19.05.2017:  ЧЕГО НЕ УЧЛИ СОЗДАТЕЛИ ФИЛЬМА «МАТИЛЬДА»?
   
    Эйзенштейн рассматривал всякое произведение искусства как «пропись» – инструкцию (программу в смысле современной кибернетики), которая в том и состоит, чтобы вести внимание зрителя тем именно путём, который автор ему предлагает... На что же направляет внимание зрителя режиссёр-постановщик фильма «Матильда» Алексей Учитель своим нашумевшим трейлером?
   Изначально основные смысловые акценты этого, как заявлено, «главного исторического блокбастера года» расставлены на якобы взаимной пылкой безудержной страсти между цесаревичем Николаем Александровичем Романовым и балериной Матильдой Кшесинской. «Любовь, изменившая Россию», не угасавшая между ними никогда, даже якобы и после женитьбы, восшествия на престол и во все дни правления Императора Николая II.
   В действительности же изменило Россию совсем другое.
    В своей книге «Заметка русскому человеку. Парадоксы истории», изданной в 1982 г. в Нью-Йорке, Юрий Романович Лариков пишет о том, что туман всяких досужих измышлений (и умышленных искажений) так затянул историю России, что не только иностранцы, но и сами русские люди уже давно потеряли всякую ориентировку и не понимают истинного смысла ни прошлых, ни настоящих событий.
    Страшные последствия той проклятой поры, когда восставшая рота запасного батальона Волынского Гвардейского полка присоединилась к бунтующей массе разного рода людей и подняла восстание в Санкт-Петербурге, отразились на всем человечестве, его мире, покое и благополучии. Сам же «хлебный бунт» ничего серьёзного в начале собой не представлял, был незначительным и мог быть легко локализован. В конце 1916 года победа России и её союзников над Германией и Австрией была уже совершенно обеспечена. Армия была хорошо снабжена, совершенно спокойна и уверена от генерала до последнего рядового в близкой победе. Никаких опасных для государства «революционных настроений» не было и в глубоком тылу. После стольких жертв и лишений, накануне победы затевать революцию? Кому это было нужно?
    Исчерпывающий ответ на этот вопрос был дан Григорием Аронсоном в его статье, напечатанной в октябре 1959 года в газете «Новое русское слово». Безо всяких оговорок и совершенно откровенно Аронсон утверждает, что Февральская революция в России была делом рук русских тайных масонских лож, «дочерних» организаций французской «Ложи Великого Востока». Керенский, который был ещё жив в это время, не только полностью подтвердил слова Аронсона, но и добавил, что, будучи под «Масонской Клятвой», он сам не имел права говорить об этом вопросе. Даже такой человек, как близкий родственник Императора, Великий Князь Николай Михайлович, известный историк, имевший доступ ко всем важным архивам государства, был членом одной из русских масонских лож.
    В книге своих воспоминаний Великий Князь Александр Михайлович, брат Николая Михайловича, упоминает чрезвычайный факт государственной измены, когда тринадцать гвардейских кавалерийских полков по личному приказу Государя должны были быть переброшены с фронта в Петроград для подавления беспорядков. Далее Великий Князь пишет так: «Позже я узнал, что изменники, сидевшие в Ставке, под влиянием лидеров Государственной Думы осмелились этот приказ отменить».
   Вот кто подтолкнул тогда государственный корабль к перевороту. Масоны, заседавшие в Думе, приказали своим братьям-масонам, занимавшим видные посты в ставке, отменить приказ Государя и этим открыли дорогу Февральской революции и всем тем «благам», которые она принесла России и всему миру.
   Слова Государя из его дневника, что «кругом измена, трусость и обман», относились именно к этому эпизоду, изменившему весь ход истории.
   «Хвала тебе, свобода,
   Тра-ла, ла-ла, ла-ла!
   Ведь с русского народа
   Ты тяготу сняла!»
   Такие песенки распевала с диким восторгом публика, украшенная красными бантами, не осознавая в своём безумии, что эта «тягота» как раз и была тем самым необходимым для корабля балластом, который придавал ему устойчивость и сопротивляемость бурям. Корабль освободился от своего «балласта» и сразу же перевернулся.
   Не хотят ли авторы фильма «Матильда» сегодня, спустя сто лет после тех трагических событий, туманом всяческих досужих измышлений, эдаким сладострастным флером постановочных эффектов, музыки, балета, богатством дорогих декораций, костюмов, массовых сцен отвлечь внимание зрителя от необходимости серьёзного осмысления и добросовестного изучения истории, переключив его на эдакие «картинки с выставки а-ля рус» имперского периода? Что ж, есть и такой жанр.
   И все бы ничего, но вдруг произошло нечто непредвиденное – «тот камень, который презрели строители, встал во главу угла».
   Всякое соприкосновение со святостью не проходит бесследно. Святой лик Царя страстотерпца Николая II, к которому благоговейно прикладываются сотни тысяч верующих, поднял из глубины их сердец такую волну негодования и возмущения, которую ничто не сможет остановить. Фривольное, хамское (по имени известного библейского персонажа) вторжение в личную жизнь Государя, мученической кровью смывшего все прежние грехи, недопустимо. У него уже не жизнь, а житие, как у каждого святого, достигшего преображения в Духе Святом. Мы все призваны к приобщению святости, но достигается оно совсем иным путём. Людям неверующим, невоцерковленным лучше этого не касаться во избежание неожиданных последствий... Да не услышать бы не только на этом, но и на том Страшном, последнем суде: «Он подтолкнул!»...
   В одном из своих интервью Алексей Учитель сказал, что в последнее время от такой непредвиденной реакции на трейлер его ещё не смонтированной картины ему «становится как-то не по себе...»
   Думается, что и самой Матильде Кшесинской было бы «как-то не по себе» от такого зрелища. Даже обиделась бы. Фильм назван её именем, а в сущности, и не о ней вовсе. Так, постольку лишь, поскольку она (согласно замыслу авторов) якобы была предметом страсти цесаревича Николая Александровича, дамой сердца всей его жизни. А дальше все по закону жанра, тут каждый художник вправе самовыражаться, так сказать, в свою меру...
   То, что она сама по себе была эпохой, что, собственно, Матильда Кшесинская русский балет и открывает, осталось где-то на втором плане, не в поле зрения. А ведь это настоящий прорыв в истории русского балета – первая русская танцовщица, исполнившая 36 фуэте, которая стала примой-балериной Императорского театра! До неё на это звание могли претендовать лишь итальянки. Это потом уже были Карсавина, Павлова, Нижинский, Ваганова, Спесивцева... Но первой в этом ряду выдающихся имён была она, Матильда Кшесинская, благодаря прежде всего своей исключительной природной одаренности, прекрасному чувству стиля, формы, актёрскому таланту. Её танец отличался не только лишь техническим совершенством. Средствами выразительного пластического рисунка она умела создать яркий сценический образ, характер, атмосферу; умела с неподражаемым изяществом носить костюм и подавать его как элемент создания художественного образа, будучи очень требовательной и бескомпромиссной в этих вопросах. Создала свою школу-студию в эмиграции и трудилась до глубокой старости.
    Расцвет её творческой деятельности совпал с периодом Серебряного века, который князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский называет своеобразной Эпохой Возрождения в русской культуре. Много уникальных, казалось бы, давно забытых и утерянных произведений театрально-декорационного искусства той поры князем Никитой Лобановым-Ростовским и его женой Ниной были спасены, с любовью и надлежащим уходом сохранены, открыты всему миру и почти все возвращены на Родину. Возможно, найдётся ещё и такой режиссёр или писатель, который изучит, с восхищением откроет для себя и преподнесёт всему миру совершенно в ином свете это уникальное достояние русского балета и всей мировой культуры – Матильду Кшесинскую.
   


   Мария ТИТЕНИЧ,
   певчая православного храма,
   режиссёр, журналист


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION