29.05.2017: ПРАВОСУДИЕ С АНТИСЕРБСКИМ ОСКАЛОМ
Гаагский трибунал как продолжение «бомбовой кампании»

   
    В марте 2017 года исполнилось 15 лет со дня начала рассмотрения в Гаагском Международном Трибунале по Югославии (МТБЮ) дела Слободана Милошевича, экс-Президента Социалистической Республики Югославия.
    Обратимся к этому событию, чтобы понять, как учреждался это трибунал и как он функционирует.
   В 2001 году, находясь под арестом, С. Милошевич через своих адвокатов обратился с иском о незаконности Гаагского трибунала. Ответ на этот иск поражает своей циничностью: «Нидерландскому государству незачем защищать Милошевича или бороться за его освобождение». Даже намека нет на готовность соблюдения принципов правосудия – справедливости и непредвзятости. Все заранее понятно такому суду ещё до начала судебного разбирательства и без исследования каких-либо доказательств и без проведения экспертиз.
    С. Милошевич продолжал настаивать на незаконности трибунала и направил в его судебную палату послание на 36 листах. Экс-Президент Югославии заявил, что деятельность трибунала имеет катастрофические последствия для стремления людей к правде и справедливости, к миру и верховенству права, демократии. МТБЮ был создан не Генеральной ассамблеей ООН, а исполнительным органом – Советом Безопасности, в силу чего является незаконным. Экс-Президент Югославии заявил, что трибунал является орудием США, которые с его помощью коррумпируют международное право, подрывают основы мира, равноправия и человеческого достоинства. С. Милошевич обвинил США и Германию в преднамеренном развале Югославии путем разжигания спланированных конфликтов между католиками-хорватами и православными сербами.
    Процесс Слободана Милошевича имеет политическое и международное значение для всемирной истории и международного права. Профессор А.Б. Мизяев описывает жёсткое противостояние между судом и экс-Президентом Югославии, которому пытались навязать штатных адвокатов. Постоянное давление со стороны трибунала на свидетелей защиты и отказ последних давать показания в такой обстановке, а также квалифицированные и убедительные доводы С. Милошевича о своей невиновности не оставляли суду никаких шансов для вынесения обвинительного приговора в отношении лидера Югославии. В этой ситуации Гаагский трибунал нашёл для себя единственный выход – хладнокровное убийство С. Милошевича.
   Огромную международную, юридическую, общественную и историческую ценность представляет приговор Белградского окружного суда руководителям НАТО и европейских стран, участвовавших в агрессии НАТО против Югославии. В этом документе изложены юридически обоснованные обвинения агрессора, перечислены все людские, материальные, военные и гражданские потери Югославии, понесенные в результате бомбардировок НАТО в 1999 году. Гаагский трибунал не принял во внимание и этот документ. Более того, следует отметить, что агрессия НАТО против Югославии в документах МТБЮ получила обтекаемое циничное название – «бомбовая кампания».
    Об ужасных преступлениях, совершенных против сербов, пишет С. Тушевляк, координатор МВД Республики Сербской по расследованию и сбору доказательств военных преступлений. Но даже существование свидетелей массовых убийств сербов, их готовность давать показания не вызывают у трибунала реакции для проведения расследования и наказания виновных. В результате многие преступления остаются безнаказанными.
   Доктор демографии С. Радованович на конкретных примерах доказывает наличие целенаправленной статистической манипуляции в работе МТБЮ. Известно, что демографические экспертизы являются основной составляющей в процессах о военных преступлениях в этнических чистках, количестве и составе населения. Трибунал использовал методологически несовместимые и неприемлемые по качеству источники данных, манипулировал стандартными статистико-демографическими методами.
   Кстати, как и с какой целью создавался трибунал (МТБЮ)? В те годы, когда доминирование США было на небывалой высоте, ельцинская Россия все свои шаги согласовывала с президентом США, Россия была придавлена под обломками Великой империи и не имела самостоятельности во внешней политике. Козыревский МИД РФ сдавал интересы России и выполнял волю своего заокеанского хозяина.
   Трибунал был создан 25 мая 1993 г. не Генеральной Ассамблеей, а Советом Безопасности ООН, основополагающим документом при этом была не конвенция, а резолюция Совета Безопасности. Создатели трибунала представляли его как акт, основанный на существующем международном праве, то есть новые нормы права при этом не создавались. Создание МТБЮ Советом Безопасности ООН выходит за рамки его компетенции. Фактически СБ ООН грубо нарушил Устав ООН, который не предоставляет СБ судебных полномочий. Решение о создании трибунала нарушило фундаментальный принцип права: «Никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам», признанный всеми правовыми системами. Деятельность трибунала ограничена географическими (территория Югославии, кроме Словении) и временными рамками. Планировалось закончить рассмотрение дел к 2009 году, в связи с неспособностью МТБЮ рассмотреть дела в установленные сроки, мандат был продлен судей первой инстанции сначала до декабря 2010 г., а затем до 2014 г., однако в 2014 г. сроки продлены до декабря 2015 г.
    Председатель трибунала Теодор Мерон (США) с этим не согласился и заявил, что дела будут завершены в 2017году.
    Кто же судьи трибунала? Подавляющее большинство из 27 судей – англо-саксы. А вот из России ни одного судьи не было и нет.
   Судьи, прокурор, секретарь трибунала пользуются привилегиями и иммунитетами, изъятиями и льготами, согласно международному праву предоставляемыми дипломатическим представителям.
    Учрежденный незаконно, в нарушение норм действующего международного права, трибунал «не обладает юрисдикцией... а его решения не имеют юридически обязательной силы для государств». Профессор А.Б. Мизяев, изучая несколько лет деятельность МТБЮ, выявил в работе трибунала такие масштабные нарушения, как незаконные обвинительные акты, привлечение ложных свидетелей, неоказание своевременной медицинской помощи обвиняемым, не предусмотренные международно-правовыми нормами, на основе которых обязан действовать трибунал (сначала арест, а потом сбор доказательств и т.д.).
   Директор Республиканского центра по изучению военных преступлений Республики Сербской Й. Спаич отмечает предвзятый, односторонний, а порой и преступный характер деятельности трибунала, что выражается в многочисленных обысках с насильственным вторжением в частные квартиры, в насильственном изъятии документов – часто без описи изъятого, в секретных обвинениях; применение принципа коллективной ответственности, несоразмерной длительности процессов, гибели обвиняемых при задержании и в ходе процесса в камерах предварительного заключения.
   Ученые показали на конкретных примерах необъективность трибунала по многим параметрам – в применении правовых норм, в нарушении норм процессуального права, опросе свидетелей и экспертов, подборе и использовании документов, в игнорировании фактов террора в Косово и Метохии, в отказе от расследования преступлений, совершенных во время агрессии НАТО против Югославии в 1999 году и многое другое.
   Не вызывает сомнений, что МТБЮ использовался в качестве одного из орудий агрессии НАТО против Югославии. Практически всё руководство Югославии, страны, подвергшейся вооруженной агрессии со стороны НАТО, куда входят страны, представители которых являются судьями трибунала, оказалось в тюрьме Гаагского трибунала: экс-Президент С. Милошевич, все военное и гражданское руководство страны и пророссийски настроенные общественные деятели.
    Судебный следователь Общинного суда города Приштины в Косово Д. Маринкович провела большое количество расследований террористических преступлений в крае. Выступая свидетелем в трибунале, она предоставила письменные материалы и доказательства террора отрядов Освободительной армии Косова не только против полицейских, но и против гражданского населения. Однако эти материалы были проигнорированы трибуналом. МТБЮ никогда не принимал к рассмотрению данные об убитых и пропавших без вести сербов.
    В практике трибунала отсутствует принцип исправления судебных ошибок без нарушения прав осужденных.
   Всем сербам, которые обжаловали приговор, сроки наказания при апелляции увеличивали, в то же время мусульманам и хорватам – уменьшали или их освобождали из-под стражи.
    В докладе Дж. Локденда, директора исследовательских программ Института демократии и сотрудничества (Париж), одного из учредителей Британской Хельсинской группы по правам человека, говорится, что справедливого судебного процесса в отношении политических лидеров добиться сложно, так как его проводят люди с «весьма ограниченным опытом в качестве судей». И если осуществлять подобные действия, то следует «применять принцип английского права, согласно которому обвиняемого должны судить равные ему… Только в этом случае чувство реальности может быть возвращено в судебные процессы, которые столь быстро выходят из-под контроля».
    Вильям Фенрик, член комиссии экспертов ООН по сбору данных о преступлениях, совершенных на территории Югославии, заявил следующее: «Самая проблематичная вещь с этим судом – это очевидная поспешность некоторых великих держав, стремящихся как можно быстрее провозгласить определенные личности виновными хотя бы и ценой отказа от хорошо проведенного судопроизводства». Однако уже с первого шага и первого акта стало ясно, кому был предназначен этот суд. Были собраны документы только против сербской стороны конфликта. Действия других двух сторон рассматривались как стихийные, случайные инциденты. Сербам предназначалась роль преступников, а двум другим сторонам – роль жертвы. Такой подход прослеживается по всем делам, рассматриваемым трибуналом.
   С научной точки зрения серьезному анализу были подвергнуты правовые основы и проблемы функционирования МТБЮ, его эффективность и объективность. 22–23 апреля 2009 года Институт славяноведения РАН провел в Москве Международную научную конференцию, посвященную деятельности, результатам и эффективности МТБЮ. В ней приняли участие более 30 ученых из России, Сербии, Республики Сербской (Боснии и Герцеговины), Болгарии, Англии, Голландии, США. Самые разные исследователи (историки, юристы, антропологи, демографы и др.) представили не только правовую, историческую и демографическую оценку создания и функционирования трибунала, но также и политологическую и общественную оценку деятельности трибунала.
   Министр иностранных дел России Сергей Лавров в одном из своих выступлений сказал, что есть масса примеров того, как МТБЮ проявлял свою предвзятость, буквально выгораживая обвиняемых в военных преступлениях лиц несербского происхождения. «В частности, помню случай с одним из братьев Харадинай. Еще когда я был Постоянным представителем России в ООН, были распространены внутренние документы НАТО, в которых он (Харадинай) признавался военным преступником, виновным в военных преступлениях, – Сергей Лавров процитировал фразу из этих документов: он (Харадинай) получает удовольствие от убийства людей».
   Трибунал, созданный в том числе из гуманитарных соображений, оправдал человека, который получал удовольствие от убийства людей!
   Постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин еще в 2008 году заявил, что работа трибунала является неудовлетворительной: «…разоблачения бывшего прокурора МТБЮ Карлы дель Понте замалчивались трибуналом, серьезные обвинения, такие как массовое насильственное изъятие человеческих органов, попросту игнорируются». В декабре 2012 года В. Чуркин сказал, что «приговоры трибунала дискредитируют идею международного уголовного правосудия. В своей работе трибунал «не демонстрирует ни справедливости, ни эффективности. Налицо лишь завышенная самооценка».
   Комментируя приговор МТБЮ в отношении Р. Караджича, МИД России отметил, что это один из самых суровых приговоров в отношении сербов на фоне оправдательных решений в отношении мусульман и косово-албанцев.
    Сложно представить, что преступления в гражданской войне совершала лишь одна сторона. Однако МТБЮ продолжает строить миф о единоличной ответственности сербского народа.
   Не следует забывать, что МТБЮ, будучи временным институтом, существует уже более 23 лет и истратил на свое содержание миллиарды. Он игнорирует установленные СБ ООН сроки завершения его работы и тяжким бременем лежит на плечах мирового сообщества…»
    При учреждении трибунала представитель России Ю. Воронцов высказал надежду, что МТБЮ не будет местом сведения счетов или инструментом мести, а станет истинным институтом правосудия, который приведет к торжеству справедливости и здравого смысла.
    Эти ожидания не оправдались.
   МТБЮ создан с нарушением норм международного права, в своей деятельности он показал свою необъективность и пристрастность, трибунал принимает в качестве доказательств ложную информацию, сам фальсифицирует доказательства. Нарушение норм международного права, беззаконие, которые происходят на глазах у всего мирового сообщества, должны стать достоянием широкой общественности.
   «Решения МТБЮ не могут быть признаны в качестве обоснованных ни с юридической, ни с фактической точек зрения. Трибунал давно потерял свой авторитет как объективный орган международного права, показал себя инструментом определенных политических сил… Результат деятельности трибунала – серьезный ущерб системе международного права…
   МТБЮ должен быть немедленно закрыт, а его деятельность подвергнута серьезному анализу. Надо поставить вопрос об ответственности судей и других сотрудников МТБЮ за нарушение норм международного права и права трибунала» (Е. Гуськова, ведущий эксперт по югославским проблемам).
   
   

Валентина ШТРАУС


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION