04.07.2017: ЗИЯЮЩАЯ ПЕРСПЕКТИВА
«Традиционные ценности» либерально-демократической власти и возможные перспективы России

   
   Обостренное чувство справедливости – важнейшая и неотъемлемая составляющая русских традиционных ценностей. Под справедливостью, в частности, понимаются неотвратимость наказания преступника и необходимость компенсации убытков пострадавшему. Такое положение возможно только при выполнении условий адекватного отражения в законе понятия добра и зла и при отсутствии намеренного укрывательства преступлений. Но с этими условиями в теперешней либерально-демократической России далеко не все в порядке, и значит, так же далеко у нас до справедливости и до соблюдения традиционных ценностей. В наиболее острой степени это касается продолжающегося до сих пор глубокоэшелонированного укрывательства разрушительных для страны и трагических для народа преступлений, совершенных под кодовыми названиями: «Перестройка и Реформы».
   Президент Путин отмечает: «…разрушение традиционных ценностей сверху ведет за собой негативные последствия для общества». Казалось бы, вслед за этим заявлением должны последовать соответствующие шаги по приведению жизни страны в соответствие с традиционными ценностями. И в первую очередь это должно коснуться вскрытия государственных преступлений переломного периода нашей недавней истории и принятия по ним адекватных и исчерпывающих решений. Но вместо этого мы как слышали, так и продолжаем слышать заявления о недопустимости пересмотра итогов преступной приватизации. А ведь эта приватизация и была одним из самых страшных преступлений указанного периода. В результате получается, что теперешняя власть множит преступления, укрывая (ст. 316 УК РФ) преступления своих предшественников.
   Практику, не совместимую с историческими традициями и национальными интересами, мы видим и в экономике, когда руководство страны безапелляционно уверяет народ в отсутствии альтернативы свободному рынку. И это при наличии нулевых или даже отрицательных показателей развития рыночной экономики. Тогда как при плановой экономике времен Сталина (не искаженной последующими введениями) и при существенной доли госсобственности (то есть без так называемых эффективных собственников) мы имели темпы развития, достигающие 30%, и полную независимость от мировых кризисов. Эта экономика сделала Россию самодостаточной Великой Державой, позволявшей себе и решение грандиозных социальных задач. И это все было не где-то там на кудыкиных горах, а у нас. И отмахиваться от этого опыта, лукаво талдыча о безальтернативности свободного рынка и частной собственности, преступно, ибо игнорирование имевшегося у нас опыта очень больно бьет по уровню жизни народа, не позволяет в необходимом объеме решать социальные задачи, не дает стране восстановить былую производственную мощь, ведет к потере так необходимых в будущем невозобновляемых ресурсов. Вместо рассмотрения этого вопроса мы слышим новые демагогические заявления. Оказывается, Россия уже стала Великой Державой – Великой Энергетической Державой. Вероятно, предполагалось, что от объявления подобного достижения многих из нас обуяет прилив эйфории и гордости за наше руководство, радеющее за страну и народ. Такое же, как у нас, глубокое чувство гордости, наверное, питает и народ маленького Эквадора, который по праву может себя называть Великой Банановой Республикой. Но чувство народа Эквадора должно, по всей видимости, быть более глубоким, чем наше, ведь он торгует всего лишь бананами, а не своим будущим, как мы.
   В качестве аргумента отсутствия альтернативы рынку наши лукавые оппоненты могут сослаться и ссылаются на заваленные рыночными товарами полки магазинов. Попробуем разобраться в адекватности такого возражения. Для многих не является секретом, что Советский Союз при относительной численности населения в 4,7% давал 14,5% мирового производства продуктов питания, причем питания, по качеству значительно превосходящего теперешние продукты, которые только условно можно питанием назвать. В сфере промтоваров картина была также довольно достойная. Да, при хрущевской и брежневской экономиках некоторые виды продуктов были в дефиците. Но почему? Да потому, что если при Сталине экономика работала на обслуживание прежде всего внутреннего потребителя, то при последующих руководителях стала работать на совершенно иной показатель – на прибыль, которую, как подсказали «добрые» советники, прибыльнее получать за границей. Вот и погнали за кордон то, что там пользовалось повышенным спросом, тем самым вызывая дефицит на нашем внутреннем рынке. То есть дефицит был не системным и не свойственным плановой экономике и вполне устранимым.
   А вот созданный Горбачевым тотальный дефицит имел уже иной характер – характер диверсии. Он имел целью поставить народ в условия крайнего недовольства и требования революционных перемен. И особенно это касалось продуктов питания. Для создания всеобъемлющего дефицита была отменена государственная монополия на внешнеторговую деятельность и все, что только можно было продать за границей, частные дельцы (а проще – спекулянты) туда повезли. То, что не успевали продать за бугром, гноили и закапывали на помойках. Подобное положение было и с промтоварами.
   Формулой новой «промышленной революции» эпохи «Реформ» стало высказывание премьера В. Черномырдина, известного своим «интеллектом», «великими» делами и «крылатыми» выражениями: «Зачем нам нужна легкая промышленность, если в магазине все можно купить!». И это стало идеей всего отечественного рынка, который отдали под иностранные товары. Отлично! Теперь производить ничего не надо, знай ходи в магазин и покупай, что хочешь. Но оказалось, что построенные в советское время по всей стране предприятия предназначались не только для заполнения полок магазинов, но и (что было далеко не маловажным) для создания рабочих мест для рядом живущих людей. Если раньше, чтобы что-то приобрести, надо было заработать деньги на соседнем с домом предприятии, купить в соседнем магазине понравившийся товар и заниматься все оставшееся свободное время домом, семьей, детьми и самосовершенствованием, то теперь, когда близлежащие предприятия были уничтожены рыночными реформами и «эффективными» собственниками, большинство из нас может найти работу только за сотни и тысячи километров от дома. В результате получилось, что для дома, для семьи, для детей (то есть для личной жизни и продолжения рода) теперь и времени не осталось. Итак, сделали все, как учил нас «великий» Черномырдин, и потеряли в конечном итоге жизнь. А ведь этот эффект и был одной из самых заветных целей архитекторов перестройки и реформ.
   Премьер Медведев объяснил людям причину потери и отсутствия работы рядом с домом. Оказалось, что государство «всего-навсего» сняло с себя обязанность по предоставлению рабочих мест – это теперь стало частным делом каждого. Раньше государство считало необходимым обеспечить человека работой недалеко от дома, не считаясь с возможными при этом издержками, так как исходило из того, что человек должен иметь время на отдых, самосовершенствование и семью. Ну а теперешняя власть коренным образом изменила свое отношение к народу и к человеку. Теперь у власти иные ценности. Теперь право денег – высшее среди прав человека.
   Либералы носятся со своим рынком как с писаной торбой и пытаются всех убедить в его пользе и универсальности. И в своих доводах, сами того не осознавая, начинают противоречить самим себе.
   Оказывается, свободный рынок (с передачей иностранцам нашего внутреннего рынка) очень полезен для закалки и повышения конкурентоспособности нашего товаропроизводителя. Но не менее интересно и то, что ограничение рынка санкциями Запада и нашими ответными мерами, оказывается, еще более полезно. Ведь это позволяет подняться нашему отечественному товаропроизводителю и осуществить импортозамещение. Но в таком случае еще более полезным должно было бы стать введение государственного регулирования всего внутреннего рынка. Ведь это же наш рынок! Или уже не наш?
   Практику, не совместимую с традиционными ценностями, мы видим сейчас и в здравоохранении, и в образовании. Грязные, лохматые и липкие лапы западных ценностей пролезли в наш семейный кодекс, в воспитание детей.
   Интересно мнение на этот счет заместителя председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, доктора юридических наук Елены Мизулиной, изложенное в статье «Почему семья в России выставляется “обителью зла?”»: «Традиционная семья в глазах архитекторов нового мирового порядка – это преступная группировка, потому и разбираться с ней надо соответствующим образом, пожестче, не миндальничая, чтобы неповадно было расти и крепнуть». Мизулина приводит слова члена Правления Российского детского фонда, психолога Ирины Медведевой: «Модель ювенальной юстиции, которая, невзирая на протесты общественности и даже обещания президента не вводить ее в России, неуклонно внедряется ангажированными чиновниками и на поверку оказывается наиважнейшей составной частью тоталитарного глобалистского государства».
   Но если неким ангажированным чиновникам позволяют творить в наших «святая святых» – в семье и в воспитании детей – всякое паскудство, то напрашивается однозначный вывод о прямой зависимости российской власти от центра глобального управления миром.
   Не соглашаясь с нашими доводами о подчиненном характере российской либерально-демократической власти, наши оппоненты сошлются на успехи России в военной области и внешней политике. Но, как нам кажется, появившаяся в годы перестройки и реформ зависимость руководства страны от сторонних сил в военной и внешнеполитической деятельности никуда не делась. Только несколько расширились (в последнее время) пределы допустимости наших «успехов». Для чего же силам, претендующим на мировое управление, понадобилось одаривать нас такими возможностями? Попробуем найти ответ и на этот вопрос.
   В Джорджии (США) на скрижалях высечено: «Пусть население Земли не превышает 500 миллионов человек». «Мировое правительство», имеющее своей целью приведение численности населения планеты к заданному значению, не удовлетворено темпами сокращения населения, особенно русского. Поэтому продолжаются поиски направлений, способных решить эту задачу.
   Если Запад довольно активно вымирает, довольствуясь гомосексуализмом, то у православных русских такая мода не прививается – значит, русским надо предложить другое решение.
   В спортивной борьбе для победы над соперником иногда применяется тактика использования энергии противника. Так, Запад падок на различные патологии извращения, поэтому подобное поведение поощряется и используется мировой закулисой для сокращения населения Европы и Америки.
   У России сильны иные начала – патриотизм, героизм, самоотдача. Русские – лучшие на свете воины. Возможно, именно эти наши особенности и сильные стороны враги рода человеческого и попытаются использовать для нашего же уничтожения. Для приведения в действие этих факторов нужна довольно высокая и патриотическая мотивация. Спасение мира от мирового терроризма – как раз такая мотивация. Так, новый президент США Дональд Трамп считает, что очень даже хорошо, что Россия взяла на себя роль борца с международным терроризмом. Именно эта нацеленность России скорее всего и будет поощряться «мировым правительством». И если все так, как мы предполагаем, то это хитро придумано! Запад мировой терроризм вскормил. Запад по всему миру разжег войны и вызвал справедливый гнев народов, и, казалось бы, именно Запад должен получить заслуженную реакцию противодействия, но быть щитом для Запада должна почему-то стать Россия. Таким образом, по всей видимости, для русского православного человека определена роль спасения нашкодивших по всему миру педерастов. Не правда ли, довольно высокая и патриотичная роль?
   Чтобы основательно втянуть Россию в войну с терроризмом, нас постараются спровоцировать на участие в наземных боевых операциях. Именно для этого Иран объявлен Трампом страной, способствую-щей терроризму. Следующим шагом Соединенные Штаты постараются вывести Иран из антиигиловской коалиции и тем самым значительно ослабить наземные силы, выступающие на стороне Сирии. Сирия в одиночку не сможет противостоять ИГИЛ, и тогда Россия вынуждена будет задействовать свои наземные войска.
   Так что же, не помогать Сирии? Да нет, Сирию выручать надо: это не только дружественная нам страна, это и важная стратегическая военная база, полигон для всестороннего испытания нашего вооружения, да и исторически близкая нам земля. Но важнейшим условием нашего там присутствия должна стать уверенность в полной независимости наших действий от западных «коллег» (то есть убежденность в том, что мы не играем на стороне наших врагов, желающих нашей погибели) и категорическое неучастие российской армии в наземных операциях.
   О несвободе руководства России в оборонной сфере свидетельствуют и следующие доводы. Наша обороноспособность была в значительной мере подорвана государственными преступлениями, стартовавшими в перестройку и продолжавшимися вплоть до недавнего времени. Результаты титанического труда миллионов патриотов нашего Отечества, положивших свой талант да и саму жизнь на алтарь могущества и независимости Родины, были подвергнуты садистскому глумлению и ритуальному превращению в прах.
   Заметим, что никто из ничтожеств, творивших эти чудовищные преступления, не был ни осужден, ни предан проклятию, а многие из них и поныне занимают высокие государственные посты. А в честь некоторых даже построены грандиозные памятные комплексы, проводятся форумы, открыты именные фонды. Как такое можно объяснить? И что бы это могло значить? Ответ на эти вопросы может крыться либо в том, что теперешняя власть по-прежнему управляема извне, либо в том, что эта власть не считает разрушителей Отечества преступниками и даже, наоборот, – солидарна с ними. Но, как говорится, «хрен редьки не слаще».
   И если мы в последнее время хоть как-то продвинулись в развитии военной промышленности, то про гражданскую промышленность (за исключением пищевой) подобного не скажешь. У нас ее, благодаря преступным «реформам» и прочему либерализму, просто не стало, и в настоящее время нет даже намеков на ее возрождение. Но ведь гражданская промышленность является резервом военной промышленности, так как в случае большой войны гражданские отрасли оперативно перестраиваются на военный лад.
   Сохранение теперешнего положения гражданских отраслей промышленности гарантирует навязанный нам Западом и возносимый до небес российскими либералами свободный рынок, который, по их заверению, все ставит на свои места. Какое место рынок определил нашей «гражданке», мы сейчас видим – место на кладбище.
   Так что с тылом и резервом нашей обороноспособности у нас тоже «все в порядке»! Россия «готова» к любым современным военным вызовам! Не правда ли?
   «В борьбе за дело мировой демократии будьте готовы!» – скомандует «мировая закулиса». «Всегда готовы!» – ответят российские либералы и вновь пошлют русский народ в пекло, как это уже было немногим более ста лет назад.
   Вот, вероятно, в чем основная суть традиционных либерально-демократических ценностей. И именно эти «ценности» имеют в виду «наши» демократы, выступая в защиту традиционных ценностей в России. А мы-то по простоте душевной подумали, что они наши русские традиционные ценности вознамерились защищать. Зря ждем!
   
   

Геннадий КОВАЛЕВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION