10.09.2017: ОБОРОНА УКРАИНЫ ОКАЗАЛАСЬ НА УРОВНЕ ОБОРОНЫ МЬЯНМЫ
В рейтинге Global Firepower боевая мощь ВСУ оценена ниже возможностей армий Египта, Индонезии и Вьетнама

   
    В аппарате президента Украины Петра Порошенко сегодня наверняка озадаченно чешут в затылках. В то время как еще не заглохло в народе громкое эхо хвастливого заявления их шефа: «Я очень горжусь, что за эти 2,5 года мы создали такие Вооруженные силы, которые являются сильнейшими в Европе. Я горжусь этим вместе со всем украинским народом», международная и весьма авторитетная организация Global Firepower опубликовала очередной рейтинг военной мощи ведущих армий мира в 2017 году. Вооруженные силы Украины в нем оказались на 30-м месте. Точнехонько перед таким «оборонным гигантом», как Мьянма.
   Другие ближайшие преследователи – Чехия, Малайзия и Мексика. Список тех, кто впереди Украины, выглядит не менее обидно для Киева. Далеко за горизонтом Египет (10-е место), Пакистан (13-е место), Индонезия (14-е место), Вьетнам (16-е место). Тройка лидеров всем известна и сомнений не вызывает, кажется, ни у кого – США, Россия, Китай. Далее Индия, Франция и Великобритания. При этом специально оговорено, что ядерные арсеналы этих государств в расчет не принимаются.
   Первая реакция украинских СМИ на рейтинг последовала в тот же день. Но она смешна и нелепа. Чаще всего 30 августа там встречался бодрый и духоподъемный заголовок «Украина вошла в топ-30 ведущих армий мира». Если не вчитываться и не вдумываться – просто на лихом коне страна ворвалась в топ-30. Как непобедимое войско в пролом в крепостной стене.
   Ну да, вошла в топ-30. Только есть ли тут хоть малейший повод для гордости? Ведь несмотря на непрерывный с 2015 года рост военного бюджета Киева, несмотря на перевод остатков экономики на мобилизационный режим, с точки зрения экспертов Global Firepower, украинская оборонная мощь почти мистическим образом и почти непрерывно катится вспять.
   Эта безуспешная многолетняя погоня украинской военной машины за Египтом, Таиландом, Бразилией и Вьетнамом, без сомнения, сильно огорчает киевских военных экспертов, близких к порошенковскому трону. Потому что совершенно не стыкуется с их уверениями, что вот-вот удастся огнем и мечом стремительно отбить Донбасс. А там, даст Бог, – и Крым. Тогда эти комментаторы делают загадочное лицо и ставят под сомнение подсчеты Global Firepower. Мол, неизвестно, что за критерии были использованы.
   Но чтобы отразить массированную атаку противника, сил у ВМФ РФ еще мало.
   Известно, панове! Уже много лет при составлении ежегодного рейтинга Global Firepower специалистами старейшего из британских университетов «Святого Эндрю» (University of St. Andrews, основан в начале 1410-х годов) во внимание принимаются 50 самых разных параметров для каждой страны. За некоторые из них начисляются бонусные баллы, за другие – штрафные баллы. Среди критериев не только величина военного бюджета, количество личного состава, танков, самолетов, вертолетов, боевых кораблей и артиллерийских систем. На общую оценку влияют, например, особенности географического положения страны. Скажем, имеет ли она выход к морю. А если имеет – в каком состоянии ее военно-морской флот.
   Обсчитываются производственные и логистические возможности, размер внешнего долга и объем золотовалютных резервов. Важный показатель – доступ к природным ресурсам. Даже стоимость рабочей силы в конкретном государстве получает цифровую оценку экспертов компании. Такой подход позволяет небольшим, но в то же время более технологически продвинутым странам, успешно конкурировать с более крупными, но менее развитыми соперниками.
   Итогом тщательных расчетов становится десятичная дробь с четырьмя цифрами после запятой. В идеале оценка военной мощи некого государства должна составить 0,0000. В реальности это недостижимо. Скажем, в нынешнем году даже лидирующие в рейтинге Соединенные Штаты получили оценку 0,0857. У России – 0,0955. У Украины – 0,5804. Что в разы хуже, чем у нашей страны. У замыкающей список, на 128-м месте, Центральноафриканской республики аж 3,725 балла. Это при армии в 4,5 тысячи солдат и офицеров, четыре танка, 50 бронемашин, 24 артиллерийских орудий, четыре транспортных самолетах и два вертолета.
   Но вернемся к Украине. Понятно, что ни ее географическое положение, ни логистика, ни мобилизационные ресурсы, ни стоимость рабочей силы с 2014 года радикально не изменились. А военный бюджет так и вовсе растет как на дрожжах (в 2016 году – 4,8 млрд долларов, год спустя – 5 млрд долларов. На будущий год секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов уже посулил украинцам добиться рекордных 6,5 млрд долларов). Что же магнитом тянет Киев в ежегодных рейтингах все ближе к аутсайдерам – центральноафриканцам?
   Прежде всего – состояние их Вооруженных сил. Тех самых, которые их президент признал «сильнейшими в Европе». Так вот, если в 2014 году британские специалисты насчитали у Киева в строю и на складах 4112 танков и примерно 400 различных самолетов и вертолетов (и тянуло это, напомним, только на 21-е место в мире), то в 2015 году, по сведениям из того же источника, в распоряжении ВСУ осталось всего 2809 танков и 222 соответствующих летающих боевых машин. Масштабных экспортных поставок с той поры Киевом не производилось. Остается предположить, что примерно треть танков и едва ли не половина летательных аппаратов либо потеряны в боях в Донбассе, либо списаны в утиль во имя восстановления технической готовности отдельных образцов боевой техники методом «канибализации».
   А что осталось у Киева сегодня? Данных за 2017 год университет «Святого Эндрю» пока в открытой печати не привел. Но без особого риска ошибиться, можно предположить, что ни танков, ни боевых кораб-лей, ни самолетов с вертолетами у ВСУ с 2015 года больше не стало. В графе киевской отчетности «Поставки от промышленности для армии» уже давно полный ноль, если не считать небольшого числа бронеавтомобилей, двух бронекатеров и стрелкового вооружения. Поэтому у Украины в ближайшие годы нет ни единого шанса сделать рывок в рейтинге Global Firepower.
   Можно, конечно, обозвать экспертов британского университета агентами Путина. Уверен, что в Киеве многие так и сделают. Так им будет проще проглотить обиду и отмахнуться от неприятной реальности. Но остались же там и разумные люди? Я заранее знаю, что возразят мне сторонники точки зрения президента Порошенко. А именно: что 50 показателей, по которым ведется расчет в университете «Святого Эндрю», совершенно недостаточно. Что во внимание не принимается самое главное для ВСУ – наличие у них реального боевого опыта, полученного в Донбассе.
   Что ж, с этим не поспоришь. Украинская армия действительно четвертый год под огнем. Четвертый год несет потери. Четвертый год зарывается в землю и учит солдат и офицеров стрелять по реальному, а не по условному противнику. И пусть за это время на ее счету ни единой победы хотя бы хуторского масштаба, даже опыт сплошных поражений, гибельных «котлов» и отступлений – все равно опыт, который еще долго будут изучать в военных училищах и академиях всего мира. Но этот важнейший фактор в рейтинге Global Firepower на самом деле совершенно не учтен.
   Поэтому признаем: любой международный рейтинг всегда носит условный характер, поскольку не способен учесть все без исключения факторы в каждой конкретной стране. Тот, что придумали в Британии для оценки армий мира, не исключение. Но с чего бы Киеву обижаться на результаты именно Global Firepower? Разве в других сферах у Украины дела обстоят лучше?
   

Сергей ИЩЕНКО,
   Свободная Пресса


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION