01.03.2013: ГИБЕЛЬ СЕМЬИ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II: СОКРЫТИЕ СЛЕДОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ НА ПРОТЯЖЕНИИ ВЕКА
   
   
   

Главному редактору газеты «Русский Вестник»
   А.А. Сенину


   
    Уважаемый Алексей Алексеевич! В Вашей газете (№ 4, 2013, стр. 7) опубликовано открытое обращение от имени Совета учредителей Союза Русского Народа (СРН) к Священноначалию Русской Православной Церкви, в котором в числе прочих был затронут один из самых важных для русского народа вопросов, связанный с насильственным захватом власти в России её врагами в 1917 году и тайным убийством Государя Императора и Главы нашей Православной Церкви Николая Александровича Романова.
    Это многоэпизодное преступление повлекло невиданного масштаба геноцид генетически здорового русского народа и народов, добровольно присоединившихся к русским и присягнувших Русскому Царю.
    Насильственный захват власти и убийство Царя прервало процесс развития русского народа, осуществлявшегося по законам Божиим. Взаимосвязь этих событий в настоящее время стала совершенно очевидной.
    Сегодня многие люди уверены, что от позиции действующего Священноначалия, безусловно, будет зависеть дальнейшая судьба русского народа и одновременно существование Русской Православной Церкви.
    В этой связи опубликование в «Русском Вестнике» обращения учредителей СРН чрезвычайно актуально.
    Как видно из многих источников, сегодня русские люди обращают внимание на то, что делатели опусов о новейшей истории России по накатанной схеме продолжают обходить тему масонского проникновения в церковно-государственные институты России в начале прошлого века и связку иерархов РПЦ с масонами накануне февральских и октябрьских событий 1917 года. Вместе с тем анализ показывает, что значительную роль в распространении революционной заразы и дискредитации Царя в народе играли тогдашние церковные иерархи.
    Так, например, товарищ обер-прокурора Святейшего Синода князь Н.Д. Жевахов вспоминал, что «в предреволюционное время натиск на Царскую Россию вели не только пиджаки и мундиры, но и смиренные рясы», что российская «революция явила всему миру портретную галерею революционеров, облечённых высоким саном пастырей и архипастырей Церкви».
    Кто-либо ответил на вопрос, почему в феврале 1917 г. члены Святейшего Синода воспринимали инспирированные в Петрограде революционные события как должное и почему Синод как-то странно молчал в период, когда подтачивались столпы Русского государства и Русской Православной Церкви?
    Более того, на слухи и сообщения антигосударственных СМИ тех времен о якобы отречении Николая II от престола Государства Российского за себя и за сына в пользу Великого Князя Михаила Александровича» от 2 марта 1917 г. и о т.н. отказе Великого Князя Михаила Александровича от восприять верховную власть от 3 марта члены Синода 6 марта отреагировали молебном с возглашением многолетия «Богохранимой Державе Российской и Благоверному Временному Правительству», прекрасно осознавая, что Временное правительство целиком состоит из масонов, т.е. тайных приверженцев церкви антихриста.
    При этом Синод не располагал официальными документами, подтверждающими самовольное отречение Царя Николая II от Престола, и не мог не понимать, что Помазанник Божий и Глава земной Русской Православной Церкви неправомочен при жизни отречься от Престола.
    Таким образом, Синод официально провозгласил начало «новой государственной жизни» России, а русскому народу было объявлено, что революционные события - это якобы свершившаяся «воля Божия». Иными словами, Синод фактически санкционировал и публично одобрил насильственный захват власти со всеми вытекающими отсюда последствиями для Дома Романовых.
    Справка. В Русской Церкви первым постоянно действующим синодом был Святейший Правительствующий Синод, учреждённый Петром I как государственный орган церковного управления. Это произошло 25 февраля 1721 года, когда Феофан Прокопович (1681–1736), церковный деятель, писатель и преданный соратник Петра I, обнародовал составленный по поручению Царя «Духовный регламент». В конце 1917 года Всероссийский Поместный Собор учредил Священный Синод.
    Как видно, за этим архиерейским молчанием тщательно скрывались антимонархические настроения. Они ярко проявились в реакции членов Синода на поступавшие к нему в конце февраля 1917 года просьбы о поддержке Самодержавия со стороны отдельных граждан России и некоторых государственных чиновников. Например, такую просьбу содержала телеграмма, отправленная 23 февраля от Екатеринославского отдела Союза Русского Народа.
    В разгар искусственно инспирированных забастовок председателю Синода митрополиту Киевскому Владимиру еще в феврале 1917 года неоднократно было предложено выпустить воззвание к населению – «вразумляющее, грозное предупреждение Церкви, влекущее, в случае ослушания, церковную кару».
    Однако митрополит Владимир после перевода его с Петроградской на Киевскую кафедру по непонятным причинам стал выражать недовольство Императором Николаем II якобы за «вмешательство» Того в дела Церкви, а затем демонстративно отказался помогать Царю и, следовательно, монархии.
    Как известно, находясь в эмиграции, Жевахов писал, что якобы его призыв о поддержке монархии нашёл отклик у католической церкви, выпустившей краткое, но определённое обращение к своей пастве с угрозой отлучить от св. церковных таинств каждого, кто примкнёт к революционному движению. И, по мнению Жевахова, «ни один католик не принимал участия в процессиях с красными флагами».
    После насильственного захвата власти, а точнее, 4 марта 1917 г., состоялось торжественное заседание Св. Синода. На нём председательствовал митрополит Киевский Владимир и присутствовал новый синодальный обер-прокурор В.Н. Львов, накануне назначенный на эту должность масонами из так называемого Временного правительства.
    Осведомленные члены Синода за исключением отсутствовавшего митрополита Питирима публично продемонстрировали свою великую радость по поводу наступления новой эры в жизни Православной Церкви.
    Тогда же из зала заседаний Синода по команде В.Н. Львова было вынесено царское кресло, которое в глазах пораженных иудовым грехом иерархов в одночасье как бы превратилось в символ «цезарепапизма в Русской Православной Церкви», то есть символ как бы порабощения Церкви государством.
    Тот же Жевахов Н.Д. в своих воспоминаниях подчеркивал, что кресло было вынесено непосредственно новым обер-прокурором, которому помогал и один из церковных иерархов.
    Обращает на себя внимание, что на следующий день, 5 марта, Синод повелел, чтобы во всех церквях Петроградской епархии многолетие Царствующему Дому «отныне не провозглашалось». Но и к этому времени в Синоде не было достоверных данных об отречении Николая Александровича от престола.
    В этом проявилась не только вся иудова сущность «верноподданнических» чувств синодальных архиереев, но и их любовь к масонству.
    Однако последователи Иуды не повеселись, а приступили к реализации планов по исправлению богослужебных книг. Подробный перечень богослужебных изменений был рассмотрен Синодом уже 18 марта 1917 г., после чего Синодом было вынесено определение о правильности предложенных Комиссией изменений в церковных молитвословиях. При этом и к 18-му марта самого текста отречения Государя Императора никто в глаза не видел и из уст Главы Церкви слов о подписании Им манифеста, который юридически закреплял бы официальный отказ от престола, никто не слышал.
    Однако суть поспешных изменений сводилась к замене молитв о Царской власти молитвами о «Благоверном Временном правительстве», то есть по существу власти лукавого. При этом в синодальном определении Царский Дом подчеркнуто был упомянут в прошедшем времени, то есть в невозвратном прошлом.
    Смотря в глубину тех событий, невозможно поверить, что Священноначалие внесло изменения в содержание богослужебных книг с необычайной лёгкостью: церковно-монархическое учение о государственной власти, исторически утвердившееся в богослужебных книгах Русской Церкви и до марта 1917 г. созвучное «уваровской» триединой формуле «За веру, Царя и Отечество», было нарушено.
    В этих богослужебных книгах разным образом поминается всё учение Церкви. Государственное, в частности, учение, содержащееся большей частью в суточном круге богослужебных книг, отражает отношение Церкви к государственной власти в виде ектенийных прошений и множества различных молитвословий. По частоте поминовения Царская власть уступала место только поминовению Божией Матери. Молитвы о Царе буквально не сходили с уст Церкви: ежедневно все богослужения начинались и заканчивались поминовениями Помазанника Божия, власть Царя в течение суток славословилась в качестве, например, выражения церковного учения о государственной власт, множество раз [Служебник. Пг., 1916. С. 547].
    Как видно, все делалось для создания текстов «богословского оправдания» масонской революции. В переделанной богослужебной формулировке получалось, что всякая власть от Бога: как Царская, так и иллюзорное народовластие.
    Этим в богослужебной практике проводилась мысль, что смена формы власти как в государстве, так и в Церкви (в смысле молитвенного исповедания определённого государственного учения) – явление не концептуального характера и вовсе не принципиальное.
    Вопрос же об «альтернативе» власти, то есть о должном выборе Учредительным собранием между народовластием и царством, был Синодом решён и богословски, и практически в пользу иллюзорного народовластия.
    Четыреста лет прошло с того времени, когда в феврале 1613 г. русский народ принес присягу на верность Роду Романовых, царствовавшему на счастье России до 1917 г.
    Велики были подвиги русских Царей богоносной династии, вступавших на прародительский Престол и свято служивших Богу и Отечеству, охраняя Православную Церковь, христианскую государственность и русский народ со всеми верноподданными народами империи.
    Христианской Руси было суждено стать могущественной державой, вызывавшей у ее врагов страх, ненависть и сатанинскую злобу. Ключевую роль в сохранении стабильности развития государственной жизни России, где после Акта Императора Павла I от 5 апреля 1797 г.1 наследственная передача Самодержавия превратилась в закон, играла священная и неприкосновенная Особа венчанного на Царство Всероссийское2 Государя Императора и Помазанника Божьего3 , повиноваться власти Которого «не только за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает».4 Царь и Император вступал на Престол бессрочно, до своей кончины, когда Его по закону сменял Наследник, воцарение которого сопровождалось принесением Ему всенародной присяги и совершением чина священного коронования и миропомазания.
    Так российское династическое престолонаследие обеспечивало легитимное наследственное преемство Всероссийского Престола и Верховной Самодержавной власти вместе с подчиненными русскому Государю властью законодательной, судебной и властью управления.5 Никто не мог лишить боговенчанного Императора и Главу Церкви Престола.6 И сам Он не мог от него отказаться. Ни в силу закона, который этого не предусматривал, ни в силу своего священного Царского чина, занимающего в церковной иерархии особое место.
    Понимая это, заговорщики, предатели веры и государственные преступники, задумавшие уничтожить Царствующую династию и русскую самодержавную монархию, пустили в ход выдумку о возможности добровольного отречения Всероссийского Императора от Престола.
    Обращаем на это внимание, поскольку не прекращается появление на свет многочисленных исследований, где их авторы рассуждают о том, как то ли добровольным отречением, то ли насильственным отрешением от Престола Николая II закончилась власть династии Романовых в России.
    На наш взгляд, это результат введения в заблуждение людей, анализирующих подсовываемые им ложь 1, ложь 2, ложь 3 и т.д., либо это целенаправленное сокрытие истины. Обращая внимание на оформление документов, связанных с обстоятельствами смены власти в марте 1917 г., выдвигаются даже абсолютно невероятные предположения о том, что Император намеренно составил и подписал заведомо юридически ничтожный акт отречения.
    Есть и другие версии и невразумительные догадки, авторы которых, похоже, перепутали наследственного русского монарха с предавшими Его и Самодержавие омасоненными заговорщиками, которым патологическая наглость и мастерство лжи передавались по рождению.
    При этом все существующие варианты о якобы отречении Царя основаны на мемуарной публицистике заинтересованных лиц, свидетельства которых просто надуманные, а порой и заведомо ложные в силу различных причин, главной из которых является стремление сфальсифицировать русскую историю.
    В то же время при обращении к букве и духу действовавшего в монархической России законодательства становится совершенно очевидным, что массово распространенное через касту газетчиков в начале марта 1917 г. объявление под заголовком «Высочайший Манифест об отречении Николая II от Престола» является не более чем ухищрением, маскирующим насильственный захват власти в России и подготовку к ритуальному убийству Царя и всех его ближайших родственников из числа возможных престолонаследников.
    Изготовленный неизвестно когда липовый манифест правомерно рассматривать только в совокупности с другими доказательствами насильственного захвата власти в России.
    Всем обуздавшим тему «отречения» Русского Царя от престола полезно внимательно изучить дошедшие до нас документальные сведения о тайной операции, направленной на изоляцию Русского Царя от своего народа и тщательную подготовку Его к ритуальному убийству.
    Практически все официальные документы, затрагивающие эти обстоятельства, имеют явные признаки фальсификации, а установить, кто, где и когда их изготавливал, пока не представляется возможным.
    При этом совершенно очевидно, что насильственный захват власти планировался и осуществился таким образом, что Благочестивому Царю Николаю Александровичу не надо было вообще ничего подписывать. Заговорщикам достаточно было захватить Царя и создать видимость отречения путем массового изготовления и распространения липового манифеста.
    А запустить по масонским каналам с целью зачистки нашей истории печатные станки для изготовления фальшивок - дело нехитрое и отточенное.
    Сегодня ряд умельцев исхитрился выпустить сотни книг, направленных на филигранное искажение русской истории и особенно на искажение обстоятельств, связанных с насильственным и в тоже время обманным захватом власти над нашим народом с последующим убийством Русского Царя и лукавого насильственного удержания этой власти. Но почти от каждой из этих книг попахивает не только типографской краской, в которой, как кто-то метко заметил, прячется лукавый, но и масонским душком.
    Прежде всего сама мысль о том, что коронованный и миропомазанный Самодержец может отказаться от богоданной власти Всероссийского Императора, противоречит правовому смыслу монархического законодательства, построенного на основе церковного учения о Царской власти как власти, полученной от Бога. По сути, такой отказ означает отказ от веры, от Христа, от Церкви. Согласно Акту о престолонаследии 1797 г. Император Всероссийский является одновременно и Главой Церкви, разумеется, в тех рамках, которые установлены законом: «Император, яко Христианский Государь, есть верховный защитникъ и хранитель догматовъ господствующей веры, и блюститель правоверия и всякаго въ церкви святой благочиния. 1721 Янв. 25(3718) ч. I, введ.- Въ семь смысле Император, в акте о наследии Престола 1797 Апр. 5 (17910) именуется Главою Церкви».7
    Царь при венчании Его на царство произносит особую установленную законом молитву, в которой обращается к Богу как Царь, прося Его благословить на подвиг царского служения. Вполне понятно, что после получения Дара Духа Святаго в чине миропомазания для царского служения отказ от него невозможен. Это будет отказ от Бога. Отсюда часто высказываемые мнения о том, что отказ царствующего Императора от Престола возможен в силу того, что он обладает правом на его восприятие, не могут быть приняты во внимание, поскольку исключают каноническую основу принципа Царского Самодержавия, 8 «поражая основную идею Царской власти быть выразителем нравственного идеала народа и носителем власти, обязанным ею только Божьему промыслу, а не многомятежному человеческому хотению».9
    При таком понимании существа священной Царской власти отречение от нее со стороны воцарившегося Императора утрачивает юридический смысл. Именно по этой причине в Основных государственных законах Российской Империи присутствует лишь статья, предусматривающая возможность отречения от права на престолонаследие,10 а не Императора от Престола.
    Из действующего в 1917 году законодательства следует, что если бы могли быть предприняты какие-либо действия, связанные с документальным оформлением самовольного отречения от Престола Государства Российского, исходящие от Императора в пользу другого лица, в силу обмана, шантажа, угрозы жизни, других негативных для государства причин, то оформленные таким образом документы просто не имели бы юридической силы. Наряду с прочим закон таким образом защищал трон от насильственного захвата.
    Обязательным свойством официального документа является согласованность его с действующим законодательством, компетентностью подписавшего его лица и строгим соблюдением установленного порядка оформления.
    Как видно из представленного машинописного текста на желтоватого цвета листе бумаги, которым доныне создают видимость, что якобы 2 марта 1917 года в 15 часов 5 минут произошло событие отречения Русского Царя от Престола Государства Российского, эта бумага не имеет никаких свойств официального документа.
    Впрочем, задача, которую решали разносчики революционной заразы, тогда решалась иначе. Она достигалась методами правового нигилизма, то есть полного отрицания всего действующего законодательства. А основная суть этой задачи состояла в том, чтобы выдать Царскую власть за обычную человеческую, свести ее понимание к верховной власти главы государства и способом, придающим этому процессу видимость законности, передать ее Временному правительству.
    Так что с точки зрения действовавшего в монархический период законодательства речи об отречении от Всероссийского Престола царствующего Императора Николая II не могло быть.
    Но в целях плавного насильственного захвата была организована мощная кампания по вводу всех слоев населения в заблуждение, с использованием сил и средств тайных обществ.
    Среди многообразия документов и различных свидетельств, якобы подтверждающих факт отречения Николая II от Всероссийского Престола, выделяются два сообщения, облеченных в форму, не соответствующую закону. Однако как раз они и выдаются за главные доказательства.
    Посмотрим на них более пристально.
    Один из этих документов представляет собой текст телеграммы от 2 марта 1917 г., который, судя по ее заглавию, направлен начальнику штаба. По своей форме, которая для документов, а для подобного рода документов тем более, имеет юридическое значение, подтверждающее его законную силу, эта телеграмма никак не может быть отнесена к тексту, выдаваемому за Высочайший Манифест.
    Объяснения, которые по этому поводу даются фальсификаторами, просты - якобы в канцелярии отсутствовали соответствующие бланки. В условиях ставки, где на постоянной основе присутствует Император, такие придумки просто нелепы.
    Как известно, «при Императоре Николае II проекты Манифестов составлялись на пишущей машинке. Сверху даже на проекте ставилась шапка: «Божией Милостию Мы Николай Вторый…» и так далее. Далее следовал текст, а затем обязательно стояла следующая приписка, которая затем также в обязательном порядке переносилась в подлинник: «Дан в городе N, в такой-то день, такого-то месяца, в лето от Рождества Христова такое-то, в царствование Наше такое-то». Далее шла следующая обязательная фраза, которая тоже переносилась затем в подлинник: «На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано НИКОЛАЙ». Причём, в проекте имя Государя ставил проектировщик Манифеста, а в подлиннике, естественно, сам Император. В самом конце проекта, в обязательном порядке стояла фамилия его исполнителя-составителя».11
    Не будем утомлять исследованием исторической достоверности данного документа, познакомим лишь с выводом, который сделал по этому вопросу А. Разумов. Он провел тщательное исследование обстоятельств составления телеграммы и вот что он пишет в своих выводах:
    «1.Текст отречения составил не Государь. Черновик отречения был написан и отправлен в Псков из Ставки 1 марта в виде телеграммы Алексеева, Лукомского и Базили, а затем кем-то доработан до знакомого нам сочетания слов.
    2. Текст отречения не был написан Государем от руки. Все известные экземпляры отречения напечатаны на машинке. Об этом говорят Шульгин, Мордвинов и ген. Данилов. Начальник походной канцелярии ген. Нарышкин в «протоколе отречения» пишет более лукаво: Государь приказал «его переписать», что, однако, также свидетельствует, что текст отречения не был записан Государем лично.
    3. Три очевидца, Мордвинов, Шульгин и Данилов, прямо указывают, что текст был напечатан на телеграфных бланках, несмотря на то, что военно-походная канцелярия Государя хранила любые бланки, включая, разумеется, бланки Царских Манифестов. При этом Данилов пишет о ДВУХ телеграфных бланках, а Шульгин – о трёх.
    4. Из текста отречения видно, что составлен он особым образом: по смыслу и количеству строк разделён на три абзаца, или «три четвертушки», описанные Шульгиным. Средняя часть «отречения» по количеству знаков абсолютно совпадает с размером телеграфного бланка. Значит, заговорщики предусматривали вариант подлога: «вброса» или замены средней четвертушки в подписанную Государем телеграмму, с последующей нейтрализацией Государя Николая II.
    5. Подписи на хранящихся в ГА РФ отречениях (или отречении?) Государя от Престола, а также их факсимиле в известных нам большевицких изданиях подделаны.
    6. Согласно описанию документа отречения Государственным Архивом РФ, заверяющая (контрассигнирующая) надпись Министра Императорского Двора графа Фредерикса на отречении также сделана карандашом, а затем обведена ручкой. Сама оригинальная подпись Фредерикса на документе ГА РФ отсутствует. Итоги: Самодержец Всероссийский Государь Император Николай II никогда не составлял отречение, не писал его от руки и не подписывал. Документ также не был заверен Фредериксом. Таким образом, Государь не имеет никакого отношения к собственному отречению».12
    Не соответствует содержание текста телеграммы и требованиям российского законодательства начала ХХ в. Из него видно, что Николай II якобы передает Престол своему родному брату Вел.Кн. Михаилу Александровичу. То есть, по логике его составителей, являет Себя подданным в виде клятвопреступника перед законом,13 нарушая ст. 28, и Богом, поскольку действует в нарушение закона о престолонаследии, который является незыблемым, не может быть изменен лично Императором и в соблюдении которого Император клялся дважды при вступлении на Престол и при миропомазании: «ИМПЕРАТОРЪ или ИМПЕРАТРИЦА, Престолъ наследующие, при вступлении на оный и миропомазании, обязуются свято соблюдать вышепостановленные законы о наследии Престола».14
    Не соответствует закону и пожелание о том, чтобы Михаил Александрович правил «делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу».15 То есть, при полном отказе от того царского Самодержавия, которое как говорил Николай II «останется таким, каким оно было встарь».
    Назвать такой документ юридически значимым можно, только признав за ним значение его ничтожности, но фальшивку нельзя признать ни официальным документом, ни юридически ничтожным документом.
    Не менее занимателен с точки зрения права и другой неизвестно когда и кем составленный, но фигурирующий в архивах «документ», который якобы подтверждает законность передачи власти Временному правительству от Михаила Александровича, отказавшегося ее воспринять от Николая II.
    Оставим без внимания то обстоятельство, что он был подписан Великим Князем в окружении врагов и под революционным насилием.
    Гипотетически предположим, что Великий Князь, с детства знающий законы и порядок принятия Престола, без личной встречи с Царем, каким-то образом поверив слухам и газетному объявлению, составил и подписал официальный документ о передаче власти.
    Обратим внимание на содержание этого «официального» документа. Вот его текст: «Тяжкое бремя возложено на меня волею брата моего, передавшего мне Императорский Всероссийский Престол в годину беспримерной войны и волнения народа. Одушевленный единой со всем народом мыслью, что выше всего благо Родины нашей, принял я твердое решение в том лишь случае воспринять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому и надлежит всенародным голосованием избрать представителей своих в Учредительное Собрание, установить образ правления и новые основные законы Государства Российского. Посему, призывая благословение Божие, прошу всех граждан державы Российской подчиниться Временному Правительству, по почину Государственной Думы возникшему и облеченному всей полнотой власти, впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок, на основании всеобщего, прямого, равного, тайного голосования Учредительное Собрание своим решением об образе правления выразит волю народа». Михаил. 3-го марта 1917 г. Петроград.16
    Из приведенного текста следует, что всей полнотой власти наделено Временное правительство, которому передается верховная власть до тех пор, пока демократические народные силы голосованием определят форму правления и структуру верховной власти, но уже не в Российской Империи, а в каком-то ином государстве. Следовательно, Великий Князь Михаил Александрович Престола не воспринимал, царскую власть во всей ее полноте не принял, а значит, и передавать ему было нечего.
    Таким образом, помимо прочего, вышеприведенный текст в любом случае нельзя рассматривать как официальный документ, поскольку он не основан на законе Российской Империи.
    Двудушные и двуручные подонки из полного состава Временного правительства после насильственного захвата власти занимались плановым разложением госаппарата, чтобы передать бразды правления своим братьям и соплеменникам, назвавшимся большевиками.
    С юридической точки зрения здесь все ясно: прерывание легитимности власти шло через прямое нарушение действовавших тогда законодательных норм.
    Сегодня, спустя сто лет, при взгляде на предлагаемые нам т.н. доказательства отречения остается только удивляться той силе осатанения, которая охватила большинство современников событий февраля-марта 1917 г., не пожелавших или не сумевших увидеть тягчайшее преступление против Бога и данной Им Николаю II Царской власти. Царская власть Всероссийского Императора с правовой точки зрения осталась прежней, а династическое престолонаследие Императорского Дома Романовых непреложным. Ложь с отречением осталась всего лишь ложью, а власти царской над Россией Николай II никому не предавал.
    Это означает, что Благочестивый Русский Царь оставался не только главою Царства, но и Главой Православной Церкви!
    Из всего вышеуказанного вытекает, что сплоченная банда дегенератов-экстремистов, ненавидящих богоносный русский народ, объединенная единым умыслом, спланировала и осуществила убийство Главы Русской Православной Церкви, а не просто гражданина Романова Н.А.
    Убив с особой жестокостью Главу Русской Православной Церкви, объединенная антихристом банда вскоре приступила к расправе над русским православным народом.
    Данным письмом мы хотели бы обратить внимание на людей, действия которых позволяют сказать, что они продали душу сатане в наше время.
    Эти жалкие и мерзкие по своей сути люди сделали ставку на грядущего антихриста, на пути которого стояла и до сих пор стоит Русская Православная Церковь. Их предшественники, запятнавшие себя по горло кровью, создали на сто лед вперед фикцию, что якобы русский народ отрекся от своего Царя, поскольку он якобы первый отрекся от русского народа.
    Некие другие слуги антихриста, искусственно разорвав в среде русского народа память между поколениями, применяя зомбирующие технологии, стали навязывать новые идеи, что якобы убийство Русского Царя не частный грех каких-то фигурантов, осуществивших дворцовый переворот, а грех всенародный, произошедший от дурмана революции, которым русский народ якобы позволил сам себя одурманить.
    Сегодня Господь дает возможность бодрствующим чадам Русской Православной Церкви увидеть, что на земле по всем направлениям ведется масштабная подготовка к торжественной встрече и воцарению на земле врага Христова – антихриста.
    Наряду с этим видно, что продолжается активное легендирование убийства Помазанника Божия и его Семьи. Православный Царь - Благопочтенный Государь в душе русского человека всегда был и поныне остается живым символом Русской государственности, а значит и символом России. Накрытие русского народа очередным облаком лжи относительно гибели Русского Царя и Царской Семьи означало бы, что современная Россия скоро сделает большой шаг навстречу антихристу.
    Поэтому выдержанную позицию Священноначалия РПЦ можно понять и разделить. В сложившихся обстоятельствах намечающихся нестроений очень опасно официально использовать любую информации о кончине Царской Семьи, как полученную из США, так и из материалов явно незаконно возбужденного в 1993 году уголовного дела № 123666.
    Не секрет, что информация, связанная с гибелью Царской Семьи, продолжает злонамеренно искажаться. Что преследуют за этими искажениями, помимо заметания следов преступлений, не имеющих срока давности, мы пока не знаем.
    Нам остается присоединиться к духоносным отцам Русской Православной Церкви в молитве ко Господу нашему Иисусу Христу о судьбе Отечества.
   

М.Н.КУЗНЕЦОВ,
   доктор юридических наук
   профессор,
   почетный работник высшего профессионального образования РФ,
   С.П. ШТИН


   
   
   

   
   1 ПСЗ РИ. Собр. первое. Т. 24. № 17910, Акт о наследовании Всероссийского Престола от 5 апреля 1797 г.
   2 СЗ РИ Т. 1 1906 г. ОГЗ, ст. 58. Прим. 2.
   3 СЗ РИ Т. 1 1906 г. ОГЗ, ст. 57.
   4 СЗ РИ Т. 1 1906 г. ОГЗ, ст. 4.
   5 СЗ РИ Т. 1 1906 г. ОГЗ, ст.ст. 4, 7, 10, 22.
   6 ПСЗ РИ. Собр. первое. Т. 24. № 17910, Акт о наследовании Всероссийского Престола от 5 апреля 1797 г.; СЗ РИ Т. 1 1906 г. ОГЗ, ст. 64.
   7 СЗ РИ Т. 1.1906 г. ст. 64.
   8 Об этом принципе: Казанский П.Е. Власть Всероссийского Императора. М., 2007 г., с. 496-497.
   9 Зызыкин М.В. Указ. соч., с. 133.
   10 СЗ РИ Т. 1 ст. 37.
   11 Подр. Об этом П. Мультатулли. Николай II: отречение от сатаны. http://rusk.ru/st.php?idar=42081.
   12 Об этом подр. см.: Сайт Свящ. В. Бабицына. Эл. адрес:
    http://www.fr-victor.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=346:otrechenie&catid=35:2010-05-25-13-21-59
   13 По закону наследовать Престол должен первородный сын Императора и далее по нисходящей линии. См.: СЗ РИ Т. 1, ст. 28.
   14 СЗ РИ Т. 1, ст.39.
   15 ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1.Д. 2100а. Л. 5. + Собр. Узак. 1917. Марта 6, отд. I. ст. 334.
   16 Собр. Узак. Марта 6, Отд 1, ст. 345. Об отказе Великого Князя Михаила Александровича от восприятия Верховной власти до установления в Учредительном собрании образа правления и новых основных законов Государства Российского.
   
   
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION