на поляну было доставлено около 170 лит­ров бензина и 170 литров серной кислоты.
   «Главная цель была уничтожение трупов. Для этого прежде всего нужно было разрезать тела на части» (следователь Соколов «Убийство Царской Семьи»). На глиняной площадке у шахты № 7 тела членов Августейшей Семьи и Их сострадальцев были расчленены острорежущими предметами. Подтверждением этого являлись следы рубящих воздействий на найденных следствием костях и предметах Царской Семьи.
   П.Л. Войков (Вайнер), который в июле 1918 года был в Екатеринбурге комиссаром снабжения и обеспечивал палачей бензином и кислотой, впоследствии стал полпредом СССР в Польше. В канун 1927 года в Варшаве, будучи в подвыпившем состоянии, он рассказал Г.З. Беседовскому, служащему полпредства, о том, как происходило уничтожение тел Царской Семьи. Для этой работы, по словам Войкова, были выделены 15 ответственных работников партийных органов. Все они были снабжены остроконечными топорами, какими пользуются в мясных лавках для разрубки скота. Сжигание останков, согласно рассказу, началось на следующий день после убийства. Самая тяжелая работа состояла в разрубке тел. Войков вспоминал, что когда расчленение тел членов Царской Семьи и Их сострадальцев было завершено, возле шахты на глиняной площадке лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков: рук, ног, туловищ и голов. Эту кровавую массу чекисты поливали бензином и серной кислотой и тут же жгли в течение двух суток подряд.
   Когда адская работа была закончена, «пепел был сброшен в отверстие шахты или разбросан, дабы никто не обнаружил того, что здесь произошло» (П. Жильяр). Так на руднике Ганина Яма, в глухом лесу под Екатеринбургом, врагами России было совершено кощунственное надругательство над Государем и Его семьей, а значит, и над нашей страной.
   Непосредственным руководителем уничтожения тел Царской Семьи был Голощекин. Осуществил сжигание Юровский со своими подручными.
   В то время когда шла дьявольская работа по сжиганию Царских останков, местность вокруг была на значительной протяженности оцеплена большевиками, поэтому крестьяне ближайшей деревни Коптяки были 17, 18 и 19 июля фактически отрезаны от Екатеринбурга.
   19 июля, как только оцепление было снято, крестьяне бросились в лес. Колесные следы грузовика, везшего тела Царской Семьи, привели их к шахте № 7. Около шахты они обнаружили следы костра: «Это они тут Царя нашего сжигали», – безошибочно определили они. В траве возле шахты крестьяне нашли вещи Царской Семьи: крест в изумрудах и алмазах, пару серег с крупными жемчужинами, осколки драгоценностей и другие ценные предметы. Именно крестьяне деревни Коптяки первыми обнаружили место, где уничтожались останки Царской Семьи. После того как 25 июля 1918 года в Екатеринбург вошли белые, эти крестьяне пришли к следователю и рассказали ему, что в ночь с 16 на 17 июля большевики заняли одну из полян у рудника «Ганина яма» и оставались там несколько дней. Они также предъявили следователю вещи, найденные у шахты № 7.
   Расследование обстоятельств убийства Царской Семьи началось сразу после того, как в конце июля 1918 года большевики бежали из Екатеринбурга.
   В ноябре 1918 года, когда верховная власть над свободной от большевиков территорией России сосредоточилась в руках адмирала Колчака, следствие об убийстве Царской Семьи было наконец поставлено на высокий профессиональный уровень. Адмирал Колчак лично отпустил необходимые средства на нужды расследования. 7 января 1919 года он возложил общее руководство следствием на генерала М.К. Дитерихса. Вести расследование адм. Колчак поручил следователю по особо важным делам Н.А. Соколову.
   В ходе расследования Соколов осушил шахту № 7. После откачки воды из малого колодца шахты были извлечены остатки костра, на котором сжигалась Царская Семья. В них находилось множество предметов Августейшей Семьи: драгоценные камни, остатки белья, одежды и обуви, два кусочка человеческой кожи, растопленные под действием огня, и т.д. Кроме того, на дне малого колодца следователем Соколовым были найдены массы беловатого вещества, смешанного с глиной. Вещество издавало сильный запах сала и легко крошилось. Вероятно, это было растопленное со сжигаемых тел сало (ген. Дитерихс). Подобные сальные массы Соколов обнаружил и на месте сжигания тел.
   В большом колодце шахты среди прочего были найдены верхняя вставная челюсть доктора Е.С. Боткина, женская серьга с жемчужиной и человеческий палец. Это был холеный женский палец, отрезанный, вероятно, чтобы снять с него кольцо.
   Несмотря на то что вначале дело об убийстве Царской Семьи было окружено туманом лжи, клеветы, хитросплетений и неправдоподобных россказней, Соколову удалось с изумительной точностью восстановить картину преступления. Именно следователю Соколову мы обязаны правдой о расстреле Августейшей Семьи и об уничтожении Их тел.
   Не имея возможности опровергнуть незыблемые доказательства следствия Соколова, большевики, чтобы умолить и подвергнуть сомнению результаты его труда, начали серьезную кампанию по дискредитации и очернению его репутации, а также предприняли немалые усилия, чтобы уничтожить материалы следственного дела. Захватить дело и убить Соколова пытались наймиты атамана Семенова еще в Чите. А когда Соколов оказался в Европе, большевики начали за ним и за следственным делом настоящую охоту. В 1921 году, во время пребывания Соколова в Берлине, в доме полковника Фрейберга, на дом был совершен налет группой русских и немецких коммунистов, и было украдено 7 томов копии расследования, которое затем через Прагу было переправлено чекистами в Москву. Незадолго до смерти Соколов, чтобы опросить свидетеля, побывал в США. Там высокопоставленные лица настоятельно рекомендовали ему не возвращаться домой, во Францию. 23 ноября 1924 года, в возрасте 34 лет, следователь Соколов скоропостижно скончался при невыясненных обстоятельствах в саду своего дома во Франции, в городе Сальбри.
   Когда в июле 1919 года красные стали приближаться к Екатеринбургу, Соколову срочно пришлось прекратить расследование и спасать следственное дело. Все, что осталось от членов Царской Семьи, он поместил в бывший дорожный сундучок Императрицы Александры Федоровны. Взяв материалы следствия и сундучок со священными останками, Соколов отправился в Омск. Вскоре, ввиду неминуемого падения Омска, он переехал в Читу, столицу Дальневосточного государства атамана Семенова. В декабре 1919 года в Читу прибыл ген. Дитерихс, который взял следственное дело и сундучок с останками к себе в поезд и отбыл в Верхне-Удинск. В Верхне-Удинске в январе 1920 года материалы следствия были помещены в личный вагон полковника Мура, командовавшего американскими войсками в Сибири, поезд которого отправлялся на Восток. Полковник Мур обещал оставить чемоданы со следственным делом в Харбине у Британского Верховного комиссара Лэмпсона. Когда Соколов добрался до Харбина, полковника Мура там уже не было, а материалы следствия находились у Британского консула Слайя. Соколов имел при себе письмо ген. Дитерихса, в котором тот просил британских чиновников помочь в организации переезда Соколова и его дела в Англию. Когда Британский Верховный комиссар Лэмпсон запросил английское правительство о разрешении вывезти из Харбина в Англию оригинал следственного дела, ответ был отрицательным.
   Доставить в Европу материалы следствия и останки членов Царской Семьи согласился главнокомандующий союзных войск в Сибири генерал Жанен. В марте 1920 года, когда поезд ген. Жанена проезжал через Харбин, П. Жильяр попросил его вывезти в Европу Царское Дело. В целях безопасности под покровом ночи П. Жильяр вместе с ген. Дитерихсом и следователем Соколовым пробрались к поезду ген. Жанена и передали ему материалы следствия. На следующий день, 21 марта, ген. Дитерихс принес в поезд ген. Жанена сундучок с останками Царской Семьи.
   Прибыв во Францию, ген. Жанен намеревался передать Царское дело Великому князю Николаю Николаевичу, но «Вел. кн. <…> которого считали естественной главной русских монархистов, отказался принять отчет и записи Соколова» (П. Булыгин). Николай Николаевич велел отдать следственное дело М.Н. Гирсу, председателю совещания русских послов за границей. В конце концов генерал Жанен сдал Царское дело Гирсу. С этого момента начинается печальная, загадочная и позорная история священных останков, окончившаяся тем, что останки Царской Семьи, а в сущности мощи св. Царственных мучеников исчезли без малейшей надежды быть когда-либо найденными (Н. Былов «О судьбе священных останков Царственных мучеников).
   Представитель Гирса Дмитриев вспоминал, что первое время Царские останки хранились в часовне в имении Гирса под городом Драгиньян департамента Вар во Франции. Незадолго до смерти Гирс передал их на хранение графу В.Н. Коковцеву, который положил сундучок в сейф Российского для внешней торговли банка во Франции. Перед своей кончиной гр. Коковцев отдал священные останки последнему российскому послу В.М. Маклакову. Где Маклаков хранил останки, Дмитриев не знал (О. Платонов «История цареубийства»).
   Виктор Александров, писатель русского зарубежья, рассказывал, что русские старожилы Парижа уверяли его, что сундучок с останками, который до Второй мировой войны хранился в одном из парижских банков, во время оккупации Франции был похищен гестапо и что сейчас содержимое сундучка, а фактически мощи Царской Семьи, находится в Нью-Йорке, в одном из банков Манхеттена. Но все это только слухи. Сегодня достоверно никому не известно, где пребывают останки нашего Царя и Его Семьи.
   

Наталия ЗАЙЦЕВА


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION