23.12.2016: РУССКИЙ НАРОД И РОССИЙСКАЯ НАЦИЯ
   
    7 декабря в Московском доме Союза писателей России состоялось очередное заседание общественной организации «Русское Собрание» на тему «Русский народ и российская нация. К обсуждению идеи закона о российской нации». В конференц-зале собрались представители региональных отделений «Русского собрания», руководители и члены Союза православных граждан, Общероссийского общественного движения «Народный Собор», Международного фонда славянской письменности и культуры и других организаций, а также учёные, государственные служащие, писатели и публицисты. После православной молитвы началось обсуждение этнографических, политических, социальных и других вопросов, отражающих проблематику формирования нации.
   Понятия «русский народ», «русская нация» и «российская нация» за последние полтора века постоянно сменяли друг друга и зачастую выступали в качестве синонимов, в какой-то степени путаница сохраняется до сих пор, что затрудняет восприятие данных терминов обществом. Об этом упомянул в ходе исторического экскурса Председатель Русского Собрания, главный редактор «Русской народной линии» Анатолий Степанов. Отечественная война 1812 года по праву считается периодом подъёма народного единства и, как следствие, пробуждения национального сознания. Впоследствии национальная идея была выражена формулой министра народного просвещения Российской империи С.С. Уварова «Православие – Самодержавие – Народность», однако последний сегмент триады всегда оставался расплывчатым звеном. В целом, как подчеркнул Анатолий Дмитриевич, для эпохи было характерно имперское понимание слова «русский», поэтому в широком смысле русским считались и татарин, и еврей, и грузин. При этом граф Уваров в большей степени находился под влиянием немецкого романтизма, нежели народной культуры, поэтому в жизни мужика не слишком разбирался. Зато Ю.Ф. Самарин и И.С. Аксаков отвечали перед законом за осуждение остзейских баронов, которые угнетали крестьян. Расцвет панславизма ознаменовали 50–60-е годы, и в спор с ним вступили сторонники приоритета внутреннего развития государства над помощью славянам. По-настоящему остро национальный вопрос встал на рубеже XIX–XX столетий, когда забурлили сепаратистские настроения в национальных окраинах, что способствовало подъёму русского национализма. В 1900 году сложилось первое «Русское собрание», а далее возникают «Чёрная сотня» и Всероссийский национальный союз. Националисты из последней организации были склонны к взаимодействию с либеральными деятелями, состояли в так называемом Прогрессивном блоке и впоследствии оказались участниками событий февраля 1917 года. Так, входивший в эти круги публицист В.В. Шульгин отправился в Ставку в составе печально известной делегации, чтобы принимать отречение Государя императора Николая II. Таким образом, часть националистов, переметнувшись от поддержки трона к оппозиционному курсу, вместе с либералами способствовала крушению монархии.
   В среде эмиграции национализм сохранялся, а видный идеолог белого движения философ И.А. Ильин дал ему сугубо позитивное определение в программном тексте для Русского Общевоинского союза «Наши задачи». Примечательно, что параллельно с этим в СССР в ходе «Ленинградского дела» руководство страны репрессирует участников советского националистического проекта, найдя в нём угрозу. А позже уже Н.С. Хрущёв заявит о формировании новой общности – советского народа. В конце 70-х годов следует череда увольнений с руководящих постов крупных издательств и СМИ национально-ориентированных редакторов, а Владимир Осипов оказывается в тюрьме за выпуск «реакционного славянофильского издания». Как отметил А.Д. Степанов, сам Юрий Андропов упоминал об угрозе для режима «русистов», причём, по его предположению, в этих новых славянофилах и почвенниках он находил более серьёзную опасность, чем в диссидентах. Попытка «национализации» коммунизма была жёстко предотвращена, и в итоге власти не дали русской интеллигенции найти подход к партийной номенклатуре среднего звена, лишив себя впоследствии её поддержки.
   Сегодня национальный вопрос ещё более актуален, особенно после заседания Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям 31 октября в Астрахани, где говорилось о необходимости «закона о российской нации». Продвижением этого проекта занимаются заведующий кафедрой национальных, федеративных и международных отношений РАНХиГС Вячеслав Михайлов и директор Института этнологии и антропологии РАН академик Валерий Тишков, подход и деятельность которых являются предметом критики со стороны представителей патриотической и консервативно мыслящей общественности.
    С основным докладом выступил социолог, координатор Экспертного совета клуба «Российский парламентарий», автор книги «Русская нация. Современный портрет» Сергей Баранов. Он заметил, что проект закона о российской нации критически оценивают представители как национальных меньшинств, так и русофилов. Одни видят в этом перспективу ущемления, другие – размывания. Главная проблема в том, как полагает докладчик, что авторы проекта в конкретном случае рассматривают нацию как понятие этническое, а не гражданское. В целом подход В. Михайлова построен на смешении гражданско-политического и этнического. Современное понятие «российская нация» возникло совсем недавно – на волне постмодернистского тренда в качестве замены понятий «аморфный русский народ» или «русская нация». Его внедрение активизировалось в 2000-е годы, когда оно попало в документы государственного планирования. Сергей Дмитриевич охарактеризовал его как «искусственный деструктивный термин». Он подчеркнул важность смены этнонима, сравнив это с вытеснением слова «малоросс» наименованием «украинец», в результате чего по истечении времени значительная доля русских тоже стала считаться украинцами. Сегодня в России около 80% русских, а если учитывать ассимилированные малые народы, то больше, и с этой позиции докладчик считает нежелательным принятие закона, закрепляющего эту конструкцию. По его мнению, есть риск того, что авторы хотят перенести на здешнюю почву принцип «плавильного котла», через который пройдут все народы России, а также мигранты из Средней Азии, интенсивно прибывающие в Россию последние десять лет. А замещение коренного населения и смешение – необходимые условия осуществления этого сценария.
   В качестве решения докладчик считает рациональным понизить правоустанавливающий статус документа о российской нации – с закона до договора, меморандума, затянув его принятие. Также он считает своевременным обратиться к Президенту РФ В.В. Путину с просьбой ввести в Конституцию положение о государство-образующей роли русского народа в России, поскольку это – гарант целостности государства.
   Вторая часть выступления была посвящена рассмотрению понятия «большая русская нация» и концепции триединого русского народа. Ещё один показатель ущербности проекта российской нации – он привязывает понятие к государственным границам, вследствие чего все русские, находящиеся за пределами РФ, исключены из состава. А речь идёт не о диаспорах, а о целых регионах постсоветских государств, где есть русское население. В некоторых оно стало заложником других национальных проектов, как в Молдавии и на Украине, поэтому там стоит острый вопрос отделения. В Белоруссии, по мнению докладчика, ситуация ещё не так накалена, но вопрос может встать в случае выделения нацменьшинства, ориентированного на отдельную нацию. Наконец, есть и север Казахстана, но евразийская интеграция и китайские проекты исключают возможность изменений, однако национальные права русских должны быть закреплены. Вообще о триедином русском народе сегодня можно говорить только как об историко-культурном и историографическом явлении. За ХХ век самосознание народа пережило метаморфозы. В частности, деятельность Австро-Венгрии, Польши и особенно большевиков заложила фундамент отделения малороссов от русской нации, поэтому только юго-восток Украины сегодня остаётся её частью. Уже нельзя отрицать существование отдельной украинской нации. Политика А. Лукашенко также способствовала тому, что на данный момент часть населения Белоруссии этнополитически не относится к русским. Поэтому, заключает Сергей Дмитриевич, объективный вариант триединства следует скорректировать и рассматривать применительно к конкретным регионам. Что касается реального состава русской нации с учётом этнических реалий, то 70–75% её составляют великороссы, 12% – малороссы, 5% – белорусы, 8–9% неславянские народы и их части, до 2,5% – финно-угры. Таким образом, докладчик включает в состав большой русской нации прошедший ассимиляцию нерусский элемент, указывая на Византийскую империю, где при этническом многообразии ядром всегда были греки.
   Затем С.Д. Баранов говорил о национальной политике. По его оценке, эпоха Б. Ельцина связана с эскалацией национальных конфликтов, а современная модель, построенная на многонациональности, конструировании российской нации, частичном миграционном замещении, заключается в единстве на базе смешанной общности. Необходим новый вектор – стабильного устройства на базе этнокультурного большинства при сохранении народов. Сергей Дмитриевич видит это как государствообразующую русскую нацию, составляющую до 90% населения вместе с зарубежными частями, плюс другие народы России, каждый из которых имеет своё место в государственной системе; вместе они образуют гражданскую нацию, сохраняя одинаковые права граждан, но разные роли. Это традиционная схема: национальное большинство в соединении с нацменьшинствами. Подводя итог, докладчик подчеркнул, что основа стабильности национально-государственного устройства – государствообразующий статус русского народа, что должно осуществиться одновременно с признанием коренных народов России как субъектов национальных отношений внутри страны и их особой роли в титульных регионах. Для эффективности он рекомендовал внести в понятийный аппарат правовых актов ряд дополнений, как этнокультурное большинство и меньшинство.
   Выступление С.Д. Баранова вызвало оживлённую дискуссию в аудитории. После острого обмена мнениями своими соображениями поделился заместитель председателя Совета Ассамблеи народов России, председатель Комитета САНР по этнокультурному развитию русского народа Игорь Круговых. Он обратил внимание на принятую сейчас Стратегию национальной политики г. Москвы до 2025 года, где, по его словам, в основе всего – русская культура и все пункты для защиты интересов русского большинства уже приняты, за исключением положения о государствообразующей роли.
   Руководитель Центра этнокультурной стратегии образования Федерального института развития образования Ольга Артёменко не согласилась с предыдущим оратором, сославшись на его неосведомлённость в реалиях обстановки в регионах. По её словам, сегодня там фактически сформировалось самосознание, вследствие чего в республиках типа Татарстан, Башкортостан или Марий-Эл молодые ребята из титульных народов говорят: зачем нам учить русский язык?, – и сами русские чувствуют себя очень неуютно. Любое выделение русских может быть воспринято как противопоставление, что взрастит противоречия. Ольга Ивановна убеждена, что московская стратегия только спровоцирует ту же Казань на ответную программу, прописывающую ещё большую автономию. Другое дело, что необходимы общефедеральные концепции, регулирующие взаимоотношения народов, поскольку сегодня все народы титульные, и только русские вообще никак не обозначены, а несоответствия в законодательстве позволяют субъектам обходить федеральные законы.
   Председатель Общества русской культуры Республики Татарстан и Казанского отдела «Русского Собрания» Михаил Щеглов рекомендовал русским не следовать логике меньшинства и не упираться чрезмерно в этническую компоненту. Он считает первостепенным формирование общегражданской идентичности. Председатель Нижегородского отделения организации «Русское Собрание», координатор Движения «Народный Собор», академик Международной Славянской академии наук, образования, искусств и культуры Сергей Скатов заявил, что население Нижегородской области на 96% состоит из русских, но сами они плохо представляют, что такое «русское». Уровень образования и самосознания предельно низок, а развитие русской культуры оставляет желать лучшего, поэтому нужно развивать их. Доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института мировой литературы имени А.М. Горького РАН Всеволод Троицкий привёл определения понятий «народ», «народность» и «нация», заключив, что формирование народа происходит естественно и искусственно создать его усилиями неких экспертов невозможно. Профессор В.Ю. Троицкий также сказал о процессе усечения русской культуры, культурном геноциде, который, по сути, мирно протекает в наши дни. Писатель Владимир Крупин рассуждал о падении и взлёте религиозного чувства. Он уверен, что при настоящей опасности Россия консолидируется и делает шаг вперёд. Настоятель храма Святителя Николая на Берсеневке игумен Кирилл Сахаров заявил о негативном отношении к проекту закона о российской нации и, сославшись на его авторов и лоббистов, заметил: «Может ли нечистый источник дать чистую воду?» Отец Кирилл убеждён, что такой закон приведёт к размыванию русского этнокультурного ядра.
   Ведущий научный сотрудник Центра междисциплинарных исследований, мониторинга, экспертизы и анализа межнациональных и межконфессиональных отношений Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачёва Татьяна Беспалова высказалась против закона, а заодно и против концепции русской нации. По её мнению, исторически обусловлен концепт «русский народ» как этнонациональный тип идентичности. К двум другим типам она относит гражданскую идентичность – российскую нацию и широкую цивилизационную идентичность соответственно. Татьяна Викторовна предупредила, что при текущей политизации идентичности надо быть на 100% уверенным в возможности реализовать потенциал в случае достижения цели, например закрепления государствообразующего статуса, потому что бездействие дискредитирует всю идею. Как она заключила, хозяин дома не доказывает, что он хозяин, а подтверждает это поступками.
   

Филипп ЛЕБЕДЬ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION