15.05.2018: «БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК» С ПЕЧАЛЬНЫМ ПОСЛЕВКУСИЕМ
   
   
   Несмотря на активное противодействие властей, «Бессмертный полк» состоялся.
   Накануне мы не знали, разрешат ли в Минске проведение мероприятия. Белорусские чиновники год от года любят нам ставить палки в колеса, поэтому в этот раз также не обошлось без нервотрепки.
   Белорусский режим усиленно навязывает нам автономный вариант Дня Победы, то предлагая собравшимся примкнуть к акции «Беларусь помнит», то подменяя георгиевские ленточки символикой с яблоневым цветом, которая на самом деле вообще ничего не символизирует исторически.
   Одним словом, просматриваются в этом явное заигрывание с Украиной и перенимание южного опыта. Разве что не решились полностью запретить патриотическую символику.
   На праздник мы пришли в прекрасном настроении. Погода выдалась летняя, солнце светило ярко. Люди стали собираться возле филармонии семьями. Кто-то принес коммунистические флаги, а некоторые стояли с российской и белорусской символикой и георгиевскими лентами. В толпе было много молодых людей, некоторые из них принадлежали к организациям «Румол», «Гражданское согласие» и «Белорусский славянский комитет». Среди пожилых людей преобладали коммунисты.
   Нельзя сказать, чтобы кто-то организовывал и режиссировал мероприятие. Скорее, имела место самоорганизация. Примерно в 10.00 люди двинулись по направлению к площади Победы, растянувшись по всему маршруту. Активисты раздавали проходящим георгиевские ленточки.
   Никто, собственно, не ожидал, что власть решит испортить нам праздник. Но это произошло. Возле самой площади мы намертво застыли в пробке. Комитетчики медленно и дотошно обыскивали каждого участника, фактически пропуская по нескольку человек в минуту. Из-за этого маразма люди начали расходиться, а некоторые получили тепловой удар.
   В толпе подобные действия вызвали резкое недовольство. Чувствовалось, что прежней поддержки у белорусского режима уже давно нет. Люди говорили о странной политике власти в последние годы, о многочисленных уступках националистам, о противодействии русофильским проектам.
   Никто не мог объяснить, почему на всю огромную толпу людей было открыто только 3 пропускных пункта
   Окончательно пройти через обыски мы смогли лишь через час, серьезно измучившись и уже не особенно веря в то, что успеем попасть на официальную часть.
   Пока мы стояли плотными рядами, в толпе сновали журналисты из оппозиционных нацио­налистических изданий. Они фотографировали всех, кто казался им интересен, и задавали каверзные вопросы.
   Выбравшись из кошмара обыс­ков, мы попали на площадь, где уже практически не было свободного места. Увидеть мероприятие детально не представлялось возможным. Где-то в отдалении на трибуне маячили вождь и свита, их можно было рассмотреть разве что с помощью бинокля. С таким же успехом все представление смотрелось бы по телевизору. Впереди плотными рядами стояли БРСМ и «Белая Русь», еще больше заслоняющие обзор.
   Фактически мы тратили время исключительно на речь Лукашенко и выступление активистов государственных молодежных организаций. Люди начали массово покидать площадь, иногда буквально ругаясь матом.
   Вскоре и я покинул место мероприятия, унося с собой затаенную злость.
   Вечером меня ко всему прочему еще и «порадовало» выступление Лукашенко по телевидению. Оказывается, «Бессмертный полк» был разрешен лишь по настойчивой просьбе ветеранов. Получается, что судьба акции до самого конца висела на волоске, а нас вполне могла ждать судьба участников акций протестов оппозиции, который избивают и грузят в автозаки.
   Мне лично понятно, впрочем, что белорусский режим в конце концов просто струсил. Было бы невероятно глупо с его стороны утратить остатки уважения со стороны тех граждан Беларуси и России, кто еще питает некоторые иллюзии.
   У меня этих иллюзий нет уже давно.
   
   

Аркадий ВЕРТЯЗИН,
   Русская народная линия

   




  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION