30.12.2017: ВЕЛИКАЯ МИССИЯ РОССИИ
   
    Истинная Россия – всегда с Царем, с Самодержцем, с Помазанником Божиим. Это не пустые слова – это реальная, самая настоящая жизнь многих-многих поколений нашего народа.
   В этой церковно-государственной симфонии, славя Бога, русский народ осваивает новые территории.
   С обретением правобережья Амура, вплоть до берегов Тихого океана, Россия полнее осознает свою просветительскую миссию в истории человечества. Христианство – вот главная вечная идея, которая движет Россией на протяжении веков. Движет в освоении новых территорий.
   Кульминация миссионерского пути России – это утверждение Православия у самых границ с Азией – с Китаем, Японией, Кореей. Здесь Россия встречается с огромными народами, занимающими значительную и еще малознакомую часть земной суши. Перед Русью встают грандиозные задачи – рассказать этим новым народам о Христе. Рассказать не только словом, но и своей жизнью христианской, своей культурой, воздвигаемой пред лицом могучей Азии. Богатства Сибири и Дальнего Востока нужны России как средство, способное укрепить державную мощь. Мощь, которая необходима, чтобы твердо держать Крест и Евангелие, чтобы удерживать мир от впадения в беззаконие, в безнравственность, в аномию.
   С великого Царя Иоанна IV Грозного утверждение Православия на Востоке обретает характер государственной политики. Взятие Казани открывает России путь в Сибирь и к далеким восточным окраинам. Путь, который благословляет Господь и Его Пречистая Матерь новым чудотворным образом Своим, обретенном в покоренном граде.
   Все последующие за Иоанном Грозным правители земли Русской вносят вклад в дело укрепления Церкви и государства на восточных рубежах нашего Отечества, продвигая эти рубежи все дальше и дальше на Восток.
   Русская мысль конца XIX – начала XX века все ярче показывает, что наши Приамурье и Приморье – это территории, с которых Россия призвана непосредственно решать всемирные задачи Православия.
   Вот что пишет знаменитый отечественный мыслитель Лев Александрович Тихомиров: «Я говорю о приобщении Дальнего Востока к миру христианскому, вне которого он до сих пор находился. Это приобщение есть для нас такая обязанность, которая лежит на России по преимуществу как на Церкви, то есть нации, объединенной в своей Церкви».
   Среди всех правителей Руси наиболее масштабно, системно и последовательно утверждением Церкви и государства у берегов Тихого океана занимаются Император Александр III и его сын Император Николай II. Похоже, они видят в этом деле наиболее перспективное и вместе с тем обязательное движение всей России.
   Глубоко понимая свою державную ответственность, Государь Александр III принимается за реализацию великого замысла – открытие больших духовных и геополитических ворот в Азию. Царь начинает беспрецедентное строительство на востоке страны. Он приступает к грандиозному делу – созданию Великого Сибирского рельсового пути. И для закладки великой магистрали отправляет во Владивосток своего сына, будущего Престолонаследника Цесаревича Николая Александровича. Духовное, политическое, военное и экономическое значение путешествия Цесаревича на Восток нам еще предстоит осмыслить полнее. В наши дни мы вновь обращаемся к этому событию, и в Москве уже создан Юбилейный комитет по подготовке празднования 130-летия Восточного путешествия Цесаревича. Тогда, в 1890 году, будущий Государь Николай Александрович Романов, по благословению и замыслу своего державного отца Императора Александра III, отправляется из Санкт-Петербурга на Восток, через Атлантику и Индийский океан к родным берегам океана Тихого. Двадцатитрехлетний Цесаревич в городе Владивостоке закладывает начало Великого Сибирского рельсового пути. По этой железной дороге через несколько лет двинется мощный поток переселенцев – созидателей Православной России на Тихом океане, у самых границ с Китаем. Самое главное – Цесаревич своим посещением Владивостока и Южно-Уссурийского края благословляет эти места, указывая на их особую роль в дальнейшей жизни России.
   В 1860 году на берегу бухты Золотой Рог появляется военный пост Владивосток, ставший в дальнейшем городом-крепостью. В названии этого города уже содержится просветительская идея – владеть Востоком во Христе. Святителем Иннокентием, митрополитом Московским, а тогда еще архиепископом Камчатским, подписывается антиминс в первую владивостокскую церковь. Город еще только-только намечается, а владыка Иннокентий уже прозорливо видит появление первого храма, которым стала в 1862 году Успенская церковь Владивостока.
   За два года до возникновения Владивостока, с благословения святителя Иннокентия, основывается на Амуре город Благовещенск. Город Благой Вести, посвященный великому событию в истории человечества. В иркутском храме в честь Благовещения Пресвятой Девы Марии начинал свое служение будущий святитель Иннокентий. Появление города Благовещенска – это тоже плод церковно-государственной симфонии. Ведь мы знаем, что генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев-Амурский духовно окормлялся у святителя Иннокентия (Вениаминова). Святитель дал немало добрых советов в государственном деле генерал-губернатору. И даже сам принимал участие в знаменитых Амурских сплавах.
   Правобережье Амура, осваиваемое русским народом, – это, пожалуй, самое яркое свидетельство миссионерского христианского призвания России. За довольно короткое время – менее полувека – церкви, часовни и кресты ставятся вдоль всей границы с Китаем и по всей территории новых приамурских и приморских владений Руси. И на всех этих еще диких, еще языческих просторах возносится святая молитва ко Христу. И каждый генерал-губернатор давал отчет Государю и Священному Синоду о том, сколько храмов выстроено, как укрепляется Православная Церковь, как ведется борьба с сектантами.
   Продолжая великое дело своего отца Императора Александра III, Николай Александрович Романов по восхождении на Российский Престол сосредоточивается в своей государственной политике на восточных территориях России. Петр I «прорубил» «окно в Европу», а Царь Николай II строит прочные духовные и культурные ворота в Азию.
   Первым указом Государя Николая II, касающимся монастырей в России, становится Указ об учреждении Свято-Троицкого Николаевского монастыря близ южно-уссурийской станции Шмаковка. Богатая история этой обители ярко свидетельствует о том, что живительной силой утверждения Руси на ее восточных рубежах являлось Православие.
   Сейчас прозападные издания нередко пытаются представить нам такую картину, будто бы Владивосток и весь Южно-Уссурийский край созидали «свободные» предприниматели, хлынувшие к берегам Золотого Рога, как когда-то старатели и мойщики золота, ринувшиеся в Калифорнию. Царское правительство, действительно, давало возможность селиться и трудиться на Востоке людям предприимчивым, среди которых было немало иностранцев. Но это был лишь эпизод государственной политики. Саму политику эти люди вовсе не делали, да и на стратегический замысел превращения Южно-Уссурийского края в миссионерскую опору России влияли незначительно. Среди бизнесменов, увеличивавших свои капиталы на приморских и приамурских богатствах, были американцы, финны, датчане, немцы. И все они большей частью радели о своих карманах, принося, однако, некоторую пользу и государству.
   Выстраивая Приморье как православный фасад Российской Империи на Востоке, государство являло в этих землях глубочайшую заботу о Церкви. В 1899 году Указом Государя Николая II была учреждена самостоятельная Владивостокская епархия. Вот как писали в марте 1900 года «Приамурские ведомости» о назначении созданной епархии: «Монаршею волею в 1899 году открыта на отдаленной окраине нашего обширного отечества Владивостокская епархия. Находясь на границе государства в составе с языческими, не просвещенными светом веры Христовой странами – Кореей, Китаем и Японией, посещаемая ежегодно многочисленными иностранцами-иноверцами молодая епархия таким положением призвана к особенной просветительской деятельности, к преимущественному пред другими епархиями распространению Православия и нераздельных с ним русских народных основ».
   С западной части России посылались на Восток большие пожертвования от русских людей самых разных сословий на строительство храмов и монастырей. За жизнью на Востоке, у Тихого океана, следила вся Россия. Святой праведный Иоанн Кронштадтский жертвовал немалые суммы, на которые строились в Южно-Уссурийском крае церкви. Один такой храм в честь Успения Пресвятой Богородицы – до сих пор стоит недалеко от города Находка, в селе Владимиро-Александровское – создан на пожертвования великого Кронштадтского пастыря.
   Денежный взнос сделал всероссийский пастырь на возведение прекрасной церкви в честь Нерукотворного Образа Христа Спасителя на острове Русском. В советское время храм уничтожен, сегодня есть лишь фундамент, свидетельствующий о том, как Русь и ее святые отцы утверждали Православие на тихоокеанских берегах.
   Русские боголюбивые люди стремились внести свой вклад в созидание Святой Руси на таежных приамурских просторах. Неподалеку от Уссурийска, в селе Алексеевка стоит церковь в честь преподобного Тихона Калужского, построенная в 1916 году на пожертвования одной московской благодетельницы, отправившей в далекий край десять тысяч рублей.
   К 1917 году только на территории современного Приморья было выстроено более полутора сотни храмов!
   Одним из самых крупных частных меценатов, оказавших помощь в укреплении православия на Тихом океане, был золотопромышленник Иннокентий Сибиряков. На его средства в Шмаковке в Свято-Троицком Николаевском монастыре выстроен храм в честь святителя Иннокентия, епископа Иркутского. И весь монастырь получил существенную поддержку – 25 тысяч рублей – от Иннокентия Сибирякова, проживавшего на тот момент в Санкт-Петербурге. Позднее Иннокентий Сибиряков принял монашеский постриг на Святой Горе Афон и сегодня почитается святогорскими монахами как святой.
   Уссурийский монастырь близ станции Шмаковка, в строительстве которого принимал участие Иннокентий Сибиряков, стал мощнейшим духовным, просветительским и даже хозяйственным центром Приамурья. В 1910 году впервые состоялся многотысячный Крестный ход из Владивостока в монастырскую обитель на берегу реки Уссури. Потом эта традиция установилась, и крестные ходы уже совершались ежегодно. Для этого даже организовывался специальный поезд из Владивостока. Всего восемь лет просуществовала эта традиция. В 1918 году монастырь был разорен большевиками, так же как и женский монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы близ села Линевичи.
   Рождество-Богородицкий монастырь появился на несколько лет позже Свято-Троицкого в Шмаковке, уже незадолго до начала Русско-японской войны.
   Как всколыхнула, взволновала православный народ Руси явленная накануне Русской-японской войны Порт-Артурская икона Божией Матери, Святыня, через которую Богородица указывала на свое заступничество! Царица Небесная с распростертым платом, на котором Лик Христа, стоит на скалистом берегу синего залива, попирая сломанные самурайские мечи. Своим Порт-Артурским образом Пречистая словно завещала России быть миротворцем во Христе, попирая всякие военные поползновения в открывающейся для Православия Азии.
   По окончании Русско-японской войны укрепление России и выполнение ею миссионерских задач на Востоке продолжаются с новой силой. В 1909 году в Приамурье начинает работу Амурская экспедиция, устроенная по Высочайшему повелению. Экспедиция, в составе которой несколько лет трудились более сотни специалистов, изучала возможности широкого освоения и заселения территорий вдоль Амурской железной дороги и Южно-Уссурийского края. Отчеты экспедиции свидетельствуют, что помимо хозяйственных, инфраструктурных возможностей освоения нового пространства, важнейшими являются позиции Православной Церкви на восточных рубежах. По результатам экспедиции разработан долгосрочный план освоения приамурских и приморских земель. Мирный диалог с Азией и просвещение ее Светом Христовым – вот стержневая идея этого плана. Вся инфраструктурная мощь должна была служить задачам христианского просвещения новых народов. В этом и есть миссия любой православной империи, глубоко осознанная еще византийскими императорами. Россия – наследница Византии – наиболее полно явила себя Третьим Римом на берегах Тихого океана. И главной опорой этого Третьего Рима стали Южно-Уссурийский край, город Владивосток. Да разве не об этом свидетельствуют византийские имена: бухта Золотой Рог и пролив Босфор Восточный?! Нам нужно хорошо осознавать, что Русское Приморье – это не «Богом забытый край». И не «новая Калифорния», «столица АТР, ДВР» и «Тихоокеании». К 1917 году Приморье – это место, где Русь достигает кульминации в осуществлении своего мирового миссионерского призвания.
   …Весь молодой Южно-Уссурийский край, все-таки не успев развернуться в своей миссионерской силе, к 1918 году был охвачен Гражданской войной. Самый молодой край Руси, только-только обжитый, только узнавший свое призвание, свои приграничные задачи на Тихом океане…
   Но не постижим человеческим умом Промысел Божий. В самом молодом краю нашего Отечества, в городах Владивостоке и Никольск-Уссурийском на короткое время вдруг возрождается в начале 1920-х годов поруганная и уже захваченная большевиками Россия. В городе Владивостоке в июле 1922 года произошло великое церковно-государственное событие – здесь состоялся Приамурский Земский Собор. В соборе участвовали архиереи и множество рядовых священников, присутствовали представители дворянства и казачества, Русской армии и флота, государственные деятели Царской России. Это случилось тогда, когда уже были зверски убиты Государь со всем Своим Святым Семейством. Когда во всей стране уже господствовала советская власть.
   Современный российский писатель и исследователь Андрей Юрьевич Хвалин так пишет о событиях во Владивостоке в 1922 году: «Проходивший в июле-августе 1922 года во Владивостоке под почетным председательством святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси Приамурский Земский Собор официально признал факт злодейского убийства Императора Николая II со всею Семьей и восстановил Династию Романовых на Российском Престоле, что стало важным шагом к покаянию русского народа в грехе Бого и цареотступничества и к возвращению Отечества на исторический путь Христов. Впервые за годы Гражданской войны аморфное, стоявшее прежде лишь на отрицании советской власти, Белое движение оформилось как сугубо религиозное (в первую очередь твердо православное) и открыто монархическое, утвердив на огромных просторах Русской Тихоокеанской окраины национальную Державную Власть под Скипетром Романовых, чего не знали ни Крым, ни Дон, ни Сибирь».
   Приамурский Земский Собор, восстановивший монархию в России, стал, вероятно, той главной причиной, по которой большевики в дальнейшем так яростно уничтожали Церковь в Приморском крае.
   Советская духовная зима заморозила виноградник Православия на берегу Тихого океана. Но ее ледяной холод не коснулся православных корней плодоносных лиан. С начала 1990-х годов зазвучала в звоне церковных колоколов весенняя капель над Русским Приморьем, ароматы ладана поплыли над синими водами Тихого океана.
   Восстановлены многие храмы, выстроены новые монастыри. Теперь их уже пять. Вновь обретена утраченная с началом кровавой смуты на Руси Порт-Артурская икона Божией Матери. И вновь обретен прежний духовный смысл названия главного порта России на Тихом океане: владеть Востоком во Христе!
   Не утратить бы нам сегодня этот смысл, который порой едва проглядывается за большими мостами и коммерческой активностью нашего общества! Ведь наш Дальний Восток, наше Приморье – не только богатый экономический участок страны. Это место, откуда Русь громко обращается ко всем азиатским народам с вечными словами: «Христос Воскресе!».
   

И.А. РОМАНОВ,
   доктор социологических наук,
   Центр церковно-государственных
   отношений «Берег Рус»


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION