29.09.2017: ПШЕНИЧНОЕ ПОЛЕ, ЗАРОСШЕЕ ЧЕРТОПОЛОХОМ
   
    В этом году я снова посетил Московскую международную книжную выставку-ярмарку на ВДНХ. И в очередной раз был поражён обилием и разнообразием представленной на ней литературы. Чего там только не было – на любой вкус, цвет и мировоззрение. Найти можно было книгу на любую тему: религиозную, от Православия до язычества и эзотерики; философскую, от Платона и марксизма-ленинизма до нынешних толкователей бытия; художественную, от классики всех стран и эпох до современных бульварных романов и новоявленного фэнтези, и многое- многое другое. Плохо это или хорошо?
   С одной стороны, вроде хорошо, что в наш компьютерный век издаётся столько печатной продукции. Значит, книга не умерла, коль она востребована. Но с другой стороны… С другой стороны, глядя на всё это полиграфическое многообразие, я ловил себя на мысли, что в нашей стране, действительно, нет национальной идеологии. Ведь наличие таковой предполагает какой-то единый духовный вектор, который, при наличии различных мнений, все же указывает направление движения в одну сторону. Здесь я этого не почувствовал. И эта, и предыдущие книжные ярмарки напоминали мне пшеничное поле, заросшее чертополохом: полезные злаки кое-где проглядываются, но в основном виден только бурьян.
   Из самой читающей станы в мире мы превратились в самую пишущую страну на свете. И это хорошо было заметно именно на книжной ярмарке. Несмотря на большое число посетителей, торговля шла довольно вяло. Лишь у нескольких стендов со специальной литературой выстраивались пусть небольшие, но очереди. Видно было, что люди пришли за конкретными книгами конкретных авторов. А подавляющее большинство бродили вдоль стендов, как по музею.
   Собственно, это и был музей – музей человеческой мудрости и человеческой глупости. Вот только посетители его никак не могли разобраться: где мудрость, а где глупость. Да и как разобраться, когда книжных наименований, т.е. авторов, в несколько раз больше, чем покупателей?
   Конечно, это характеризует русский народ с положительной стороны – как народ-творец. Но всё же сапоги должен «тачать сапожник, а пироги печи пирожник». Я уже отмечал выше, что из самой читающей нации мы превратились в самую пишущую. Вот и пишут современные поэты и прозаики свои «бессмертные» произведения, предварительно не прочитав перед практически этим никого, кроме самих себя, не опираясь на опыт ни своих, ни зарубежных классиков, преклоняясь лишь перед одним гением – перед самим собой (с полной ответственностью заявляю это, ибо много общался с современными «делателями» художественной литературы). Вот и заполняют книжные прилавки своими мнениями, выводами и прогнозами нынешние философы, богословы, историки, политологи, поверхностно изучившие или не изучавшие вовсе наследие своих великих предшественников.
   Наше время – время серости и бездарностей. Красивая обложка с красивым названием становится визитной карточкой содержания. Те немногие, по-настоящему одарённые писатели (в любом жанре), которые способны быть учителями народа именно по Божьему благословению, с огромным трудом пробиваются сквозь полиграфический мусор, заваливший литературное поле России. И хоть читателей у нас мало, но они есть. Они составляют самую активную прослойку народонаселения – интеллектуальную. И они читают. Поначалу читают всё подряд, без разбора, потребляя наряду со здоровой духовной пищей и ядовитую. И в результате многие из них отраву принимают за лекарство и, отравившись сами, начинают заражать окружающих.
   А ведь это страшно и опасно. Это создаёт угрозу национальной безопасности. Особенно сегодня, накануне возможной войны, так как идеологическое разномыслие ведёт к раздроблению нации и как следствие – к её ослаблению.
   Я не сторонник крайних мер. Творчество должно быть свободным. Но творчество истинных творцов, а не дилетантов и шарлатанов, или хуже того – провокаторов. Чтобы привести нацию к единому духовному знаменателю (а без этого условия народ становится толпой), государство должно взять полиграфическую деятельность в стране под свой контроль. Нужна цензура! Нет, не в качестве карающего инструмента власти, а как общественно-государственный институт, отфильтровывающий прежде всего всё бесталанное, а главное – всё вредное, ложное, противоречащее нашей традиционной нравственности, которая веками строилась на православной вере. В его задачу также должна входить рекомендательная функция, т.е. ориентация народного внимания в направлении определённых авторов и их произведений. Этот компетентный орган должен состоять из высокопрофессиональных и имеющих всенародный авторитет богословов, историков, литературоведов и литераторов. И если они соборно на какую-либо книгу наложат вето, эту книгу нужно изымать из оборота и уничтожать. И не нужно бояться книжных костров – лучше пусть горит дьявольская информация, чем сгорит душа народа.
   И вот что ещё архиважно! Уже сегодня закладывается фундамент классической литературы XXI века. Какой она будет? Ведь по классической литературе потомки судят о величии или низости прошедшей эпохи. XIX век оставил нам великих классиков – от Пушкина до Чехова. ХХ век – от Есенина до Симонова и Высоцкого. Что оставим мы? Неужели русскими классиками XXI столетия станут всякие антирусские улицкие – донцовы – маринины? Ведь стыдно перед будущими поколениями! И всё же, несмотря на то что книжная ярмарка на ВДНХ у меня ассоциируется с пшеничным полем, заросшим чертополохом, я верю, что, когда время-жнец скосит всё, что на этом поле произрастает, оно отделит добрые зёрна от плевел и пшеницу уберёт в житницу, а плевелы свяжет в снопы и сожжет. Как в той притче, что рассказал Христос Своим ученикам (Мф. 13, 24–30).
   

Игорь ГРЕВЦЕВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION