23.12.2016: ПРИЗРАКИ ТЕРРОРИСТОВ БРОДЯТ ПО СТОЛИЦЕ
   
    Со времён татаро-монгольского ига и до наших дней вся история России связана с Москвой. Но это никак не отражалось в названиях её улиц. И лишь глобальные события последних ста лет до неузнаваемости изменили топонимический облик столицы. Раньше на Руси не принято было присваивать улицам имена людей – даже очень известных и именитых, вплоть до царей. Названия возникали или естественным образом (географические особенности, специфика населения, предназначение улицы), или имя улице давал храм, стоящий на ней. Наши предки понимали мистическое значение имени как для человека, так и для местности.
   Помните крылатое выражение: «Как корабль назовёшь, так он и поплывёт»? Вот и присваивались улицам названия такие, которые, как предполагалось, не будут меняться веками, и, стало быть, эта незыблемость благотворно скажется на всём населении улицы, города, страны.
   Понимали это, видимо, и победившие в Гражданской войне большевики, когда начали переименовывать улицы в Москве, а вслед за ней – и «по всем градам и весям» России. Давая новые имена старым улицам, они стирали прошлое. Называя новые улицы по-своему, они стремились закрепить свою победу в грядущем веке. И это им удалось. Эпоха советской власти прошла, а дух её до сих пор воздействует на нас и незримо вносит в наши души раздор, непонимание, отчуждение. Может быть, мы потому и не можем прорваться в лучшее будущее, что нас тянут вниз гири прошлого – не того прошлого, что живёт в памяти, а того, что реально продолжает вгрызаться в настоящее.
   Мало кому известно, что в Москве (несмотря на бум 90-х, когда восстанавливались прежние топонимы столицы) до сих пор более ста тридцати улиц несут на себе кровавую печать двух революций и Гражданской войны (данные топонимического словаря на Яндексе). Я не призываю к немедленному и тотальному переименованию всех улиц, названных в честь революционеров и участников братоубийственной бойни или каких-либо событий того периода в нашей истории. Фанатизм плох в любом деле.
   Я хочу коснуться лишь одного аспекта затронутой проблемы – терроризма, порождающего бесчеловечную жестокость. Ведь доныне над нашей столицей витают призраки нелюдей, проливших реки невинной крови, которая продолжает взывать к небу. Каждый раз, прочитывая взглядами или произнося вслух их имена, написанные на уличных табличках, мы вызываем их чёрные души из глубин ада. Есть, конечно, герои Гражданской войны, честно погибшие на её фронтах. Они заблуждались, но искренне шли умирать за свои идеалы. Они достойны если не оправдания, то хотя бы уважения. Но эти…
   Сегодня Россия ведёт борьбу с международным терроризмом. Ведёт успешно. Вот только доведёт ли до победного конца, если не может до сих пор справиться со своим историческим терроризмом, запечатлённым в названиях улиц? Давайте посмотрим, чьи мрачные тени бродят вдоль стен столичных домов и злорадствуют, что мы вынуждены поминать их ежедневно.
    Улица Войкова и станция метро «Войковская». Названы в честь террориста и цареубийцы Петра Войкова. Он лично участвовал в расстреле Царской семьи и уничтожал трупы убитых. Всю жизнь хвастался этим «подвигом».
   Улица Желябова. Названа в честь главного организатора убийства императора Александра II.
   Улица Халтуринская в Преображенском районе. Названа в честь Степана Халтурина, в феврале 1880 года подорвавшего Зимний Дворец с целью покушения на императора Александра II. Погибли 11 человек, 56 ранены.
   Улица Дыбенко в районе Ховрино. Названа в честь Павла Дыбенко, ленинского наркома по морским делам. Знаменит тем, что 5 января 1918 года отдал приказ расстрелять мирную демонстрацию в Петрограде. А во время подавления Кронштадтского мятежа беспощадно убивал моряков – своих бывших товарищей и подстрекал к убийству офицеров.
   Улица Артабекова в Преображенском. Георгий Артабеков на Северном Кавказе в огромном количестве уничтожал интеллигенцию, священников и недовольных советской властью. Собственноручно убил генералов Рузского и Радко-Дмитриева. Убивал за малейшие проступки своих же подчинённых – красноармейцев. В белогвардейской печати он олицетворялся со всеми «зверствами большевизма».
   Улица Кедрова в районе станции метро «Академическая». Михаил Кедров до революции был пациентом психбольницы. Будучи на чекистской работе, отправлял в концлагеря детей 8–15 лет. Прославился пытками молоденьких гимназисток. Приказывал топить баржи с пленными белогвардейцами, а пытавшихся спастись – расстреливал из пулемёта. Убивал крестьян семьями. Особенно любил издеваться над стариками.
   Площадь Белы Куна в Гольяново. Бела Кун, венгр по национальности, после неудачной попытки совершить революцию у себя на родине в 1919 году бежал в Советскую Россию. При захвате Крыма красными войсками ради экономии патронов приказывал пленных белогвардейцев связывать по нескольку человек колючей проволокой и топить в море. Был сподвижником Землячки – изощрённой садистки в чекистской форме.
   Пожалуй, достаточно! Вот такие кровавые призраки до сих пор бродят по улицам русской столицы. Помнить исторических убийц и террористов надо. Но память их увековечивать нельзя. Иначе вовек нам не избавиться от их тлетворного революционного духа, который неизбежно порождает террор и насилие.
   
   

Игорь ГРЕВЦЕВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION