16.06.2017: ДАР МАЛЮТЫ СКУРАТОВА
   
    Основанный во имя Успения Божией Матери преподобным Иосифом в 1479 году в 25 км от Волоколамска при реках Сестре и Спировке, Волоцкий монастырь изначально относился к Новгородской епархии. В выборе места для основания обители преподобный Иосиф руководствовался и тем, что близлежащее село Спирово и недалеко расположенное Язвище-Покровское издревле были вотчинами его предков. До сих пор бытует предание о том, что перед основанием монастыря сильнейшая буря расчистила для него место в непроходимой лесной чаще. Тогда неподалеку от родника преподобный Иосиф и поставил 6 июня 1479 г. первую деревянную одноглавую церковь с кельями, в которых и жил с первой братией монастыря до постройки в 1484–1486 гг. на нынешнем месте первого каменного Успенского храма. В наши дни здесь высится Успенский собор, возведенный в 1688–1696 годах «коштом и усердием» московского дьяка Захария Богдана Силина «по своих родителях в вечное поминовение». Строился он московскими мастерами под «смотрением» зодчего Приказа каменных дел Кондратия Семеновича Мымрина, известного своими работами по отделке Успенской церкви в Московском Новодевичьем монастыре и возведением Вознесенского собора в одноименном монастыре в Смоленске. До наших дней дошли в основном монастырские строения XVI–XVII вв.
   Начиная с XVI столетия новая обитель приобретает широкую известность как среди богомольцев, так и в Московской Великокняжеской семье и в среде придворной знати. До 1917 года окрестности монастыря были местом проведения ежегодных традиционных ярмарок, проходивших на Троицу и 8 сентября.
   После революции монастырь был закрыт, а в его стенах размещались в разные годы Детгородовская средняя школа и детский дом. 15 мая 1989 г. Иосифо-Волоцкий монастырь возвращен Русской Православной Церкви, а десять лет спустя получил статус ставропигиального.
   Одной из наиболее известных и чтимых святынь обители наряду с мощами преподобного Иосифа Волоцкого считается чудотворная икона Божией Матери Волоколамская (1572), выполненная «царскими живописцами» и являющаяся списком с Богоматери Владимирской, написанной самим Апостолом Лукой, признававшейся заступницей Русского Царства.
   Волоколамская икона Богоматери по своим размерам (109 х 75 см) несколько больше своего прославленного прообраза. Приглушенный колорит ее исполнен скорби. Изографы, выполнившие список, не только повторили само изображение, но и тщательно выписали ризу, в которую Владимирский образ был одет в середине XVI века. Воспроизведен в красках и низанный жемчугом венец с очельем (полукруглым лобовым щитком кокошника) и коруна. Именно эти детали и стали иконографическими особенности Волоколамского извода иконы Владимирской Богоматери.
   Кроме того, в композицию Волоколамского извода были внесены дополнения, вполне традиционные для древнерусской иконописи. В медальонах на темно-оливковых полях выписаны архангелы Гавриил и Михаил, а внизу – московские святые митрополиты Петр и Иона в белых, несколько тонированных одеяниях. При святителе Петре митрополичья кафедра Русской Церкви была перенесена из Владимира в Москву, а при святителе Ионе Русская Церковь стала автокефальной, независимой от Константинопольского патриарха.
   Сам факт независимого от константинопольских патриархов, впавших в то время в латинскую ересь и униатство, поставления Ионы стал важнейшим этапом на пути становления автокефалии Русской Православной Церкви. Покров же на раку митрополита Ионы, впервые поставленного на кафедру без участия Константинопольского патриарха Собором русских епископов и Великим Князем Василием Васильевичем, был создан в 1549–1552 гг. в мастерской первой супруги Грозного – царицы Анастасии Романовны. Изготовление покрова с его изображением в мастерской Царицы стало свидетельством не только особенного почитания святого в Царском семействе, но и своеобразной данью памяти Царственной четы об этом событии государственного значения. Не будем забывать, что и само рождение Иоанна Васильевича Грозного связывалось с молитвенными обетами, принесенными отцом будущего первого Русского Царя Великим Князем Василием Ивановичем московским святителям-чудо-творцам.
    К 60-м годам XVI века мастерская «Царских живописцев», из которой вышла Волоколамская икона, представляла собой вполне сложившуюся иконописную школу со своими традициями и устоявшимися живописными приемами. Ее сложению во многом способствовал разорительный пожар 1547 года, уничтоживший значительное число памятников Московского Кремля. Как мы знаем, из «жалобницы» протопопа Благовещенского собора Сильвестра, поданной митрополиту Макарию и «всему освященному собору», для восстановления утраченных икон «послал государь по иконописцев в Великий Новгород, и в Псков, и в иные города, и иконники съехались, и Царь-Государь велел им иконы писать, кому что приказано, а иным подписывати». Тогда, по мнению исследователей, и было заложено ядро мастерской, получившей название «Царские живописцы» или «Государева палата».
   В ней были собраны русские изографы, воспитанные в разных традициях, с разной художественной образностью, разной техникой и различными приемами письма. Несмотря на стремление к единому официальному направлению, добиться единства стиля «Царским живописцам» так и не удалось. «Повествовательность наряду со сложными аллегорическими сюжетами, грандиозность замысла, обусловившая сложные композиционные построения, отличавшиеся вместе с тем дробностью, мелочностью письма, запутанностью и перегрузкой деталями, одинаково характерны и для фрески, и для иконы, и для миниатюры 50–80-х годов XVI века, вышедших из круга «Царских живописцев», – писала в своем фундаментальном исследовании историк-искусствовед О.И. Подобедова.
   Волоколамский список иконы был выполнен по заказу думного дворянина Иоанна Васильевича Грозного – Григория Лукьяновича Скуратова-Бельского (более широко известного как Малюта Скуратов), одного из руководителей Опричнины. Первое письменное упоминание об образе датируется 1572 годом. Тогда в «Записной книге» Иосифо-Волоцкого монастыря появилось не только известие о том, что Малюта пожертвовал обители «образ местный большой Пречистые Богородицы Владимирские», но и сохранилось его пожелание выстроить в монастыре храм в честь сретения Владимирской иконы, на сооружение которого им были пожертвованы деньги и получена грамота с благословением митрополита Кирилла.
   Вероятно, в период 1573–1575 годов (но никак не позднее 1584 года) игуменом Евфимием (Турковым) в «Обиходнике» монастыря было записано сказание под заглавием: «О принесении иконы Пречистыа Богородицы Владимеръскыа, и чюдо святого о диаке Петре». В нем сказано: «Бысть некто вельможа от царъскыя полаты славен и богат зело. Велию веру имея к Богу и Пречистей Богородицы и преподобному Иосифу чудотворцу. Милостыню многу творяше игумену и братии. И обет свой положи Пречистей Богородице воздвигнути церков камену на Святых вратех во имя Сретения иконы Пречистыя Богородицы Владимеръскыя. И преже основания церкви послал местную икону Пречистые. Ея ж украсил златом и сребром, и бисером, и многоценным камением, и чюдными кресты, и монисты, и злотые чепи. И Венец Ея чюдне украси, яко дивитися всем зрящим сиянию чудного того образа Богородична... И обет свой хотя исполнити, в лето 7080 (1572) месяца февраля в 26 день посылает чюдотворный той образ от веси и села своего от града глаголема Вяземы во обитель Пречистые реченнаю Иосифов монастырь» (РНБ. Соф. 451/1, 80-е гг. XVI в. Л. 119–128 об.). Там же говорится и о том, что икона «Малютина поставления».
   Таким образом, мы доподлинно знаем, что Волоколамский список с Владимирской иконы Божией Матери был написан по заказу Григория Лукьяновича Скуратова-Бельского и из его усадьбы в Вяземах близ Звенигорода 2 марта 1572 г., на второй неделе Великого поста, перенесен в Успенский монастырь преподобного Иосифа Волоцкого, где был торжественно встречен игуменом Леонидом и всей братией обители.
   Правда, выстроить надвратную церковь в честь иконы Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский уже не успел, будучи убит 1 января 1573 г. в Ливонии при осаде замка Вайсенштейн (ныне – Пайде, в Эстонии, в 70 км от Таллинна), лично возглавив приступ крепости. Похоронен он в том же Иосифо-Волоцком монастыре, под лестницей в трапезной Богоявленского храма. Царь Иоанн Васильевич Грозный «дал по холопе своем по Григорье по Малюте Лукьяновиче Скуратове» в обитель крупный поминальный вклад в 150 рублей – больше, чем по умершей супруге Марфе Собакиной. Правда, современные исследователи некрополя монастыря полагают, что Малюта был погребен несколько в другом месте: «Среди монастыря подле дорожку были доски каменные над погребениями Малюты Скуратова, его отца Лукьяна (инок Леонид) и сына Максима».
   Обет погибшего Малюты исполнил его племянник Богдан Бельский. Посвященный Сретению Владимирской иконы Пресвятой Богородицы храм был возведен с северо-западной стороны монастырского Успенского собора. А Волоколамская икона Божией Матери продолжала и после освящения Сретенской церкви оставаться у царских врат Успенского собора. Ее украшенный драгоценными камнями и жемчугом оклад подробно описан в «Записной книге» и Описи монастырского имущества 1591 г.
   Повторения Волоколамской иконы в истории русской иконописи более не известны. На протяжении столетий икона продолжала оставаться главной монастырской святыней.
   Тотчас по принесении иконы в монастырь произошло первое чудотворение новой святыни. Слуга Г.Л. Скуратова-Бельского некий «дьяк Петр» сильно разбил голову при входе в собор о железную дверь за свои «бесовские помышления» и «хульные помыслы». Однако после соборного молебна перед только что вложенным образом Богородицы он исцелился. Сохранились записи и о других многочисленных чудесах, связанных с Волоколамским образом.
   В 1954 году икону увезли из Иосифо-Волоцкого монастыря в образованный тогда Музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, в экспозиции которого она пребывает и по сей день, будучи отреставрированной в 1961 г. В.Е. Брягиным. 16 марта 2007 года в монастырь была доставлена выполненная московским иконописцем С.И. Фоминым «в меру и подобие» древнего образа копия Волоколамской иконы. Перед тем как занять свое место в иконостасе Успенского собора, она была освящена и приложена к древнему чудотворному образу 1572 г. И только в мае этого года древний образ вернулся в стены родной обители, благодаря молитвам ее братии.
   


   Алексей ОБОЛЕНСКИЙ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION