30.09.2017: ДОНБАСС: ТЕРРИТОРИЯ НЕПОНЯТНОГО
   
    Что происходит на Донбассе сегодня? И можно ли спрогнозировать ход дальнейших событий хотя бы на ближайшее время? Обоюдное согласие между Россией и Совбезом ООН по вопросу появления миротворцев в зоне конфликта натолкнулось на такое же обоюдное несогласие с условиями проведения данной акции. Путин высказался за то, чтобы миротворческие войска размещались только на линии соприкосновения сторон и «ни на каких других территория». Порошенко настаивает на том, чтобы зона ответственности миротворческой миссии ООН распространялась на всю территорию самопровозглашённых республик и желательно без участия российских военных, так как, по версии Киева, Украина воюет именно с Россией и ни с кем больше.
   В первом случае в дурацком положении окажутся задействованные в миротворческой акции вооружённые силы НАТО, как в том знаменитом фильме, где «билет и задача при нём». Ибо российский контингент, имея за спиной ополченцев Донбасса, будет морально доминировать над иностранными солдатами, а значит, играть определяющую роль. Во втором же случае Россия окажется в таком же, даже ещё в худшем положении, потому что не сможет воспрепятствовать «сливу Донбасса» в резервуар Украины, а русский народ однозначно обвинит за это Путина.
   «Таким образом, – как отмечает в своём комментарии журналист Георгий Бовт, – согласование столь разных позиций в Совбезе ООН ведётся пока с большим трудом. Судя по нынешней реакции США, на российский проект в том виде, как он был предложен российским президентом, западными странами будет наложено вето. Однако и вариант, предложенный сегодня Украиной… с большой вероятностью встретит такое же вето со стороны Москвы».
   В общем, и новая инициатива по прекращению военного конфликта на Донбассе рискует повиснуть в воздухе, как и Минские договоренности. Так каковы же прогнозы на будущее? А их столько, сколько и самих политологов, высказывающихся по этому вопросу. Одни мнения в чём-то созвучны, другие диаметрально противоположны. И с разных сторон они разные. Вот некоторые из них.
   Наш вице-спикер Юрий Воробьёв считает, что «путь к сближению народов России и Украины будет длинным и сложным», и тут же добавляет: «Я не говорю про Донбасс». Как бы в подтверждение его слов касательно Донбасса киевские политологи, близкие к власти, Вадим Карасёв и Андрей Ермолаев полагают, что с одинаковой степенью вероятности Кремль может и «воссоединить с Россией» республики, и признать их независимость от Украины. Во всяком случае, судьба ДНР и ЛНР окончательно решится до президентских выборов в России. В свою очередь, и российские эксперты сходятся во мнении, что проблема Донбасса будет решена в ближайшие месяцы. Об этом убеждённо говорили либеральный политолог Александр Морозов и советник вице-спикера Дмитрия Рогозина политолог Михаил Ремизов.
   Их украинский коллега Владимир Фесенко, глава Центра прикладных политических исследований «Пента», наоборот, уверен, что «эта война в вялотекущей форме… с периодическими затуханиями и всплесками может растянуться на годы». Его в какой-то мере поддерживает военный эксперт Института Евро-Атлантического содружества Игорь Козий, а также военный эксперт Сергей Быков: «Я думаю, что конфликт будет заморожен и в течение 10–15 лет мы будем наблюдать периодическое обострение ситуации». Это предсказания с той стороны.
   А бывший лидер ДНР Игорь Стрелков в ответ на заявление Путина о необходимости ввести миротворцев ООН на Донбасс выразил своё возмущение тем фактом, что сегодня уже никто не вспоминает о «возвращении всей Украины в состав России». Как бы противореча ему, бывший командующий Воздушно-десантными войсками России генерал-полковник в отставке Георгий Шпак считает, что вскоре украинским войскам придётся сражаться в крупных городах и что «армия Украины, наиболее боеспособные её части, погибнут». То есть он предполагает, что может начаться полномасштабная война, которая неизбежно перерастёт в войну за всю Украину. Сергей Глазьев, напротив, утверждает, что «особое значение имеет политическая активизация европейского бизнеса, которому развязывание новой войны в Европе ничего хорошего не сулит».
    Короче, если открыть все шлюзы водохранилища мнений, поток их будет неисчерпаем. К сожалению, к единому знаменателю они не приведут. А это означает одно: никто до конца не понимает, что на самом деле происходит на Донбассе.
   Сам я уроженец тех мест: родился в шахтёрском городке неподалёку от Донецка. На территории ДНР у меня остались родственники, школьные приятели, знакомые, с которыми я не теряю связи. А недавно я побывал в родных краях. Объехал несколько шахтёрских посёлков, разговаривал с людьми, пытаясь понять их настроение и духовное состояние. И честно признаюсь, я не ожидал столкнуться с таким равнодушием и безразличием к освободительному движению, какое я увидел в большинстве моих соотечественников. Но потом до меня дошло, почему так.
   Люди попросту не понимают, что творится вокруг них. И никто им не объясняет истинное положение вещей. Да, собственно, никто и не знает, каково оно – истинное положение. В Донецке и в Луганске, в некоторых крупных городах ведётся хоть какая-то идеологическая работа с населением. А в маленьких городишках и посёлках, где проживает основная масса дончан, царит полная информационная тишина. Более того, некие силы стараются дискредитировать Россию в глазах простых граждан. Так, мы шлём на Донбасс один за другим гуманитарные конвои, набитые всевозможными товарами народного потребления, а люди мне жаловались, что ничего из этого изобилия они не получают, кроме круп и макарон, да и то нерегулярно. Всё оказывается на рынках и в магазинах. И при этом гуманитарная помощь от Рината Ахметова адресно исправно доставляется до каждого пенсионера и малоимущего. Сам видел эти пайки: и мясные консервы, и масло, и сахар там есть. Это, конечно, капля в море, но эту каплю кто-то раздувает до размеров моря, одновременно сводя на нет гуманитарную помощь из России.
   Чтобы не быть голословным, приведу такой пример. В одной из больниц я познакомился с пожилым ополченцем. Ему было далеко за 50, и служил он водителем военного грузовика, а на больничную койку угодил не по ранению, а из-за болезни сердца. Когда бедолаге стало плохо, он попросил у медсестры таблетку валидола. Та ответила, что лекарств нет, но их можно приобрести в аптеке на первом этаже за свои деньги. А денег у ополченца как раз и не было ни копейки. Я предложил ему тысячу рублей. Для россиянина это небольшая сумма, а для моего знакомого подобный долг казался не подъёмным. Еле уговорил его взять без возврата. Такие вот дела. А ведь на Донбасс с гуманитарными конвоями идут десятки тонн лекарственных средств для бесплатной раздачи нуждающимся. Что это, как не диверсия против России? И кто за ней стоит?
   Сейчас в республиках наведен относительный порядок, а поначалу, вплоть до 2016 года, там вовсю орудовали банды грабителей под видом ополченцев. Мне рассказывали об одном этническом русском, который от злости подался на службу в нацбатальон, когда такие лжеополченцы вынесли из его дома всё, нажитое годами. А в 2015 году убили моего двоюродного брата из-за его машины. Убийц нашли, и то потому, что они совершили подобное преступление в отношении какого-то высокопоставленного чиновника и его семьи. Эта банда действовала в форме ополченцев. Нет ничего удивительного, что простые люди растерялись и начали бояться и тех, на ком видели украинские шевроны, и тех, кто носил нашивки защитников Донбасса. В результате гражданские перестали доверять всем. А когда человек думает только о собственной безопасности, общее дело ему становится безразличным. Это тоже сыграло немаловажную роль в дез-организации населения.
   Сейчас вместо ополчения создана регулярная добровольческая армия – 1-я и 2-я Гвардейские бригады (в ДНР и в ЛНР). Дисциплина там строжайшая. Но даже это разумное решение вызвало недоумение и непонимание. Среди бывших ополченцев и даже среди гражданских я столкнулся с мнением, что российские спецслужбы специально избавляются от непокорных вожаков освободительного движения, кого ликвидируя, кого вытесняя в Россию. Правда это или нет, не знаю, но слушок этот кем-то упорно распространяется в народе.
   В прошлом году я брал интервью у бывшего полевого командира с позывным «Пуля». Это настоящий герой, отмеченный Орденом мужества. В феврале 2015 года он со своим отрядом численностью в 42 бойца, применив тактическую хитрость, уничтожил мощный укрепрайон под Дебальцево, который не позволял нашим подразделениям подойти к городу, и тем самым обеспечил замыкание Дебальцевского котла. Ему бы за ту операцию «Героя России» следовало присвоить, а вместо этого в администрации ЛНР ему заявили, что не могут обеспечить его безопасность (СБУ объявило на него охоту), и если он хочет остаться в живых, ему лучше «уматывать» в Россию. И коренному луговчанину, боевому офицеру (он майор по званию) пришлось уехать в Москву, где он долгое время существовал чуть ли не на положении бомжа. И, насколько мне известно, подобных случаев скотского отношения к героям войны на Донбассе множество. Это тоже не способствует пониманию того, что на самом деле происходит в ДЛНР.
   Большинство мною опрошенных дончан считают, что под завесой войны идёт самый банальный передел собственности. Но сильнее всего возмущаются военные, особенно те, кто сражался с «укропами» с самого начала. Все до единого военнослужащие ДНР и ЛНР, с кем мне довелось общаться, не понимают смысла Минских договоренностей. Все были уверены, что после ликвидации Дебальцевского котла получат приказ гнать армию Украины до самого Киева. Боевой дух был необыкновенно высок. И вдруг – остановка, ступор, затор. По свидетельству гвардии лейтенанта 2-й Гвардейской бригады, луговчанина Романа, среди солдат и офицеров начался ропот, всех охватило уныние. Никто ничего не понимал да и сейчас не понимает.
   Но что характерно – никто из военных не считает, что Путин «сливает Донбасс». Однажды я беседовал с гвардии подполковником фронтовой разведки с позывным «Нео». Он тоже не смог внятно объяснить мне ситуацию в республике, но абсолютно уверен, что в случае массированной атаки ВСУ на Донбасс российские войска однозначно вмешаются в конфликт и помогут. Не знаю, откуда такая уверенность, но я просто констатирую факт: защитники Донбасса верят в Россию несмотря ни на что.
   А этим летом в приморском посёлке под Сочи я познакомился с гвардии рядовым 1-й Гвардейской бригады ДНР. Зовут его Артём. Родом из Макеевки (город, примыкающий к Донецку). Молодой мужчина 25 лет, а по виду больше 20 не дашь. В свой краткий военный отпуск он вырвался с женой на Черноморское побережье. Несколько дней кряду мы плотно общались друг с другом. В принципе из его рассказов я не узнал ничего нового: всё, о чем уже сказано выше. А вот полученные от меня сведения для него стали откровением.
   Оказывается, Артём имеет весьма смутные представления о главных событиях Великой Отечественной войны, таких как сражение под Прохоровкой, оборона Сталинграда и др. О Бородинской битве, о Куликовом поле, о сече на Неве и о Ледовом побоище он даже не слыхал. Имена Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова, Кутузова ему ни о чём не говорили. В школе им этого не преподавали. Так украинская система образования превращала русских мальчишек в «иванов, не помнящих родства». Не получилось!
   Когда бандеровцы пришли на Донбасс, в Артёме и таких, как он, проснулась генная память их предков. Это она разбудила в них чувство родовой причастности к историческому прошлому России и сделала русскими воинами. С какой спокойной гордостью Артём говорил: «Я русский. И Донбасс русский. “Укропов” мы не пустим к себе». А ещё он с горечью сетовал: «Если бы те здоровые мужики, что трусливо сбежали в Россию, вступили в ополчение, мы бы давно уже были в Киеве. И если бы не Минские договоренности…» Пробыв всего неделю на отдыхе, Артём уехал на свою малую родину, чтобы снова надеть форму и взять в руки оружие.
   Короче, пообщавшись с гражданскими и военными Донбасса, для себя я сделал вывод, что приблизительно треть населения по-прежнему тяготеет к Украине; другой трети совершенно наплевать, кто стоит у власти, лишь бы была работа с хорошей зарплатой. И только одна треть граждан ДЛНР готова сражаться за право быть русскими. Ну, что ж, и это уже немало.
   А под конец я хочу высказать своё мнение. Мне кажется, что у Кремля всё же есть чёткий план действий в отношении Донбасса и всей Украины в целом. Но чтобы дезориентировать противника и не дать ему сгруппироваться на нужном направлении, обстановка всеобщей неразберихи и непонимания создаётся специально. Своего рода тактический приём: сначала запутать врага, заморочить ему голову, а потом нанести смертельный удар в самое уязвимое место и в самый подходящий момент. Собственно, как произошло в Крыму. Вполне в русских боевых традициях.
   
   

Игорь ГРЕВЦЕВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION