15.03.2017: С СИЛЬНЫМ ПРИВКУСОМ РУСОФОБИИ
Высшие государственные чиновники по-прежнему склонны к ленинской национальной политике

   
   После распада СССР интернациональное сознание русского народа было потрясено тем разгулом ненависти и насилия, которые русские люди испытали на себе практически во всех бывших советских республиках и автономиях. И самое страшное было в том, что их никто не защитил – ни в РФ, ни за ее пределами. Сборник «Геноцид русских в Чечне» полон страшных документов и рассказов очевидцев о массовой резне русского населения, устроенной дудаевцами в Грозном и других городах «Ичкерии». Да и в наши дни, когда уже в Чечне и Ингушетии русских остались единицы, приходят сообщения о том, что то там, то здесь вырезали целиком русскую семью вместе с малыми детьми… В 90-х годах туземные «реформаторы» изуверскими казнями и пытками заплатили русским за «становление демократии» в Приднестровье, Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, Казахстане, Туркменистане, Грузии… С русских сдирали живьем кожу, их жгли на кострах, клеймили раскаленным железом – только за то, что они русские. Думаю, что такие проявления «интернационализма» из памяти русского народа не вытравить уже никогда. Веками надо будет лечить эту память.
   В июле 2009 г., отмечая годовщину конфликта в Южной Осетии, украинский «Еженедельник 2000» опубликовал статью под симптоматичным названием: «200 лет “презрения и ненависти”: особенности грузинской русофобии». Заголовок статье дали слова известного в СССР режиссера Отара Иоселиани, который заявил буквально следующее: «Мира у нас с Россией никогда не будет!.. Если раньше мы испытывали к ней презрение, сейчас возникла ненависть». («Еженедельник 2000», 31.07.2009).
   В той же статье были приведены воспоминания Дмитрия Выдрина, опубликованные еще в декабре 2005 г. Вот они: «…Это был первый визит президента Кучмы в Грузию. Первым, помнится, поднял бокал Эдуард Амвросиевич Шеварднадзе. И тост его был за бравых парней из УНА-УНСО (т.е. за тех самых любимых Виктором Ющенко предателей и фашистских подручных. – Авт.). Наша делегация странно переглянулась, но, уважая хозяина, за это выпила. Потом были разные дежурные тосты: за мир, процветание, дружбу. Пока очередь не дошла до пресс-секретаря президента. Я как раз сидел между ним и Нани Брегвадзе, которая перед этим пела для нас русские романсы и села уже за стол. Все были уже немножко пьяненькие, поэтому тост пресс-секретаря был довольно-таки разухабистым. Он сказал: «Давайте выпьем за русских!» и сделал паузу. Все, естественно, недоуменно переглянулись, а пресс-секретарь хитренько так усмехнулся и продолжил: «Поскольку нам – грузинам и украинцам – повезло, что русские есть на свете. Мы у русских научились забирать все. Мы спим с их самыми красивыми женщинами, мы забрали у них лучшие романсы – вот Нани только что показала, что это уже не их, а наши романсы – мы забираем у них нефть и газ без оплаты... Поэтому давайте выпьем за этих лохов, которые нас кормят, поят и обеспечивают» («Украинская правда», 30.12.2005).
   Конечно, все это не умаляет любовь большинства русских людей к братскому народу Грузии. Но и забывать о том, как грузинская солдатня расстреливала в упор русских миротворцев в Цхинвале, тоже не следует. Говоря словами Александра Исаевича Солженицына, «мы докатились до Великой Русской Катастрофы 90-х годов XX века». «За столетие многое вплеталось сюда, – писал он. – Девятьсот семнадцатый год, и 70 лет большевицкого развращения, и миллионы, взятые на Архипелаг ГУЛаг, и миллионы, уложенные без бережи на вой-не, так что в редкую русскую деревню вернулись мужчины, – и нынешний по народу "удар долларом", в ореоле ликующих, хохочущих нуворишей и воров.
   В катастрофу входит прежде всего наше вымирание. И эти потери будут расти: в нынешней непроглядной нищете сколькие женщины решатся рожать? Не менее вчислятся в Катастрофу и неполноценные и больные дети, а они множатся от условий жизни и от безмерного пьянства отцов. И полный провал нашей школы, не способной сегодня взращивать поколение нравственное и знающее. И жилищная скудость такая, какую давно миновал цивилизованный мир. И кишение взяточников в государственном аппарате – вплоть до тех, кто по дешевке отпускает в иностранную концессию наши нефтяные поля или редкие металлы. (Да что терять, если предки в восьми изнурительных войнах лили кровь, пробиваясь к Черному морю, – и все это как корова слизнула в один день?). Катастрофа и в расслоении русских как бы на две разных нации: огромный провинциально-деревенский массив – и совсем на него не похожая, иначе мыслящая столичная малочисленность с западной культурой. Катастрофа – в сегодняшней аморфности русского национального сознания, в сером равнодушии к своей национальной принадлежности и еще большем равнодушии к соотечественникам, попавшим в беду. Катастрофа и в изувеченности нашего интеллекта советской эпохой: обман и ложь коммунизма так наслоились на сознание, что многие даже не различают на своих глазах эту пелену… Катастрофа и в том, что для государственного руководства слишком мало у нас людей, кто б одновременно был: мудр, мужественен и бескорыстен, – все никак эти три качества не соединятся в новом Столыпине» (А.И. Солженицын. «Русский вопрос»).
   Один из русских писателей сказал как-то, выступая на Русском Соборе: «Говорят, русский народ поставили на колени. Нет, это он встал на колени сам, чтобы помолиться перед битвой». Относится это к русскому народу или пока только к патриотической интеллигенции, покажет время.
   В ходе дебатов о статусе русского народа в РФ исследователи и публицисты, ссылались нередко на опыт Российской империи. До 1917 года ни один серьезный ученый или государственный деятель не выделял ветви русского народа в отдельные нации. Такое разделение – итог идеологии и практики сначала «ленинской гвардии», а затем либералов. Когда слово «русский» употреблялось в Российской империи, все прекрасно понимали, о чем идет речь (при том, что никому даже в голову не приходило выискивать или, наоборот, скрывать татарских, польских или немецких бабушек.
   Самосознание русского народа, увы, трагически трансформировалось за годы советской власти, при которой его постоянно заставляли «платить» за невесть какие грехи отцов и дедов, якобы угнетавших «малые народы». Из русского менталитета практически ушла сопричастность державности, ослабла вера, а с ней ушла и ответственность за весь православный мир. За такую обработку русского народа пестицидами «интернационализма» советской власти и компартии пришлось заплатить собственной гибелью, как в свое время монархии Романовых. А Путин пишет, что «попытки проповедовать идеи построения русского “национального”, моноэтнического государства противоречат всей нашей тысячелетней истории. Более того, это кратчайший путь к уничтожению русского народа и русской государственности. Да и любой дееспособной, суверенной государственности на нашей земле» («Независимая газета»). Будто ничему и не научили наших власть предержащих трагические ошибки их советских предшественников.
   Советская национальная политика, как и национальная политика царского самодержавия, по-настоящему не состоялась, потому что объектом и субъектом этой политики не стала русская нация. Русский народ в массе своей не рассматривал страну как свое национальное государство, поэтому не стал защищать ее от распада ни в 1917, ни в 1991 г. Будет ли защищать он от балканизации Российскую Федерацию, если в один несчастный день очередной Горбачев объявит о ее расформировании на национальные автономии? Думаю, что не будет. Забота рядового русского человека о своей державе должна быть подкреплена как морально, так политически и экономически. А в РФ русский человек этого подкрепления не имеет. Глубокое противоречие между русской нацией и государством в нынешней Российской Федерации сохраняется. Согласно разработанной с участием Р.Г. Абдуллатипова «Концепции государственной национальной политики Российской Федерации» признается, что «межнациональные отношения в стране во многом будут определяться национальным самочувствием русского народа, являющегося опорой российской государственности». А ведь надо было бы сказать не «опорой», а «становым хребтом». Историк и православный публицист Владимир Махнач (автор книги «Империя для русских. Как построить “Русский мир”». М.: Алгоритм, 2015) использовал термин «стержневой этнос» для характеристики роли русского народа в России. В РФ у государства, увы, нет такого понимания. Его национальная политика в новых условиях должна быть направлена прежде всего на возрождение культуры и традиций, самосознания, патриотизма русского народа. А она, как показали многочисленные правительственные Госсоветы 2000–2011 годов, посвященные национальному вопросу, по-прежнему строится на ленинских заветах образца 1923 г., а поэтому и русский народ по-прежнему бесправен и угнетен. И тех, кто выступает за его законные права, сплошь и рядом объявляют «экстремистами», обвиняют в «разжигании национальной розни». От этого «самочувствие» русского народа, прямо скажем, неважное.
   В советские времена нам морочили голову по поводу того, что в СССР якобы сложилась «новая историческая общность – советский народ». При Хрущеве это пытались даже внести в Программу КПСС, но все же не решились. Но о какой общности можно было говорить даже тогда, когда при всем строжайшем контроле над настроениями населения, национализм «туземных народов» в СССР процветал пышным цветом. Достаточно вспомнить, как в Узбекистане националистические банды в 1976 г. вырезали финками звезды на спинах русских ребят, которые по воле сердца приехали помочь им восстанавливать Ташкент после землетрясения. А кто бывал в Прибалтике в те же 70-е годы, или на Украине, или в Грузии, разве не встречался через раз с нежеланием аборигенов говорить на русском языке, который они прекрасно знали и знают до сих пор, как теперь выясняется. А все это после распада СССР воплотилось в официальную русофобию и нагнетание ненависти к русскому народу.
   Российские власти тоже пытаются изобрести нечто подобное «новой исторической общности». Вот, например, выступал на рабочей встрече по вопросам межнациональных и межконфессиональных отношений в феврале 2004 г. в г. Чебоксары Президент РФ В.В. Путин сказал: «Еще в советские времена говорили о единой общности – советском народе. И были под этим определенные основания. Полагаю, что сегодня мы имеем все основания говорить о российском народе как о единой нации» (см. «Российская газета», 06.02.2004). Да нет для этого пока оснований, как и тогда не было, если только формулировку г-на Путина не уточнить: «Российский народ является единой нацией при государствообразующей роли русского народа»! Тогда у нас не было бы в «национальных» республиках, где «титульная» нация составляет меньшинство при русском подавляющем большинстве, таких местных органов власти, где в подавляющем большинстве представлен именно «титул». Окончательно освободившись от национального нигилизма и русофобии, россиянам (в первую очередь власть пре-держащим), действительно пора осознать, что как говорили классики, «Россия может быть только государством русского народа или ее не будет вовсе» (см. Соловей В.Д. Русская история: новое прочтение. М., 2005. С. 312. См. также: Соловей Т., Соловей В. Апология русского национализма: Невозможно строить демократическое государство и нацию без национализма. Политический класс. 2006. № 23).
   Попытки законодательным путем закрепить за русским народом статус государствообразующего народа предпринимались не раз после развала СССР. Так, еще в октябре 2006 года Комитет Госдумы по делам национальностей утверждал концепцию законопроекта «Об основах государственной политики в сфере национальных отношений в РФ». В первоначальном тексте законопроекта (ст. 16), внесенном группой депутатов фракции «Единая Россия», говорилось, что «русский народ признается государствообразующим народом, самоопределившимся на всей территории РФ», а органы госвласти всех уровней «обязаны учитывать потребности и интересы русского народа». Однако в конечном итоге понятие «государствообразующая нация» было изъято, как и следующее положение об обязанностях госвластей.
   Дискуссии по этому жизненно важному для русского народа вопросу не прекращаются.
   Один из наиболее детально разработанных проектов давно назревшего закона о русском национальном государстве был опубликован еще в 2001 г. Согласно тому проекту Россия в соответствии с международными стандартами объявлялась мононациональной страной, а русский народ – государствообразующим народом. Понятие «русская нация» приравнивалось к понятию «русский народ». Авторы проекта по-своему использовали китайское понятие «хуацяо». Так обозначаются зарубежные китайцы, которые тем не менее признаются частью китайской нации. В проекте 2001 года исходили из того, что «Русскую нацию (народ) составляют русские, являющиеся гражданами России, и русские, не являющиеся гражданами России, постоянно или временно проживающие за границей, как имеющие иностранное гражданство, так и лица без гражданства. Проект признавал разделенное состояние русской нации (народа) (ст. 6) и факт геноцида русских, который должен быть подвергнут историческому расследованию (ст. 13). Ст. 12 квалифицирует русофобию как преступление против государства и требует преследования ее в уголовном порядке. Важным положением проекта является ст. 14: «Русский народ, как государствообразующий, должен иметь во всех органах государственной власти и органах местного самоуправления Российской Федерации квоты, соответствующие его удельному весу в составе населения соответствующей административно-территориальной единицы» (См. «Национальная газета», № 5, 2001).
   Конечно, редакция такого закона – дело не отдельных личностей и политиков, а предмет национального референдума. Вот там бы и выяснилось, готов ли русский народ взять на себя новые конституционные обязанности и новую историческую роль в Русском национальном государстве. Конечно, для этого необходим полный и радикальный пересмотр решений, законов и подзаконных актов, принятых ранее в интересах узкого (и нередко нерусского) меньшинства, прежде всего законодательства о земле и природных ресурсах. Давно назрел пересмотр законодательства о гражданстве с запретом лицам с двойным гражданством находиться на государственной службе и одновременно с признанием гражданами России всех лиц, русских по происхождению (в том числе по их желанию и свободному волеизъявлению всех, кто мог бы считаться «коренными русскими» в Российской империи). Потребуется и жесткое законодательство о миграции – в интересах коренных народов, живущих на территории РФ. Нужны новые законы о культурной автономии и местном самоуправлении в любых формах (советы, церковные общины, сельские управы, казачий круг и т.д.), законы о сохранении местных обычаев, местных промыслов и т.д. И многое другое. В том, что касается уголовного законодательства, то и оно должно быть пересмотрено с учетом национальных интересов русского народа.
   Увы, такой подход в российских верхах не разделяют. Взгляд на «единую общность», высказанный в бытность Путина президентом в 2004 г., мало изменился. Неужели склонность к ленинской национальной политике объясняется некими высшими государственными интересами?
   
   

Владимир БОЛЬШАКОВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION